Лариса Маркус помогла следствию на полгода

Сокращен срок организатору хищений из Внешпромбанка.
16.08.2017
На шесть месяцев снизил Мосгорсуд срок заключения экс-президенту Внешпромбанка Ларисе Маркус, приговоренной в мае к девяти годам заключения за хищение более 113,5 млрд руб. Таким образом, суд удовлетворил жалобу ее адвокатов, просивших о снижении срока подзащитной на том основании, что та признала вину и активно помогала следствию. При этом апелляционная инстанция отказалась сократить заключение бывшему вице-президенту банка Екатерине Глушаковой, осужденной на четыре года заключения лишь за то, что она беспрекословно исполняла приказания руководства.

Постановление суда Екатерина Глушакова выслушала, стоя в аквариуме для подсудимых. В последнем слове она пыталась разжалобить суд, ссылаясь на то, что осознала свою вину и уже достигла исправления за время нахождения в СИЗО. «Я лишь хочу быть среди близких,— чуть ли не плача, заявляла она.— Хочу создать семью и быть рядом со своей 77-летней матерью».

В отличие от подчиненной, Лариса Маркус ничего не просила — апелляционную жалобу на приговор подали ее адвокаты, а сама экс-банкир даже не пожелала присутствовать на заседании. Однако суд учел доводы ее адвокатов и частично удовлетворил их жалобу. «Приговор в отношении Маркус изменить, окончательно назначить наказание в виде восьми лет и шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима»,— гласило решение судейской тройки. Приговор же Екатерины Глушаковой апелляционная инстанция оставила без изменения.

Как уже сообщал “Ъ”, Лариса Маркус и Екатерина Глушакова были признаны Хамовническим райсудом виновными в особо крупных мошенничестве и растрате (ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 160 УК РФ). Из приговора следовало, что с мая 2009 года по декабрь 2015 года осужденные вывели из Внешпромбанка путем заключения кредитных договоров с подконтрольными им юридическими и физическими лицами не менее 113,536 млрд руб. При этом деньги иногда просто списывались со счетов состоятельных клиентов, а в документах это никак не отражалось.

Инициаторами хищений являлись Лариса Маркус и ее брат, совладелец Межпромбанка Георгий Беджамов, успевший сбежать за границу — Монако запрос о его выдаче отклонило. В свою очередь, Екатерина Глушакова, по данным обвинения, осуществляла правовое обеспечение мошеннических сделок, подписывая фиктивные решения кредитного комитета Внешпромбанка и выдавая клиентам ложные данные о движении средств на их счетах.

С учетом того, что женщины полностью признали свою вину, их адвокаты оспаривали лишь сроки наказания, к которым тех приговорил Хамовнический райсуд. Адвокаты Ларисы Маркус напирали на то, что их подзащитная, признавшись, активно способствовала расследованию дела, а также занималась благотворительностью. А защита Екатерины Глушаковой указывала на то, что она лишь исполняла приказания Ларисы Маркус и ничего не получила из присвоенных той средств.

Сама Екатерина Глушакова пояснила, что не увольнялась из банка лишь потому, что в 2009 году у нее тяжело заболел отец, и она тратила большую часть своего оклада на его лечение: «Я получала тогда в банке 230 тыс. руб. и очень боялась, что если начну перечить Ларисе Маркус, то меня уволят. А когда осенью 2015 года мой папа скончался, я решила уйти из банка в конце календарного года. Но не успела, потому что в конце декабря меня арестовали».

Представитель конкурсного управляющего Внешпромбанка, иск которого к осужденным на 113,5 млрд руб. суд первой инстанции не удовлетворил, определив, что он должен быть рассмотрен в порядке гражданского судопроизводства, снова попытался добиться взыскания в Мосгорсуде и получил отказ. Кстати, по данным АСВ, Внешпромбанк остался должен своим кредиторам более 233 млрд руб.

Защита осужденных собирается обратиться в кассационную инстанцию Мосгорсуда. «Деятельность Екатерины Глушаковой ничем не отличалась от других сотрудников банка. Но она почему-то стала обвиняемой, а другие — свидетелями»,— сказал адвокат Александр Шутков.