Куражи и миражи

Ключевые параметры нового саратовского аэропорта до сих пор не известны ни пассажирам, ни строителям.
На строительной площадке нового аэропорта близ Сабуровки состоялось очередное совещание на тему этого амбициозного проекта. В совещании приняли участие представители правительства области, ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)», ОАО «Волгомост» и других структур.

Судя по публикации на сайте правительства, работы на возводимой взлетно-посадочной полосе (ВПП) и двух рулежных дорожках идут бодро. Уже начата укладка особо прочного гранитного щебня в основу ВПП и рулежных дорожек, что видимо, приблизит нас на шаг к мечте – получить международный аэродром, способный принимать современные лайнеры типа Airbus A-320-200.

Отдельно в публикации прописан вопрос о корректировке проекта, на которой настоял лично губернатор Валерий Радаев и с которой согласилась Росавиация. Как известно, речь идет об усилении полосы и включении в проект здания аэровокзала. Если ВПП – объект федеральный и все корректировки пойдут, видимо, за счет федеральных средств, то здание – это та часть, которую мы должны оплатить из собственного кармана. Где взять деньги на проект, а потом и стройку, и на какую сумму нужно ориентироваться?

Почему так получилось, что строительство, фактически, уже началось, а с важнейшими узлами будущего аэропорта все еще полная неясность? Более того, нет пока официальной информации и о другом важнейшем параметре – прогнозной мощности будущего аэропортового комплекса. На 300 тысяч пассажиров в год рассчитывать аэропорт или на миллион – две большие разницы. На сайте правительства 12 июля появилось сообщение, что прогноз пассажиро- и грузоперевозок в новом аэропортовом комплексе выполняется чиновниками совместно с голландской компанией NACO (Netherlands Airoport Consultants B.V.). А в публикации от 5 августа можно прочитать весьма любопытный фрагмент: участники совещания в Росавиации договорились, что новый аэропорт города Саратова будет способен принимать все типы самолетов, необходимость в которых будет выявлена по итогам разработки прогноза в новом аэропортовом комплексе. То есть, прогноза еще нет, но Росавиация и чиновники уверены в его выводах? В сентябре про прогноз не говорится ни слова, а только о том, что изменения в проект нужно вносить как можно быстрее.

Но как проектировать аэровокзал, если не известен прогноз? На сколько пассажиров его строить – на 300 тыс. в год или на миллион? А техусловия от поставщиков коммунальных ресурсов, а мощность коммуникаций – все это тоже завязано на прогнозе пассажиро- и грузоперевозок. А между тем тендер на коммуникации и инфраструктуру уже выигран, и компания «Волгомост» должна получить 185 млн рублей из областного бюджета.

Показатели потенциального пассажиропотока – ключевые в привлечении инвесторов. А на них в нашем амбициозном замысле возлагаются весьма серьезные надежды. Цифра озвучивалась не раз – вклад частника в проект должен составить порядка 6,3 миллиарда рублей при общей стоимости в 15 млрд. В отличие от бюджетных параметров, которые то и дело дрейфуют, этот остается константой. Однако инвестиционного ажиотажа пока что-то пока не видно, только Renova Ильи Вексельберга в лице ее подразделения «Аэропорты регионов» проявила интерес, но увидев глубоко провинциальные параметры ВПП, заложенные в проекте, остыла. Зато с ее подачи и всплыла тема переделок.

Конечно, нужно думать о перспективе – никто не спорит. А при такой мощной руке, как известный всем замглавы кремлевской администрации, грех не качнуть лишний раз федеральный бюджет, заставив ведомства переделать проект за их собственный счет. Но с другой-то стороны, сколь ни надувай щеки, частника не обманешь. Даже если учитывать «растущую из года в год мобильность пассажиров», как призывает зампред Юрий Моисеев, даже если в прогнозе «нарисовать» миллион, вряд ли востребованность новой воздушной гавани будет кардинально отличаться от пассажиропотока «Саравиа». А ее воздушный флот перевез в 2011 году порядка 400 тыс. пассажиров. Здравый смысл подсказывает, что возле этой цифры и будет плясать реальная загрузка нового аэропорта. И даже если полоса его будет готова принимать аэробусы последней модели, совсем не факт, что они у нас будут садиться. Не потому что нельзя, а потому что не зачем. Кому, по большому счету, нужен Саратов?

Остальное уже «мелочи»: три автодорожных подхода, которые еще нужно проложить (миллиарды рублей!), непонятки с обеспечением водой, газом, теплом будущего авиахаба. Кто станет поставщиком этих ресурсов? Во что выльется стоимость присоединения к сетям? К чему вообще весь этот пафос? «Бизнес-вектор» намерен узнать ответы на эти вопросы у экспертов и ключевых участников проекта.
Акции «Саратовэнерго» накручивали через Telegram
Центробанк РФ отыскал в telegram и соцсетях публикации, направленные на манипулирование рынком ценных бумаг методом pump and dump. В Саратове группа лиц создавала таким способом ажиотаж вокруг акций ПАО «Саратовэнерго».
Чекисты пошарили по карманам налоговиков
Что искало ФСБ в саратовской налоговой и какие данные могли продать банкирам.
Балашовский волхв дискредитировал армию по самый УК
Депутат-волхв из Балашова стал фигурантом первого уголовного дела в России по этой статье из-за поста в Telegram.
Олигарх Гамзалов, госдеп и офшоры - кого суд отмазал от рекордной субсидиарки
Субсидиарной ответственности по банкротству «Энгельсского локомотивного завода» не несет никто, ни физические лица, ни кипрские офшоры..
Мошкович поглощает компании одну за другой и не давится
Как ФНС и суд выбивают скамейку из-под ног живого саратовского налогоплательщика.
Герман Греф пролетел с «Триумфальным»
Сбербанк не смог продать самый известный саратовский ТЦ. Разбираемся, почему.
Сыну бывшего омбудсмена Антону Астахову срезали суммы и сроки
Сына бывшего омбудсмена по правам детей Павла Астахова — Антона Астахова, приговорили к 3,5 годам колонии общего режима. Фрунзенский районный суд Саратова признал его виновным в мошенничестве на сумму 75 млн рублей с кредитами саратовского «НВКбанка».
Телефонные мошенники сработали инновационно
МВД раскрыло крупное сообщество мошенников, использовавших виртуальную АТС.
Здание Первого кассационного суда расшатают в арбитраже
Наследники экс-мыэра Саратова Олега Грищенко могут сохранить небоскреб за собой.
На заводы олигарха Гамзалова проник вирус банкротства
АО «Балаково-Центролит», выпускающее вагонное литье, подало иск о своем банкротстве. На заводе работают больше тысячи человек.
Арбитраж вынул из кармана Мошковича актив с миллиардными оборотами
Окружной арбитражный суд в Казани 1 ноября отменил решения двух предыдущих инстанций в отношении ООО «Агроинвест».
Преднамеренное банкротство Саратовского авиазавода вновь дошло до Генпрокуратуры
СК РФ официально заявил о завершении расследования уголовного дела о преднамеренном банкротстве Саратовского авиазавода. Сообщение об этом появилось на сайте ведомства.
Города Поволжья меряются стелами
Как регионы меряются стелами. В Саратове — одна из самых дорогих и высоких в ПФО.
К саратовскому госдепу Александру Стрелюхину подъехала субсидиарка на локомотиве
Суд идет, депутат нервничает. На ее выплату уйдет 150 лет.
Энгельсский локомотив сшиб надежды немецкой Bombardier Transportation
В споре за долю от продажи Энгельсского локомотивного завода немцам ловить нечего.
Мошкович выжимает последнее из экс-владельца «Солнечных продуктов»
ГК «Русагро» продолжает судебные разбирательства с саратовским агрохолдингом «Солнечные продукты» и его руководством. С предприятий процесс перешел на самого основного бенефициара холдинга Владислава Бурова, выступавшего поручителем по одному из кредитов.
ФСИН-подрядчик пилит саратовский бюджет на нацпроектах
Саратовские власти нашли идеальную прокладку для обхода тендеров. На партпроектах осваиваются миллиарды.
Первый кассационный суд отрывают от семьи покойного мэра Саратоварищенко отбирают здание кассационного суда
На аренде здания наследники Олега Грищенко зарабатывали больше 130 миллионов рублей в год.
Росимуществу припасли комбикорма
Как национализация шагает по новой саратовской набережной.
Соратница Татьяны Минеевой устроила покатушки на чужом Мерседесе
Активный член команды московского бизнес-омбудсмена Татьяны Минеевой Анна Кровякова принимает живое участие в корпоративном конфликте между агрохолдингами «Русагро» и «Солнечные продукты».