Кто пытается сторожить сторожей?

Нашумевшее расследование Фонда Борьбы с Коррупцией (ФБК) по поводу бизнес-деятельности лиц, связанных с Генеральным Прокурором РФ Юрием Чайкой, главным образом – его и изначально было скандальным.
03.03.2016
Венчающий это расследование фильм «Чайка» выложили в Сеть 1 декабря 2015 года. За прошедшие три месяца он набрал более 4.6 миллионов просмотров.

Эпическая сага посвящена тому, как прокуроры разных званий и должностей, все как один способствуют бизнесу сыновей Генерального прокурора Чайки — Артёма и Игоря.

Но сейчас скандал заиграл новыми красками.

Неожиданно обнаружилось, что обвинявшие окружение Чайки "антикоррупционеры" – сами, мягко скажем, не совсем адекватны заявленному гордому званию, да и само расследование – не расследование, а неприкрытая агитация.

Вышедшее в региональной газете «Калужский перекресток» расследование, касающееся затронутых в фильме "Чайка" местных предприятий (Часть 1 , Часть 2), забило еще один гвоздь в крышку гроба для любых рассказов о том, что работа ФБК – это честная и независимая деятельность, ведущаяся в интересах граждан и направленная к их пользе. К качеству материалов Фонда и ранее были претензии, но то что мы видим в выступлении Комсомолки позволяет нам охарактеризовать работу ФБК как полный провал.

Журналисты «Калужского перекрестка» анализируют представленные в фильме версии и факты и обнаруживают их разительную нестыковку с реальностью.

Откровенно говоря, это даже и не является какой-то новостью. Но, что полезно, газета систематизирует проколы ФБК в большом достаточно исчерпывающем расследовании.

Вот первый эпизод фильма, на который обращают внимание редакция региональной газеты:

Воробьёвский солепромысел:

Калуга появляется на 27-й минуте фильма. Голос за кадром сообщает:

«Следующая цель Артёма Чайки — Воробьёвское месторождение соли под Калугой. В 2013-м заявки на конкурс на разработку подают четыре участника. Два из них, в том числе и главный претендент, основной игрок на российском рынке соли компания «Руссоль» лишается заявки с обоснованием: «Не обладает техническими средствами для проведения работ на участке».

До участия допускают «Малоярославецкий солепромысел», «Тыретский солерудник». Первый принадлежит структурам Чайки через фирму «Галит», второй — через аффилированных лиц.

Как возможен такой конкурс? Возможен! Под прикрытием прокурора области Дмитрия Демешина! Он близко знаком с Артёмом Чайкой. Настолько, что называет его братом.

Через месяц после конкурса Демешин получает звание генерал-майора и переезжает в Москву, где возглавляет Управление по борьбе с коррупцией Генеральной прокуратуры».

Журналисты опровергают версию ФБК:

Аукцион на право разработки Воробьёвского месторождения соли был проведён в Москве 16 декабря 2013 года Департаментом по ЦФО Федерального агентства по недропользованию. ООО «Руссоль» на самом деле не было допущено к конкурсу из-за несоответствия заявочных материалов требованиям порядка проведения аукциона. Такое объяснение содержалось в уведомлении департамента, направленном «Руссоли».

Руководство «Руссоли» обжаловало решение Департамента по ЦФО Роснедр (Центрнедра) об отстранении её от аукциона. Однако Московское управление Федеральной антимонопольной службы и Арбитражный суд г. Москвы соответствующие жалобу и иск отклонили.

В фильме безапелляционно заявляется, что ООО «Руссоль» было «лишено заявки с обоснованием: «Не обладает техническими средствами для проведения работ на участке». На самом деле Центрнедра не детализировали свои претензии и в уведомлении ведомства такой фразы нет. Об отсутствии у конкурсантов технических возможностей в 2013 году написали СМИ со ссылкой на источник в «Руссоли», которому сотрудники Роснедр якобы в устных беседах сообщили об этом.

Нет такой информации и в деле № 40-175386/2013, которое рассматривал Арбитражный суд г. Москвы в феврале 2014 года. ООО «Руссоль» обратилось тогда в суд с иском к Центрнедрам, и ОАО «Тыретский солерудник» было привлечено к делу в качестве третьего лица. Суд отказал в иске «Руссоли», установив, что конкурсная заявка компании не соответствовала требованиям пункта № 17 административного Регламента Роснедр по исполнению государственной функции по организации проведения в установленном порядке конкурсов и аукционов на право пользования недрами. Этот Регламент был установлен приказом Минприроды в 2009 году, а его 17-й пункт описывает порядок, в соответствии с которым должна быть заполнена и представлена заявка и дополнительные сведения к ней.

Авторы фильма строят ложные выводы, основываясь на непроверенной информации. И берут её из СМИ, а не из документов и судебных решений, хотя и те и те – открыты – делает вывод «Калужский перекресток».

Ранее Фонд Навального декларировал, что в своих расследованиях использует открытые источники. Но если и так, то это происходит как-то очень уж выборочно. Примеры с сотрудниками ГИБДД, представленные в расследовании Навального «работниками прокуратуры», или отсутствием «руля» у бульдозера как причина отзыва лицензии у производителя песка, похоже, демонстрируют общий уровень работы с этими "открытыми источниками" и их характер. То ли местные форумы с досужей болтовней, то ли Facebook по мотивам мнений эмигрантов десятилетней давности. Но не делается никакой попытки фактчекинга.
 

Второй эпизод из фильма: Мостовский карьер

КП  приводит расшифровку закадрового голоса:

«С тем, как работает эта рейдерская система младшего Чайки, лицом к лицу столкнулся директор песчаного карьера Олег Карапетов. Этот песчаный карьер — совсем недалеко от Воробьёвского месторождения соли, тоже под Калугой.
Олег Карапетов здесь проработал всю жизнь. А прошлой весной все подъезды к крупнейшему в Калужской области разведанному песчаному карьеру перегородили поваленными деревьями. Под окнами конторы круглосуточно дежурил автомобиль с работниками прокуратуры.
У карьера отозвали лицензию. Одной из причин прокуратура назвала отсутствие у бульдозера руля.
Несколько лет назад у «Мостовского карьера» появились соседи — месторождение на другом берегу Угры отдали компании «Сибирский элемент — Рента-К». Когда компании стали конкурентами за поставки песка для реконструкции Киевского шоссе, у «Мостовского карьера» начались проверки.
Во время этих проверок прокурором Калужской области является Александр Юрьевич Гулягин — сын действующего заместителя Генерального прокурора России Юрия Гулягина. Работники карьера подозревают, что именно он давал указания своим работникам и действовал при этом в интересах сына своего начальника — Артёма Чайки».

Расследование журналистов показывает, что ФБК переходит к прямым подтасовкам.

Олег Карапетов назван в фильме директором ОАО «Мостовский карьер», а в материале Forbes — собственником карьера. Однако, проверив по ЕГРЮЛ, мы выяснили, что он не руководитель предприятия. В разговоре с нами Карапетов представился заместителем генерального директора ОАО «Мостовский карьер».

То, что Олег Людвигович рассказал, совсем не вписывается в картину, обрисованную в фильме.

- Я сам был удивлён, когда увидел, как мои слова в фильме перекрутили. Они взяли часть из передачи, в которой меня снимали несколько лет назад, и с монтировали с тем интервью, которое я им дал. При этом просто вырезали из текста то, что им было нужно, — говорит о режиссёрах фильма Олег КАРАПЕТОВ. — В этот раз журналистов никто не приглашал, они сами приехали и попросили рассказать. Я рассказал всё, как есть — о наших проблемах и о том, что они все — местного уровня, их виновниками являются местные чиновники. А прокуратура здесь при чём? Она только проверяет и выписывает штрафы. Лицензии она лишить не может — это всем очевидно.

Карапетов опроверг также утверждение авторов фильма о дежурившей круглосуточно возле конторы машине с работниками прокуратуры:

- Это был круглосуточный пост ГИБДД, который выставили возле трассы. Это был пункт весового контроля.

Журналисты КП указывают на то, что фальсификаторы из ФБК  допустили серьёзный прокол при создании своей версии реальности: на 28-й минуте фильма голос за кадром, сообщающий о дежурившей машине с прокурорскими работниками, иллюстрируют кадры с грузовиком, «Газелью» с надписью «Пункт весового контроля» на борту и с обходящим их сотрудником ГИБДД.

Откровенным враньём выглядит и версия о том, что якобы Мостовский карьер был затюкан проверками в интересах конкурента, а не за собственные нарушения. Допустим, одновременную совместную с прокуратурой проверку со стороны Калуганедр, Минприроды, Ростехнадзора, Росприроднадзора и Россельхознадзора, в ходе которой проверялись все 115 компаний, занимающихся добычей полезных ископаемых на территории региона только чтобы потрафить Артёму Чайке?

Но муниципальных частных собственников, которым "Мостовский карьер" испоганил их собственные земельные участки, калужская прокуратура, надо полагать, в интересах сына Генерального Прокурора из воздуха сконденсировала?

В своё время о том, чтобы обзавестись своим месторождением песка, задумалась калужская горуправа — ведь песок, которым дворники посыпают тротуары, тоже нужно откуда-то брать.
- В октябре 2015 года МАУ «Калугаблагоустройство» получило лицензию на добычу песка на пяти гектарах Мостовского месторождения, — рассказывает заместитель городского головы Калуги Андрей НИКИШИН. — Этот участок оказался как раз по соседству с тем, что раньше был выделен по лицензии ОАО «Мостовский карьер». Когда же наши сотрудники выехали на место, оказалось, что участок уже выработан.

В похожей ситуации оказалось и калужское ОАО «Калугаплем», участок которого также соседствует с территорией «Мостовского карьера». Племенное хозяйство входит в группу компаний «Ташир», которая в последнее время активно занимается реализацией агропроектов.

Когда сотрудники компании выехали на место, их глазам открылась феерическая картина: на их участке, обозначенном во всех документах как земля сельхозназначения, среди двухметровых куч камней и глины стояла вышка для отсева песка.

- В настоящее время мы не можем использовать по назначению наш участок, который является землёй сельхозназначения, — говорит генеральный директор ОАО «Калугаплем» Арам АРУТЮНЯН. — Мы высказали претензии руководителю ОАО «Мостовский карьер». Своё оборудование с нашего участка компания забрала, но горы отвальной породы остались. Если участок не будет приведён в нормальное состояние, будем инициировать процедуру возмещения через суд.

Господам из ФБК для полного ансамбля стоило бы обвинить представителей группы Ташир в том, что они участвуют в адской конкурентной борьбы семьи генпрокурора со всем остальным миром. Но, возможно, всё проще, и уголовные дела по факту действий ОАО Мостовский карьер были возбуждены вполне правомерно?

Или у расследователей ФБК просто не хватило информации, не сумели её получить и где не вышло – творчески домыслили из лучших побуждений?

Но ведь не могли же они пройти против альтернативных версий происходящего?

Расследование «Калужского перекрестка» -  не первая попытка публично возразить версиям, продвигаемым ФБК. Можно было бы привести в пример исследование иркутских журналистов, которые на основании фактов опровергли изложенную в фильме Навального интерпретацию событий по конкретному эпизоду – самоубийству директора Верхне-Ленского пароходства Николая Паленого, по факту которого Следственный комитет РФ дважды подтвердил отсутствие состава преступления. Чем больше таких расследований по конкретным фактам из эпического кинополотна ФБК проводится в регионах, тем меньше доверия к тем фактам из фильма, которые пока ещё остаются не опровергнутыми публично. Но отвечает ли на эту критику ФБК?! Нет, как будто Фонд ее не замечает, что наводит на определенные мысли.

И как же должны реагировать на факты, изложенные в фильме наши власти? Если где-то что-то не так – возможно, они должны принять какие-то меры… Но по какому поводу, если эмоциональное давление фильма велико, а конкретики – мало?

Губернатор Иркутской области, член КПРФ Сергей Левченко: «…там много эмоций, разных слов, а дел мало. И знаете, я неоднократно видел и ранее подобные фильмы, например про Иркутскую область, но когда искренне хочешь в них разобраться, чтобы принять меры, исправить положение, то ничего не находишь. Обычно это лишь не подкрепленные фактами эмоции».

Картина вырисовывается странная и она явно заставляет задуматься о мотивах авторов "разоблачения". Версия с заказным материалом возможна, но она не исчерпывает всего неприглядного богатства выбора мотиваций.

Ну что же, атака на правоохранительные органы как способ политизировать конфликт – вполне рабочий механизм, который, как минимум, гарантирует невыдачу из-за рубежа эмигрировавших сотрудников того же ФБК и связанных с ними лиц. Теперь на любую попытку спросить про "агитацию за чтение в парках", мы, кажется, будем слушать ответ о том, что это, мол, сотрудники ФБК Чайку и Бастрыкина обидели, и они мстят.

Стратегия понятная, но малоубедительная.

И наконец, редакции АПН хотелось бы немного философствовать.

Вот действительно, хотелось бы понять, какое положение с детьми высокопоставленных российских чиновников представители ФБК и их клака, их добровольные сторонники считают приемлемым.

Живут за рубежом – окружение Навального таскает по социальным сетям списочки, кто куда эмигрировал и заявляют об отсутствии патриотизма.

Поступают в России на госслужбу или на работу в крупные госкорпорации – обвиняют в кумовстве.

Занимаются относительно скромным по российским масштабам бизнесом и не отсвечивают в публичном пространстве – опять не угодили. Вот и в отношении сыновей Чайки устроена безобразная травля. Кажется, только для того, чтобы дети ответили за отца.

Мы, конечно, понимаем, что для иных лжеоппозиционеров было бы идеально решение проблемы по принципу "хотим, чтобы вас не было" и в отношении руководящих российских чиновников и в отношении членов их семей, но есть ли в такой позиции хотя бы доля политического конструктива?

Уверены, что нет.

Господину Навальному искренне желаем поплотнее поискать коррупцию в собственном окружении. Опасаемся, что нам придётся повторять ему фамилию "Маркво" до тех пор, пока мы не услышим от него внятного и публичного объяснения истории с расхищением московских денег.