Крымская тьма клана Муровых

Кто и как сорвал поручение Владимира Путина по строительству керченского энергомоста.
30.11.2015
У виновника каждой катастрофы всегда есть конкретные имя, фамилия, отчество. Сегодня, когда в Крыму остались без электричества 1,9 млн человек, необходимо понимать, почему это произошло и кто именно должен нести ответственность.

После референдума в Республике Крым, то есть почти два года назад, угроза энергоснабжению полуострова со стороны Украины была вполне очевидна. Чтобы соединить энергосистемы новых субъектов федерации и континентальной России, требовалась прокладка кабеля через Керченский пролив. Весной 2014 года начался поиск заказчиков, исполнителей и операторов проекта, в том числе рассматривались «Российские сети»,  ФСК «ЕЭС» и «Интер РАО».

Благодаря авторитету директора Федеральной Службы Охраны, генерала армии Евгения Мурова была выбрана компания ФСК «ЕЭС», которой руководит его родной сын Андрей Муров. Президент России Владимир Путин поручил Мурову-младшему не затягивать проект и любой ценой добиться успеха.

Велись переговоры с производителями подводных кабельных систем – Nexans (Норвегия), Prysmian Group, LS Cable & System (Южная Корея) и Marubeni (Япония). Изучались варианты на базе кабелей 500, 330 и 220 кВ в однофазном и трёхфазном исполнениях. В итоге планировалось использовать уже проверенную схему на базе кабелей с изоляцией из сшитого полиэтилена на напряжение 220 кВ.

Все компании представили свои предложения, всем были выданы корректировки, проведены переговоры, получены предварительные подтверждения о готовности изготовить, доставить и проложить через пролив кабельную систему. За базовый вариант был взято решение норвежской Nexans в трёхфазном исполнении, на его базе проект прорабатывался силами «ЭНЕКС» – филиал ОАО «ЮжВТИ» с субподрядом ОАО «ДальЭнергоСетьПроект» (дочерняя компания ФСК «ЕЭС»).

Подобное исполнение казалось комфортным Андрею Мурову, поскольку при минимуме собственной работы он получал гарантированный норвежцами результат и широкие возможности по завышению сметы. Тот факт, что компания Nexans находится на территории блока НАТО и может подвергнуться политическому давлению, портил радужные перспективы, а потому не принимался во внимание. В итоге к концу августа 2014 года стало ясно, что не только Nexans, но большинство других производителей будут вынуждены отказаться от крымского проекта из-за санкций США и Евросоюза. Резервным вариантом для Мурова должна была стать южнокорейская LS Cable & System, которая при поддержке заказчика выиграла с выбранной компанией-поставщиком тендер, подписала контракт и готовилась начать производство. Но в самый последний момент к владельцам корпорации обратились из посольства США в Сеуле, поставка была сорвана.

Андрею Мурову пришлось запрашивать китайских промышленников, переговоры и работу начать заново, а запуск энергомоста отложить почти на год.

В январе 2015 года руководители ФСК «ЕЭС» вылетели с визитом на два завода компаний ZTT (Китай) и Orient (Китай), где получили первые впечатления и бюджетные предложения о поставке. По возвращении в Москву были оформлены вызовы на встречи представителей обеих организаций в первых числах февраля — китайские коллеги с радостью приехали и успешно доложили о своих возможностях. В рамках этих визитов проводилась предварительная проверка технической и финансовой состоятельности компаний – потенциальных поставщиков, которую те прошли.

Казалось бы, производители найдены, вопросов по компетенциям нет. Можно, пусть даже с многомесячным опозданием, начать спасать Крым от назревавшей украинской блокады. Но здесь возникла проблема — с ZTT и Orient не удалось урегулировать ситуацию с откатами так, как хотелось российским заказчикам. В результате последовали активные неофициальные переговоры между приближенными Андрея Мурова и рядом возможных компаний — генеральных подрядчиков («Технопромэкспорт» и других), а также все тех же потенциальных производителей. Каждый из участников переговоров стремиться навязать себя любыми способами, включая фальсификацию опыта и данных.

Пока Андрей Муров лихорадочно метался между разными решениями, из Кремля на него стали давить по срокам запуска проекта. Поэтому генеральным подрядчиком и производителем были спешно выбраны совершенно неожиданные для специалистов структуры, первыми сумевшие договориться с ФСК «ЕЭС» о теневых финансовых вопросах. Как пишет издание RusCable.ru, речь шла о малоизвестном ООО из РФ и компании Jiangsu Hengtong HV Power System (Китай). Эти фирмы лоббировались, несмотря на очевидные недостатки и связанные риски. Таковыми являлись, во-первых, отсутствие у генерального подрядчика реального опыта самостоятельной прокладки подобных кабелей, техники и необходимого персонала. Во-вторых, отсутствие у производителя какого-либо опыта серийного производства подводных кабелей напряжением выше 35 кВ, и в принципе силовых, необходимого оборудования и испытательной базы, собственного производства аксессуаров и предоставления фирменных услуг. И, в-третьих, невозможности финансового обеспечения сделки обоими компаниями.

В середине февраля Hengtong при поддержке Мурова презентовал свои совместные решения в Москве, а в марте коммерческая и техническая инспекции заказчика посетили завод в Китае. И, что намного более важно,  совершенно секретно 5 марта 2015 года представители ОАО "ЦИУС ЕЭС" и Jiangsu Hengtong HV Power System подписали прямой договор о поставке решений в Крым, без какого-либо тендера, основания или распоряжения. По данным агентства «Интерфакс», предельная стоимость всех работ составила 47,66 млрд руб. с НДС в ценах 2015 года, которые будут выделены из госбюджета.

Получив гарантию по учету его неформальных интересов, Андрей Муров попытался переложить ответственность за последствия на министра энергетики Александра Новака и его старших коллег, включая военные круги.

Технические риски были отнесены к компании "НТЦ ФСК ЕЭС", которая не располагала квалификацией для оценки способности производителя и подрядчика выполнить проект. Авторитетной и признанной со времен СССР организацией, в данный момент единственной компетентной на территории России и СНГ, чьи специалисты участвуют в профильных комитетах Международной электротехнической комиссии (МЭК) и Совета по большим электрическим системам высокого напряжения (СИГРЭ), остается Всероссийский научно-исследовательский проектно-конструкторский и технологический институт кабельной промышленности. Этот институт без объяснения причин был отстранен Андреем Муровым. Из опасения огласки вся документация по крымскому проекту оформлялась в секретном режиме.

В итоге китайский кабелеукладчик с китайской командой на борту начал прокладку энергомоста не прошлым летом, а в октябре 2015 года. В декабре должна быть сдана первая очередь энергомоста, которая, к сожалению, не сможет решить вопрос обеспечения полуострова энергией даже наполовину. Вторую очередь сын генерала Мурова предлагает крымчанам ждать при свечах до лета 2016 года. Сам Андрей Муров к тому моменту планирует сменить должность и занять место генерального директора «Российских сетей» Олега Бударгина, против которого ведет масштабную аппаратную интригу.