Кремль виляет Нечаевым: как Кириенко на коленке создавал "Новых людей"

Основатель Faberlic Алексей Нечаев построил партию, которая может пройти в Думу.
13.09.2021
Созданная основателем косметической компании Faberlic Алексеем Нечаевым партия «Новые люди» — главная интрига сентябрьских выборов в Госдуму. Системно-либеральная партия Нечаева стала единственной выстрелившей среди «малых партий» кремлевского призыва 2020 года, а на этой неделе ВЦИОМ объявил, что «Новые люди» набирают 5% голосов, необходимых для попадания в Думу.

The Bell изучил истоки «партии Faberlic», оценил ее перспективы и рассказывает о карьере Алексея Нечаева — от «крапивинского мальчика», из чьего отряда пионеров, мореходов и фехтовальщиков вышло московское движение толкинистов, до владельца самого большого в России МЛМ-бизнеса, друга и спонсора методологов из окружения Сергея Кириенко, спустя 20 лет получившего шанс реализовать свои амбиции общественного деятеля.

Крапивинский мальчик

Сам Алексей Нечаев в многочисленных предвыборных интервью в YouTube (он был и у Ксении Собчак, и у Тины Канделаки на RTVI, и у редакционного директора Forbes Николая Ускова) на вопрос «Почему вдруг владелец косметического МЛМ-бизнеса пошел в политику?» отвечает, что «вовсе не вдруг» — и, судя по биографии, не обманывает: в политике он человек действительно не случайный.

Нечаев родился в 1966 году в семье атомного инженера и учительницы черчения. Его отец окончил МИФИ и работал начальником лаборатории специальных методов контроля, управления и защиты атомных реакторов, рассказывал сам Нечаев. Это не помешало Нечаеву-старшему получить длительную командировку за границей, и его 12-летний сын в конце 1970-х уехал на полтора года с родителями в Женеву, рассказывала в 1999 году корпоративная газета Faberlic. Она приводила и зарисовки из женевского детства основателя компании: «Район был населен представителями самых разных национальностей, и мальчишки без конца выясняли отношения на кулаках. <…> Однажды местные бойскауты стали задевать наших пятиклассников в красных галстуках. Битва была жесткой и, несмотря на численный перевес, противник бросился бежать».

Вернувшись в Москву, Нечаев поступил на юрфак МГУ: как рассказывал он сам, под впечатлением от «Шерлока Холмса» и телефильма о советской милиции «Рожденная революцией» он захотел стать следователем. Но на первом курсе Нечаеву попалась книга знаменитого детского писателя Владислава Крапивина «Мальчик со шпагой», и он загорелся идеей сделать что-то подобное детскому отряду «Каравелла» — созданному Крапивиным в 1966 году клубу для подростков с обучением фехтованию, собственным парусным флотом и кодексом чести, воспитавшему несколько поколений выпускников.

В советское время «Каравелла» была редким примером неформального сообщества, в котором подростков без лишнего официоза воспитывали в духе «кодекса чести» из книг Крапивина. Выпускников отряда, как и героев писателя, называют «крапивинскими мальчиками» (один из них, например, — владелец «Домодедово» Дмитрий Каменщик). Среди них и «Каравелла», и личность самого Крапивина, которого в отряде называли Командором, — предметы настоящего культа. «Пророк и пропагандист шестидесятнической, „коммунарской“ педагогики, воскрешавшей новаторские опыты 1920-х и основанной на безоглядном энтузиазме в большей степени, чем на осторожной психологии», — писал о Крапивине обозреватель «Коммерсанта» Михаил Трофименков в некрологе (писатель умер в сентябре 2020 года).

В 1985 году Нечаев создал в Москве собственный отряд «Рассвет» по подобию крапивинского — школьники ходили в парусные походы, занимались рукопашным боем и фехтованием. Год спустя он съездил в «Каравеллу» на двухнедельную парусную практику и познакомился с самим Крапивиным. В разговоре с The Bell Нечаев рассказывает, что в «Каравелле» он впитал концепцию, которую сейчас называет «гуманизм 3.0», — она, по его словам, легла в основу идеологии «Новых людей»: «Там пытались растить нового человека — творца, который сам создает свой путь, отбрасывая стереотипы, и не прошлым питается, цепляясь за 75 лет победы или 60 лет первого полета в космос, а смотрит в будущее».

К 1990 году в «Рассвете» было 300 человек — «это было большое движение», говорил Нечаев в интервью Николаю Ускову. В 2004 году он называл этот период своей биографии «участием в коммунарском движении». Идеология «Рассвета» была выдержана в шестидесятническом духе книг Крапивина и братьев Стругацких. Впоследствии на основе осколков отряда Нечаева возникло мощное московское движение ролевиков-«толкинистов». Но основатель к этому моменту уже отошел от руководства — после крушения Советского Союза он ушел в бизнес.

Социальная сеть

«Я всю жизнь строил социальные сети, что в 19 лет, что в 28», — объясняет сейчас Нечаев свое политическое настоящее. Сначала он пробовал себя в разных бизнесах — открыл издательство детской литературы «Мастер» и первым в России начал выпускать «Хроники Нарнии» Клайва Льюиса; потом торговал игрушками и развивал инвестиционную компанию на Украине. А в 1995-м к Нечаеву пришел один из выпускников «Рассвета» и предложил вложиться в швейцарскую страховую компанию «Фортуна», работающую по принципу МЛМ.

«Там с людей брали страховые взносы $2000 и тут же кэшбэком возвращали $1000, при этом не было никакой реальной услуги — это было очень похоже на пирамиду. Но сам принцип, когда люди зовут присоединиться других людей и у них возникает бизнес-кооперация, меня очень вдохновил. Я решил посмотреть, кто продает по такой схеме, не нарушая при этом закон и этику», — рассказывает Нечаев. «Фортуна» в итоге все-таки оказалась пирамидой, но ее легальная часть — сетевой маркетинг — привела Нечаева к успеху.

Партнером по бизнесу стал давний друг и подопечный Нечаева в «Рассвете» Александр Даванков (сейчас он — и сооснователь «Новых людей»). Даванков отправился на обучение прямым продажам в Англию, а сам Нечаев остался изучать рынок в России. Оказалось, активнее всего МЛМ используют косметические компании — американские Mary Kay и Amway, чуть позже к ним присоединились Avon и Oriflame. 

Но для косметического бизнеса нужен был оригинальный продукт. В одном из журналов Нечаев и Даванков прочли о перфторане, или «голубой крови». Препарат был разработан в Институте биологической физики АН СССР как кровезаменитель, разносящий кислород по организму. Его создатели рассчитывали на Госпремию — но в 1985 году испытания внезапно запретили, а автора препарата, биофизика Феликса Белоярского, взяло в разработку КГБ, после чего он был найден повешенным на собственной даче. В 2016 году патент на перфторан выкупила фармкомпания основателя розничной сети «Лента» Олега Жеребцова. А Нечаев и Даванков в середине 90-х купили другой патент — на использование той же технологии, только с нанесением на кожу. Эмульсия получила название «аквафтэм» и идеально подходила для использования в косметике.

В 1997-м Нечаев и Даванков запустили в продажу первую партию кислородной косметики на основе аквафтэма под брендом «Русская линия». Производство поначалу размещали на сторонних фабриках. Основным владельцем компании стал Нечаев, а Даванков, не вкладывавший денег, стал гендиректором и получил опцион на 10%. На первом этапе вложения составили около $3 млн, $2 млн из которых были кредитными, а $1 млн Нечаев занял у знакомых и сотрудников.

Кризис 1998 года пошел на пользу недавно открытому бизнесу: Нечаеву пришлось продать, а Даванкову — заложить собственные квартиры, зато западные конкуренты были вынуждены резко повышать цены или сокращать присутствие на рынке. А «Русская линия» подняла цены всего на 30% и все равно работала с прибылью, вспоминал Нечаев. Одновременно кризис привел в сетевой маркетинг новых распространителей.

К 2000 году выручка «Русской линии» составила около $4 млн. У Нечаева и Даванкова начали появляться международные амбиции. В 2001 году название компании сменили на Faberlic (faber от латинского «мастер», lic от древнерусского «лик» — лицо), купили за $2 млн собственное производство под Балашихой и стали активно вкладываться в телерекламу. Это дало мгновенный результат: в 2001 году, по словам Нечаева, выручка скакнула сразу до $10 млн, а к 2004-му — до $100 млн.

Продукцию компании к этому моменту, как тогда говорил Нечаев, продавали около 300 тысяч консультантов. Сейчас сайт Faberlic пишет уже о 2,1 млн. «Общение с людьми на основе доверия и тепла — это то, что мы хотели перенести из своего коммунарского опыта в бизнес. Каждый месяц во всех странах СНГ мы проводим 35–40 больших семинаров и около 100 небольших. На них обучается до 30 000 человек. Наши консультанты любят петь, сочиняют песни про Faberlic, про некоторые наши продукты, например про интимный гель. Таковы особенности женского коллектива», — говорил в 2004 году Нечаев в интервью «Ведомостям». Для распространительниц компания устраивала не только традиционные «форумы успеха» в Турции, но и сплавы по горным рекам в Алтае, а женщинам, ушедшим в декрет, давала «материнский бонус» — выплачивала за ребенка 50 рублей в месяц.

Обновлено: Сейчас Faberlic тоже выплачивает распространительницам, родившим детей, бонусы: 27 тысяч рублей в год для семей с одним ребенком и 54 тысячи в год, если детей двое или больше, передал The Bell Нечаев после публикации статьи. Это подтверждается информацией на сайте Faberlic.

В середине 2000-х рост резко замедлился: с 2004 года по 2014-й выручка Faberlic выросла всего вдвое, до $200 млн. После эйфории бурного роста компания много лет «топталась на месте, то поднимая продажи, то роняя», признает Нечаев. Зато резкая девальвация рубля в декабре 2014 года дала Faberlic второе дыхание: за следующие три года выручка компании удвоилась даже в пересчете на подорожавшие доллары и в 2017 году составила 26,5 млрд рублей. В 2020 году, по оценкам аналитического агентства INFOLine, Faberlic заработал 28,5 млрд рублей. Это позволило компании по итогам года выплатить Нечаеву 4,3 млрд рублей дивидендов — более чем достаточно для создания партии.

Что сейчас происходит с бизнесом Faberlic

Сейчас доходы Faberlic лежат в разных корзинах: косметика и парфюмерия составляют 60% продаж компании, 23% приносят товары для дома и бытовая химия, 10% — одежда и обувь (модным направлением Нечаев занялся в 2017 году, арендовав фабрику в Ивановской области и инвестировав в направление порядка 112 млн рублей), 7% — БАДы и продукты питания. Около 50% выручки компании составляет экспорт в страны Европы и Азии, говорит основатель Faberlic.

Но ближайшие годы обещают быть для сетевого маркетинга сложными: эпоха e-commerce несет угрозы «заточенной» под офлайн-взаимодействие схемы прямых продаж, говорит Иван Федяков: «Хотя e-commerce только-только приблизился к среднему показателю в 10% в структуре всех продаж ритейлеров, онлайн рискует стать ключевым каналом продаж в ближайшее время, задвинув на задний план историю с распространителями и бумажными каталогами».

Нечаев говорит, что рост онлайна Faberlic только на пользу. «Доля прямых продаж через распространителей действительно сокращается, потому что большая часть заказов уже оформляется у нас на сайте или в приложении. И бумажных каталогов мы год от года печатаем меньше, чему я рад — мы, в конце концов, не типография. Но в абсолютном количестве людей в нашей системе не стало меньше. Онлайн просто добавил новых покупателей, но не отобрал старых», — объясняет он. Тамара Шокарева из Ассоциации прямых продаж тоже не видит угрозы в e-commerce: людям все равно необходимо личное взаимодействие, а косметика — сфера, в которой важно пробовать (одним из элементов продаж и у Faberlic, и у конкурентов являются очные мастер-классы, на которых распространители могут на себе протестировать новинки).

«Мессианские идеи»

«Новые люди» появились в марте 2020 года — когда администрация президента одобрила создание нескольких «малых партий» с прицелом на выборы в Госдуму. Но политические амбиции — или как минимум амбиции делать что-то большее, чем просто бизнес, — у Нечаева были и раньше. «У него всегда были мессианские идеи, он хотел создать сообщество, объединить людей», — рассказывает источник, близкий к «Новым людям».

Впервые основатель Faberlic попытался поучаствовать в политике еще накануне декабрьских выборов в Госдуму 1999 года. В июне 1999-го Нечаев зарегистрировал общероссийскую политическую общественную организацию «Русская линия» — так же тогда называлась его компания. Корпоративная газета в июньском номере за 1999 год приводила выступление Нечаева на семинаре с распространителями в Ростове-на-Дону, где он объявлял о создании движения.

«Мы не можем ждать, когда придет какой-то умный дядя в результате очередных выборов и разберется с сетевиками по своему усмотрению. Мы должны заявить о своих правах и создавать вокруг себя общественное мнение, политическое и законодательное пространство. Только тогда с нами будут считаться. <…> Мы должны сделать все, чтобы не краснеть перед нашими детьми. Мы с вами не просто продавцы, мы носители идей нового мира, постиндустриального, в котором историки отводят особую роль именно России».

«Да, было дело молодое — такую организацию создавали, больше общественную, чем политическую. В выборах она никогда не участвовала, да и сама была скорее площадкой поиска ответов на ощущение нестабильности 90-х. Но в первые годы президентства Путина ощущение нестабильности быстро ушло, и участники переключились на свои дела», — рассказывает сейчас Нечаев The Bell. В 2007 году «Русская линия» была ликвидирована по решению Минюста, не оставив какого-либо заметного следа в публичном пространстве.

Сам Нечаев, несмотря на это, и в 2000-е не забывал об «идеях нового мира» и роли в нем бизнеса. В 2005 году он написал статью, вышедшую в ежемесячном журнале «Со-общение» под заголовком «Русские не сдаются». «Наше время можно рассматривать как четвертую мировую войну, а вопрос о том, быть ли российским бизнесам — вопрос экзистенциальный, который можно читать как „быть ли стране, ее истории“», — писал автор. В качестве решения он предлагал «элитам, организованным государством», создать бренд России. «Мы должны заинтересовать людей, которые владеют какими-то серьезными активами, собрать, создать некую организованность, которая будет решать эту задачу», — заключалось в статье.

Методологи из «Росатома»

И идеология, и интонация статьи, и место ее публикации не случайны. Основанный в 1999 году журнал «Со-общение» фактически был одним из печатных органов выходцев из Московского методологического кружка (ММК) — последователей советского мыслителя Георгия Щедровицкого, в 1960-х годах создавшего учение о «системомыследеятельностной методологии» (или просто методологии). Учение Георгия Щедровицкого обладало четкой практической направленностью и исходило из того, что всю человеческую деятельность можно определить через мышление, а «человека будущего общества» — подготовить с помощью инновационной педагогики и социальной инженерии.

Главной фишкой ММК были «организационно-деятельные игры» (ОДИ) — тренинги, участникам которых предлагалось искать решение поставленной ведущим проблемы. В 1980-е Щедровицкий проводил такие игры для руководителей советских предприятий и организаций. Один из его соратников позже с уверенностью говорил, что идеей основателя методологического движения было «совершить интеллектуальный переворот» в СССР, пропустив через игры сотни тысяч людей и создав массовый класс своих сторонников на ответственных постах. Изучавший учение Щедровицкого филолог Илья Кукулин в интервью «Радио „Свобода“» (признано в России иноагентом) сравнивал его шестидесятническую философию с «прогрессорством» из книг братьев Стругацких.

В постсоветской России последователи Щедровицкого во главе с его сыном Петром нашли себя в бизнес-консультировании и политтехнологиях. А самым известным их клиентом стал нынешний замглавы администрации президента Сергей Кириенко. В 1999 году Петр Щедровицкий и еще один выходец из ММК Ефим Островский консультировали успешную думскую кампанию партии «Союз правых сил», сопредседателем которой был Кириенко. После этого карьера обоих была тесно связана с экс-премьером.

В 2000-е и Щедровицкий, и Островский работали советниками Кириенко на посту полпреда президента в Приволжском федеральном округе, а Щедровицкий с 2011 года и по настоящее время работает советником главы «Росатома», который Кириенко возглавлял до перехода в Кремль. В 2010–2011 годах он даже побыл заместителем гендиректора госкорпорации. Островский в 2010-е занимался и другими яркими проектами — например, вместе с Николаем Фоменко пытался выпускать российский спортивный суперкар Marussia.

Нечаева с последователями Георгия Щедровицкого связывает значительно больше, чем одна статья от 2005 года. Источник The Bell, близкий к «Новым людям», утверждает, что основатель Faberlic «был вхож в круг методологов» еще в 90-е. Сам Нечаев сказал The Bell, что тогда «знать не знал ни о каком методологическом кружке, а занимался бизнесом». Вопросы на эту тему он назвал «попыткой представить его как участника какого-то учения или сообщества, которая не просто является полной чушью, но и вообще вещью откуда-то из королевства кривых зеркал». Но близкое знакомство с участниками методологического кружка Нечаев не отрицает.

В 2002 году, «когда уже построил компанию и начал жить хоть какой-то социальной жизнью», Нечаев попал на лекцию Ефима Островского, рассказывает он The Bell: «Почитав о нем и его тексты, решил познакомиться с Островским поближе, стали общаться». В 2003 году через Островского Нечаев познакомился и с Петром Щедровицким — и в последующие годы приглашал обоих как консультантов по стратегии развития Faberlic («кстати, как и еще несколько других консультантов, например, Джека Траута, о которых вы почему-то не спрашиваете», — добавляет Нечаев в ответ на вопросы The Bell).

Консультациями дело не ограничивается. Рекомендованные Щедровицким и Ефимом Островским выходцы из методологического кружка Олег Алексеев и Борис Островский в 2000-е входили в правление Faberlic — «так бывает в период реализации стратегии развития компании», говорит Нечаев. Позже Алексеев возглавлял образовательный проект благотворительного фонда Нечаева «Капитаны». Бывшая жена сына Петра Щедровицкого Екатерина — действующий топ-менеджер Faberlic. Еще одна участница кружка Анна Носенко занимала пост заместителя гендиректора компании.

Политтехнолога и бывшего советника Кириенко Ефима Островского «Коммерсант» весной 2020 года называл сотрудником штаба «Новых людей». Сам Нечаев говорит, что у Островского нет контракта с партией или Faberlic, но их личные отношения «были и остаются более плотными», чем с другими выходцами из ММК. «Я заезжаю к нему, а он ко мне в штаб партии, по-дружески пообщаться и поддержать меня. Ефим, на мой взгляд, один из тех людей, которые создавали политический рынок в России, и мне его советы всегда интересны», — сказал The Bell Нечаев.

На вопрос о знакомстве с покровителем методологов и куратором российской внутренней политики Сергеем Кириенко основатель «Новых людей» отвечает: встречался с ним несколько раз, когда фонд Нечаева делал конкурс «Мой первый бизнес» с платформой «Россия — страна возможностей», который курирует Кириенко. Первый замглавы АП приезжал на открытие конкурса и на встречу его победителей с Владимиром Путиным. Утверждения о том, что «Новые люди» связаны с Кремлем или лично с Кириенко, Нечаев настойчиво отвергает. «Кто-то называет это проектом Кремля, но мне это все равно — я точно знаю, как я здесь оказался, что меня сюда привело и с кем я это делаю. И это вовсе не методологи, макензиологи или масоны, чей след вы так старательно ищете», — сказал он The Bell.

Кремлевский мандат

И все-таки даже вполне системные и лояльные издания, например «Коммерсант», уверенно пишут о «Новых людях»: этот партийный проект обсуждался в администрации президента с 2019 года, в рамках перестройки партийного ландшафта после успехов протестного голосования на региональных выборах в 2018-м. В 2020 году, по данным «Коммерсанта», Кремль помогал «Новым людям» на региональных выборах «административным ресурсом».

Политтехнолог, близкий к администрации президента, говорит, что Нечаев обсуждал политические проекты с АП еще до 2010-го — когда за внутреннюю политику на Старой площади отвечал Владислав Сурков. У Faberlic уже была выстроена сеть бизнес-отделений по стране, так что проекту не пришлось бы разворачиваться в регионах «с нуля». Но тогда в Кремле идеей не заинтересовались, рассказывает источник. Сам Нечаев это отрицает: «Такого никогда не было. Это кто-то выдумывает. Было другое: когда Борис Титов в 2016 году делал партию, знакомый предприниматель мне предлагал поучаствовать. Тогда я понял, что не хочу. Слишком немассовый, бутиковый проект был для меня».

Все изменилось в 2019 году. «Сошлось два встречных движения: бизнесмен, понятный человек готов идти на выборы и вкладывать в это деньги, и АП это пригодилось», — рассказывает человек, работавший на штаб «Новых людей». Бизнесмен, готовый идти в политику и не жалеть на нее собственных денег, к этому моменту уже был редким феноменом, отмечает политтехнолог, близкий к АП.

Последние годы общественно-политической активности Нечаева свидетельствуют о том, что создание партии должно было быть как минимум согласовано в Кремле. В 2019 году основатель Faberlic вошел в центральный штаб путинского движения «Общероссийский народный фронт», а нынешний глава исполкома «Новых людей» Владислав Даванков (племянник сооснователя Faberlic Александра Даванкова) стал замгендиректора близкой к АП организации «Россия — страна возможностей», проводящей конкурс «Лидеры России». Наблюдательный совет «Страны возможностей» возглавляет Владимир Путин, в него входит и идеолог «Лидеров России» Сергей Кириенко. Нечаев — «очень понятный» для нынешнего руководства внутриполитического блока АП человек, говорит источник The Bell.

В «Новых людях» близость к Кремлю отрицают. «Такого совершенно точно нет», — ответил Владислав Даванков на вопрос The Bell. Сам Нечаев объясняет, что его команда строит «партию власти»: «Она, наверное, вряд ли таковой станет через месяц. Но придет [к власти], например, через 5 лет. Или 10. Мы делаем партию, которая хочет победить. Поэтому люди, которые связаны с властью, к нам сначала присматриваются, а потом и переходят. Какая близость к Кремлю? Зачем это нужно?»

Партия «протестного хвоста»

Кремлевский план в отношении малых партий, чье создание было одобрено в начале 2020 года, предполагал, что они должны будут оттянуть голоса недовольных избирателей от системной оппозиции, которая добилась слишком больших успехов на региональных выборах 2018 года. И у «Новых людей» в этом раскладе было свое место — источник «Коммерсанта» объяснял, что партия Нечаева рассчитана на «городской образованный средний класс, на аудиторию 18–30 лет, которую в том числе можно перехватить у протестной улицы». По словам политтехнолога, близкого к АП, задачей партии Нечаева было привлечь избирателей, которые ни при каких условиях не голосуют за «Единую Россию» и предпочитают других кандидатов «из принципа».

От несистемной оппозиции Нечаев при этом мягко открещивается. «Ломать систему не надо. У нас люди, которые пытаются ломать систему, — они потом на зоне спецодежду шьют, понимаете? Ломать систему еще и вредно. Вредно, во-первых, для здоровья, во-вторых, для самой системы. В 1990-м сломали систему — потом 10 лет в себя приходили. — говорил он в июльском интервью „Ведомостям“. — Надо с этой „системой“ начать разговаривать. <…> Правительство не может проигнорировать парламентскую фракцию».

Что предлагают «Новые люди»

Вернуть прямые выборы губернаторов и мэров. Ввести выборность судей, прокуроров, начальников региональных УМВД.

Допустить к участию в выборах не только партии, но и общественные организации. Отменить муниципальный фильтр на выборах губернаторов. Снизить барьер прохождения в Государственную думу с 5% до 1%.
Перераспределить налоговые полномочия регионов. Оставлять 75% собранных налогов в регионе.

Ввести для предприятий единый налог с оборота, отменив НДС, налог на прибыль и страховые отчисления (5–7%).

Не заключать под стражу на этапе следствия обвиняемых в экономических преступлениях. За экономические преступления наказывать без лишения свободы.

Ввести строгий контроль за продуктовым рынком.

Признать иностранные вакцины и объявить противозаконным увольнение за отказ сотрудника вакцинироваться.

В партии подтверждают, что думская кампания ориентирована на недовольную властью прослойку: по словам замглавы исполкома «Новых людей» Юрия Воротникова, часть голосов на сентябрьских выборах партия планирует получить за счет «протестного хвоста» КПРФ — людей, не разделяющих идеи коммунистов, но голосующих за них как за представителей оппозиции. Помимо этого, партия соберет некоторые голоса ЛДПР, «Яблока», Партии Роста и тех, кто ранее поддерживал Алексея Навального и на выборы не ходил вообще, объяснял Воротников The Bell.

Клюнуть избиратели должны и на молодых выдвиженцев партии. Средний возраст кандидатов в списках «Новых людей» — 34 года, почти на 20 лет моложе списков «Единой России». «Есть такой стереотип, если есть партия, то должен быть у нее космонавт и баба какая-нибудь… а мы вот без этого стараемся обойтись», — объяснял это в конце 2020 года Александр Даванков.

Единственное узнаваемое на федеральном уровне лицо в списке партии — бывший мэр Якутска Сардана Авксентьева. Победив на выборах единоросса, она прославилась тем, что после избрания объявила об отказе мэрии от служебных машин и выставила их на торги, а потом пыталась для пополнения бюджета продать на аукционе здание мэрии и перевезти чиновников на окраину города. Весной 2021 года Авксентьева подала в отставку с поста мэра, объяснив это состоянием здоровья.

На своих первых выборах — в региональные заксобрания в 2020 году — «Новые люди» выступили неожиданно успешно. Другие малые партии провалились: «Партия танчиков» не смогла избраться ни в одно заксобрание и ликвидировалась, партия Захара Прилепина — избралась в одно и была присоединена к «Справедливой России». А «Новые люди» прошли в четыре региональных парламента и несколько городских дум. На выборах в гордуму в Томске молодая партия с ходу взяла более 15% голосов. Нечаев после этого назвал «Новых людей» пятой политической силой в стране, готовой «изменить баланс сил в Госдуме».

Не против единороссов

Сразу после выборов депутаты от «Новых людей» во всех четырех региональных парламентах проголосовали за кандидатов от «Единой России». Нечаев уверяет, что такой установки из центрального аппарата не было — решали сами региональные фракции. В Новосибирске руководитель отделения «Новых людей» Дарья Карасева инициировала отставку мэра — представителя КПРФ Анатолия Локотя. Владислав Даванков на вопрос The Bell, инициировала бы партия отставку провластного мэра, уверяет, что «все зависит от человека, а не от его партийной принадлежности».

Трое политтехнологов, с которыми поговорил The Bell, связывают популярность «Новых людей» в регионах с эффективным продвижением в медиа и соцсетях. Помимо самого Нечаева по популярным YouTube-каналам ходит и Сардана Авксентьева — она была не только у Ксении Собчак, но и на экзотической для либеральной партии платформе, у Дмитрия «Гоблина» Пучкова, известного своими радикально левыми взглядами. В ходе кампании в партию вступила звезда «Первого канала» Юлия Барановская, а другая телеведущая Елена Летучая занялась организацией экологических проектов «Новых людей» (в партийные списки обе не вошли). В «Новых людях» утверждают, что интерес селебрити носит некоммерческий характер.

Только по официальным данным, предоставляемым ЦИК, «Новые люди» тратят на агитационную деятельность больше, чем все непарламентские партии, вместе взятые. Например, из привлеченных партией в первом квартале 49,6 млн рублей на агитацию пошла почти треть средств (15 млн) — почти столько же, сколько тратит КПРФ (20 млн рублей) с общими доходами более 1 млрд рублей. Издание «МБХ Медиа» (доступ к нему ограничен по требованию прокуратуры России) летом 2021-го утверждало, что реальные расходы партии на продвижение могут быть кратно выше и полностью не отражаться в официальных отчетах. Владислав Даванков это отрицает.

По данным «Медиалогии», упоминаемость «Новых людей» в соцсетях за год (с июля по 16 августа 2020-го по сравнению с аналогичным периодом 2021 года) выросла почти вчетверо, до 115 тысяч. Для сравнения, показатель Партии Роста Бориса Титова вдвое ниже. По упоминаниям в СМИ «Новые люди» обгоняют даже «Яблоко» — 18,6 тысячи против 17,6 тысячи.

Как следует из еженедельного исследования движения «Голос» (признано Минюстом иностранным агентом), на неделе с 30 августа по 5 сентября «Новые люди» оказались единственной непарламентской партией, работу которой активно освещали федеральные каналы, причем 77% упоминаний носили позитивный характер. Даже тональность освещения работы «Единой России» была более нейтральной — в исключительно позитивном ключе о партии говорилось только 62% эфирного времени, отметили эксперты «Голоса». «Нашу работу освещают, потому что мы сами создаем информационные поводы, — говорит The Bell Нечаев. — У нас хороший мерч, ребята молодые — это все видно. Что, может, у „Справедливой России“ или „Пенсионеров России“ был такой съезд, как у нас? Нет».

Будущее

«Задача минимум — пройти в Госдуму. Пусть небольшой фракцией», — говорит The Bell Владислав Даванков. 8 сентября ВЦИОМ провел совместную с «Новыми людьми» пресс-конференцию, на которой объявил, что «Новые люди» могут пройти в Госдуму. Согласно исследованию ВЦИОМ (надо отметить, что оно было проведено по заказу «Новых людей»), проголосовать за партию на выборах в эти выходные готовы были бы 5% россиян — ровно столько, сколько надо для прохождения в Думу. Стоит ли верить этим данным, непонятно: например, политолог Павел Салин в разговоре с «Коммерсантом» предположил, что «исследование ВЦИОМа — попытка создать иллюзию конкуренции и интриги на этих выборах».

В январе 2021 года в планы Кремля попадание в Думу «Новых людей» не входило, писал «Коммерсант» со ссылкой на участников кремлевского семинара для вице-губернаторов. Задача непарламентских партий — обеспечить легитимность выборов и оттянуть голоса у оппозиции, пересказывали собеседники издания разъяснения, данные им чиновниками из АП. Высокий результат «Новых людей» власти в 2021 году оказался не нужен, подтверждает в разговоре с The Bell политтехнолог, близкий к Кремлю: «Партия создавалась под одну цель — собрать протестные голоса. Выборы 2020 года показали, что она может показать результат, однако голоса партия в итоге начала забирать не у сторонников Навального и КПРФ, а у „Единой России“ — оказалось, электорат партии власти и „Новых людей“ сильно пересекается».

Другой собеседник The Bell рассказывает, что если в 2020 году внутриполитический блок Кремля рассматривал различные сценарии думской кампании, то к 2021-му остановился на консервативном раскладе — в Думе останется четыре фракции при конституционном большинстве «Единой России». По словам еще одного собеседника, показатель «Новых людей», близкий к 5%, но ниже проходного барьера, может помочь власти выполнить план — голоса за «Новых людей» пропорционально распределятся среди партий-победителей.

«Когда в сентябре посчитают голоса за „Единую Россию“, будут искать крайних. И кого назовут крайним — мы можем только догадываться. Да, кто-то отбирает голоса у других партий, но это же нормально? Я работаю много лет на конкурентном косметическом рынке, мы у кого-то тоже отнимаем долю рынка, и что нам теперь, не работать?» — отвечает на этот вопрос сам Нечаев.

Но все собеседники The Bell говорят, что итоговую конфигурацию Госдумы определит только президент. «Кажется, у Кремля до сих пор нет решения, тянуть ли в Госдуму „Новых людей“. Это вопрос открытый, и решиться он может в последний момент — буквально за две недели до выборов», — заключает один из них.