Корпорация «Деградация»

«Корпорация развития»: как проект подъема уральской экономики превратился в финансовую «черную дыру».
24.10.2016
Вчера в Москве в собственных особняках бойцами Нацгвардии были задержаны и арестованы топ-менеджеры «Корпорации развития» Сергей Маслов и Владимир Караманов. Их обвиняют в попытке вывести из кассы предприятия 1 млрд рублей. Офис компании находился в столице, но ее корни – на Урале. Деньги «наверх» уходили тоже из глубинки – акционерами корпорации выступали уральские регионы. Znak.com, журналисты которого много лет следят за деятельностью «Корпорации развития», составил для своих читателей материал-справку о деятельности этой структуры. Наш текст не претендует на дотошное расследование, скорее его можно назвать иллюстрацией того, как в России реализуются масштабные проекты, одобренные высшими лицами.

Как появилась «Корпорация»

В конце 90-х – начале 2000-х годов вице-губернатор Ямала и один из основателей «Новатэка» Иосиф Левинзон разработал проект, объединяющий два Урала – Полярный и Южный. Идея была такая: Север богат природными ископаемыми, а на юге есть заводы. Значит, нужно добывать сырье в Приполярье и доставлять его на южные предприятия. Для этого необходимо построить инфраструктуру, в основном – транспортную, потому что железной дороги, соединяющей два противоположных конца страны, не было. Зато у Левинзона была карта геологических изысканий, которая показывала: на севере Урала добытчиков ждут миллиарды тонн марганца, угля, меди, сотни тысяч тонн хрома и других ископаемых. Об их разработке задумывались давно, и еще в сталинскую эпоху предпринимались попытки создать необходимую инфраструктуру усилиями заключенных. Левинзон освежил и основательно переработал старые проекты, предложив новую концепцию освоения недр и логистики.

Было понятно, что проект амбициозный и невероятно дорогой, для его реализации нужны федеральные деньги. Найти их самостоятельно Левинзон не мог, к тому же в 2005 году у него начались проблемы с силовиками. В то время в «Новатэк» силой заходил малоизвестный тогда широкой публике, но уже влиятельный предприниматель Геннадий Тимченко, и ямальскому геологу пришлось надолго залечь на дно. Но его идея не умерла – ее перехватил первый полпред президента в УрФО Петр Латышев. В 2005 году он презентовал концепцию на заседании стратегического совета по развитию округа президенту РФ, и Владимир Путин одобрил затею. Так было создано ОАО «Урал промышленный – Урал Полярный».

Тогда в элитах говорили, что «УП – УП» нужен не только (и не столько) как реальный инфраструктурный проект: это скорее экономическая база для уральского полпредства, которое не имело ни собственного бюджета, ни реальных экономических рычагов. Создание корпорации решало эти вопросы и создавало для чиновников одновременно кормовую базу, «серую кассу» и проект, которым можно было заниматься даже не годами — десятилетиями.

В 2008 году Петр Латышев умер, полпредом назначили Николая Виниченко. Гендиректором «УП – УП» стал выходец из Ишима Тюменской области Ремир Мукумов. В 2011 году Винниченко перебрался в Петербург, полпредом стал Евгений Куйвашев, а в «УП-УП» пришел третий гендиректор – бывший заместитель Винниченко Александр Белецкий. В 2012 году в результате ребрендинга общество переименовали в «Корпорацию развития». По задумке Белецкого, старое название корпорации отпугивало инвесторов, которых он намеревался привлечь (к тому времени корпорацию давно шутливо называли «Украл промышленный — Украл полярный» — так много вопросов было к ее деятельности). В 2013 году гендиректором стал Сергей Маслов, а в 2015 году «Корпорация» изменила форму собственности – из ОАО (ПАО) стала просто АО.

В общей сложности акционеры «Корпорации развития» (в основном это администрации Тюменской область, ХМАО и ЯНАО) вложили в нее 30 млрд рублей.

Что хотели построить

«Корпорация развития» пережила несколько этапов своего существования, на каждом из которых ее цели менялись. Первоначальная идея Левинзона была документально оформлена и приобрела конкретные очертания в 2005 году. В то время речь шла о двух частях проекта: инфраструктурном и «добычном». Чтобы начать добычу ископаемых, нужно было реализовать первую половину концепции. Потому сначала планировалось только строительство железных дорог по определенной схеме, которую можно разделить на четыре блока.

Первый: постройка железнодорожной линии Полуночное-Обская от станции Ивдель Свердловской железной дороги до станции Лабытнанги Северной железной дороги (примерно 1000 км). Начать стройку планировалось в 2007-м, пустить первые поезда – в 2010-м, открыть постоянную эксплуатацию – в 2015 году.

Второй блок: достройка и восстановление участка железной дороги Обская - Салехард - Надым (400 км). Эту ветку строили в 1948-1953 годах, а потом забросили. Предполагалось, что после окончания стройки по дороге пойдут грузы ямальских углеводородов, а в перспективе – руда и уголь с Севера Красноярского края. Начать работы Латышев хотел в 2006-м, а закончить – в 2010 году.

Третий блок: достройка и восстановление железнодорожной линии Коротчаево – Игарка (500 км). Эта ветка была необходима для перевозки руды, угля и углеводородов с северо-восточной части ЯНАО. Ее также начинали строить при СССР в 1948-1953 годах. Строительство планировалось выполнить в три этапа. Окончание первого этапа было назначено на 2012-й, второго на 2015-й, третьего и всей ветки в целом - на 2017 год.
 
Четвертый блок: продолжение строительства участка железной дороги Обская – Бованенково (524 км). Эта дорога, согласно плану, была нужна для вывоза углеводородов с полуострова Ямал.

К 2011 году, при Александре Белецком, концепция полностью изменилась. Теперь корпорация называла себя «инвестором», а ее задачи получили названия «инвестпроектов», которые были сгруппированы уже в пять основных блоков по совершенно иному принципу. Всю инфраструктуру отнесли к блоку под названием «Северный широтный ход». Заявленной целью было создание магистрали по маршруту Обская – Салехард -Надым - Новый Уренгой - Коротчаево.

Вторым блоком стал энергетический. Корпорация ставила перед собой цель повысить энергоэффективность в УрФО, а для этого собиралась построить теплоэлектростанцию «Полярную» в районе Салехарда, реконструировать существующие источники теплоснабжения в Свердловской и Челябинской областях.

Третий блок под названием «Сотрудничество с «Транснефтью» подразумевал создание инфраструктуры магистрального нефтепровода «Заполярье – Пурпе – Самотлор». Вдоль него «Корпорация» собиралась построить жилые дома, пожарные депо, дороги, электростанции и так далее.

Следующий блок – «Горнодобывающий». Выяснилось, что требуются новые геологоразведочные работы для подтверждения существования месторождений в том объеме, о котором говорилось изначально. Общая стоимость разведки на четырех месторождениях была оценена «Корпорацией» в сумму более 1 млрд рублей.

Пятым блоком стал проект «Полярный кварц» – инновационное производство «особо чистого кварцевого концентрата и кварцевого порошка для наноиндустрии».

Кроме этих пяти основных направлений были и другие, подчас далекие от первоначальных целей «УП — УПа». Например, строительство завода по глубокой переработке яйца.

Что построили на самом деле

Сегодня под эгидой «Корпорации Развития» построен только мост через Надым за 14 млрд рублей. Правда, только автомобильная часть, а еще нужно построить железнодорожную. При этом подрядчик, компания «Мостострой-12» Александра Забарского, считает, что ей недоплатили около 2,4 млрд рублей, которые она пытается вернуть через суд.

В замороженном состоянии на стадии свайного поля находится ТЭС «Полярная». Губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин заявил, что Салехард не нуждается в этой станции. Причем, деньги на ее строительство «Корпорация развития» взяла у Чешского экспортного банка под гарантии правительства Ямала, которое теперь вынуждено решать вопросы с кредиторами.

К строительству железных дорог, с которых все начиналось, не приступали. Проект Полуночное – Обская заморожен, наличие месторождений природных ископаемых не доказано, требуются новые геологические изыскания. Северный широтный ход будет реализован без участия «Корпорации развития» – недавно губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин подписал соглашение о финансировании проекта напрямую с РЖД.

Проект «Полярный кварц» заморожен и стал в «тюменской матрешке» именем нарицательным, которое используется для насмешек. За многие годы попыток строительства там «завода по производству нанокристаллов» правительство Югры потеряло миллиарды. Анатолий Чубайс, комментируя ситуацию в «Полярном кварце» («Роснано» планировало вложиться в проект, но предпочла завод «Кварц» в Челябинске), заявил: «Столько всего там наворочено было лет за десять, вот туда я точно идти не готов ни за что».

По данным источников Znak.com, в последнее время «Корпорация развития» перебивалась заказами на постройку детских площадок в московских дворах, по старой памяти подбрасываемых мэром Москвы.

Зачем была нужна «Корпорация»

Как говорилось выше, на деньги, которые вложили в «Корпорацию» регионы, ковалась политическая сила Латышева и его последователей. Но поскольку постепенно реальный вес полпредов снижался, к приходу в руководство предприятия Сергея Маслова корпорацию едва ли не открыто обвиняли в расхищении бюджетных средств. Требовали отчета о потраченных миллиардах депутаты региональных Заксобраний и губернаторы «тюменской матрешки». Ответов не было. Регионы перестали платить: полная бессмысленность «Корпорации развития» стала очевидна. Зазвучали предложения «вернуть вложенное», а саму структуру начали называть «Корпорация «Деградация».

Возбуждались уголовные дела о хищениях на «Полярном кварце». Один из его генеральных директоров Александр Митрофанов сейчас скрывается в Израиле. Источники Znak.com рассказывали, что еще пять лет назад Митрофанов приходил сдаваться в ФСБ с предложением рассказать о хищениях в «Корпорации развития», но тогда чекистов не заинтересовала предлагаемая менеджером информация.

Возможно, она пригодится сейчас.