Конкурсная масса Внешпромбанка может поступить в бюджет

Крах принес банку бумажную прибыль, и ФНС требует налог 7 млрд рублей.
17.02.2017
Агентство по страхованию вкладов (АСВ) как конкурсный управляющий Внешпромбанка обратилось в московский арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции ФНС № 50 по г. Москве, которое обязывает банк уплатить недоимку по налогу на прибыль в размере 7,1 млрд руб. и 464 млн руб. пени. В качестве обеспечительных мер АСВ просит приостановить действие решения ИФНС.

Это третья попытка АСВ добиться обеспечительных мер, но всякий раз агентство получало отказ, последний – 13 февраля. Суд счел, что АСВ не привело достоверных и допустимых доказательств того, что без обеспечительных мер будет причинен ущерб должнику и его кредиторам, следует из определения суда.

Налоговая инспекция вынесла решение о взыскании с банка задолженности по налогам на прибыль на 7,9 млрд руб. и уже выставила требования на 3,5 млрд руб. и эти платежи являются текущими, говорится (со ссылкой на представителя конкурсного управляющего) в письме кредиторов Внешпромбанка президенту, премьеру, министру финансов, председателю ЦБ и руководителю ФНС (опубликовано в группе вкладчиков во «В контакте»). «Ситуация абсурдная – откуда могут возникнуть такие огромные налоги на прибыль в абсолютно убыточном банке, который в последние годы не получал прибыль, а лишь выводил деньги посредством выдачи кредитов на подставные компании», – возмущаются кредиторы и просят высокопоставленных адресатов отменить решение налоговиков.

Всего у банка 11 808 кредиторов с требованиями на 253,9 млрд руб. и шансы получить что-то «призрачно малы», ведь сейчас в конкурсной массе всего 4,6 млрд руб., говорится в письме кредиторов. Представитель АСВ от комментариев отказался. Из материалов агентства следует, что на 1 января оно собрало в конкурсную массу 2,7 млрд руб.

Пострадавшие от Внешпромбанка

Владельцами Внешпромбанка были 19 физлиц и юрлиц, в качестве мажоритарных владельцев банк указывал своего президента Ларису Маркус (у нее было 8% в капитале банка и еще 1% – у ее брата Георгия Беджамова, экс-президента Российской федерации бобслея и скелетона). Совладельцами также были финансист Александр Зурабов (8%) и Николай Чилингаров, сын Артура Чилингарова (менее 1%). Маркус удавалось привлекать в банк VIP-вкладчиков. РБК писал, что в банке зависли деньги жены вице-премьера правительства Дмитрия Козака – Натальи Квачевой, жены Минобороны Сергея Шойгу Ирины, зятя главы «Транснефти» Николая Токарева – Андрея Болотова, родственников члена совета директоров «Транснефти» Артура Чилингарова, членов семьи главы ОКР Александра Жукова. Forbes писал, что самым крупным пострадавшим вкладчиком стал Владимир Груздев, который держал в банке $44–50 млн.

В данном случае налоговая задолженность у банка сформировалась после отзыва лицензии и поэтому она относится к текущим платежам, объясняет человек, близкий к одной из сторон спора. Из закона о банкротстве следует, что требования по текущим обязательствам банка не подлежат включению в реестр требований кредиторов – они являются приоритетными.

Налог на прибыль возник у Внешпромбанка из-за того, что с лишением лицензии у него исчезли основания для создания и переноса резервов на возможные потери по ссудам, которые уменьшали налогооблагаемую базу, поэтому возникли обязательства уплатить налоги, объясняет собеседник «Ведомостей». Это подтверждает другой человек, близкий к одной из сторон спора. «Якобы банк из-за формирования резервов недоплатил налогов, а теперь он должен их отчислить», – описывает он требования ИФНС. Но банк формирует резервы по требованию ЦБ, а не для того, чтобы избежать налогов, недоумевает он. «Непонятно, почему у убыточного банка возникает необходимость отчисления налога на прибыль, к тому же исходя из фальсифицированной отчетности», – сетует собеседник «Ведомостей».

Такие случаи были и раньше, продолжает он, но их было немного и требования налоговой были несущественными, в ситуации же с Внешпромбанком это большая проблема: фактически все, что попало в конкурсную массу к текущему моменту, отойдет налоговой, а не кредиторам. Оба собеседника «Ведомостей» указывают, что АСВ и ФНС продолжают спор и во внесудебной плоскости.
Банкротство Внешпромбанка стало одной из крупнейших банковских катастроф (см. врез): у банка с созвездием VIP-клиентов оказалась крупнейшая дыра – 215 млрд руб.

«Здравая логика подсказывает, что, если банк фальсифицировал отчетность – как можно определить налог на прибыль? В банке не оказалось ничего, никаких активов. И несправедливо, что налоговая идет вперед кредиторов», – говорит один из кредиторов.

«Такие вопросы в практике возникают и требуют разрешения на уровне Верховного суда», – считает партнер «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская (компания ведет ряд судов для АСВ). Данная проблема требует принципиального решения, поскольку очевидно, что интересы кредиторов банка не должны страдать от таких пробелов законодательства, говорит она. «Интересно, чем закончится рассмотрение этого конкретного дела в суде. Если оно дойдет до Верховного суда, то, возможно, разбирательство создаст некий прецедент», – заключает Тарнопольская.

Представитель ФНС на вопросы «Ведомостей» не ответил.