Кому курс правительства на импортозамещение не указ

Компания «Уралкалий» под видом ремонта вывозит в Чехию уникальный горнопроходческий комплекс российского производства.
24.10.2016
Федеральной службе по техническому и экспортному контролю предстоит решить непростой вопрос: разрешать или нет компании «Уралкалий» вывоз из России в Чехию на фирму T Machinery уникальный проходческо-добычной комбайн «Урал-20Р» производства Копейского машиностроительного завода? Как ни странно, но от ответа на него в значительной степени зависит понимание реальности программы импортозамещения в стране и отношения к ней собственников крупных компаний.

Российские ноу-хау оптом и в розницу

Несколько дней назад в Новосибирской области завершился судебный процесс о попытке контрабанды около полусотни электронно-оптических преобразователей, на основе которых изготавливаются приборы ночного видения. Продукцию одного из новосибирских заводов контрабандисты пытались вывезти в Гонконг. И, по некоторым данным, Гонконг не являлся конечным пунктом назначения комплектующих. Преобразователи должны были поступить в одну из стран Азиатско-Тихоокеанского региона. А на днях в Венском коммерческом суде начало рассматриваться дело «Силовые машины» против Böhler». Российская компания, принадлежащая владельцу «Северстали» Алексею Мордашову, заявила, что Böhler использовала чертежи «Силовых машин», выполняя заказ на поставку лопаток турбин для Хмельницкой АЭС. Теперь «Силовые машины» требуют от Böhler 2,72 млн евро.

Однако австрийцы с обвинениями не согласны. Они заявляют, что получили чертежи от заказчика – украинской компании «Энергоатом», которая предоставила всё необходимое для составления чертежей некоей дюссельдорфской фирме. А та уже и подготовила их для Böhler. Выступая перед журналистами по завершении саммита БРИКС, Владимир Путин признался, что у него была большая тревога по поводу импортозамещения в промышленности. Тем не менее президент отметил рост отечественной высокотехнологичной продукции и переход отечественных компаний на новый технологический уровень. Причём ранее он подчёркивал, что «речь идёт прежде всего о наиболее важных технологиях, о технологиях двойного назначения».

«Мы должны снять критическую зависимость от зарубежных технологий и промышленной продукции, в том числе имею в виду станко- и приборостроение, энергетическое машиностроение, оборудование для освоения месторождений и арктического шельфа», – подчёркивал Владимир Путин, предполагая, что «здесь нашим промышленникам могут серьёзно помочь отечественные сырьевые и инфраструктурные компании», которые «должны ориентироваться на отечественного производителя, формировать спрос на его продукцию».

Конечным же результатом импортозамещения президенту видится «наращивание несырьевого экспорта для встраивания наших компаний в глобальные производственные и технологические альянсы, и не на вторых ролях, а в качестве сильных, эффективных партнёров».

Вот только ни президент, ни российские промышленники, наверное, не ожидали, что, вый­дя на рынок со своей высокотехнологичной продукцией, они столкнутся не просто с международной конкуренцией и с промышленным шпионажем, но и, что более неожиданно, некорректным поведением своих же российских партнёров. И да, как оказалось, не все сырьевые компании поддерживают программу президента. Свежий пример: грузовики с разобранным комбайном «Урал-20Р», которые стоят где-то и только и ждут разрешения таможни, чтобы стартовать в Чехию.

Импортозамещение – это только для правительства?

Видимо, в преддверии приезда на рудники «Уралкалия» следователей из Генеральной прокуратуры, которые по поручению президента должны проверить компанию, на канале «Россия 24» в цикле «В рабочий полдень» вышел комплиментарный фильм, посвящённый основному акционеру «Уралкалия» Дмитрию Мазепину. Здесь известный российский бизнесмен постарался предстать в образе социально ответственного патриотичного предпринимателя.

В музее компании на фоне работающей модели комбайна «Урал-20Р» он рассказывал о том, что «Россия – уникальная страна», «поэтому, если можно расти, не выходя за пределы, мы не смотрим за рубеж». Естественно, здесь не упоминалось о состоявшемся в начале лета расширенном совете директоров «Уралкалия», где было объявлено о начале партнёрства с чешской компанией T Machinery, которая и будет в перспективе производить для калийщиков новые комбайны. Ну а начаться сотрудничество должно с того, что на чешские заводы будет направлен на ремонт один из имеющихся в компании комбайнов.

Рассказывают, что на прозвучавшие вопросы о том, как на фоне антироссийских санкций обосновать замену российской техники импортной, Дмитрий Мазепин будто бы посоветовал участникам совещания не обременять себя заботами правительства России. А ведь действительно странно, что горный комбайн с полным комплектом новых запчастей вывозят на капитальный ремонт из России в чешскую фирму, которая подобного оборудования просто не производит. Следует отметить, что речь идёт о сложной технике с массой более 100 тонн. При этом от рудников «Уралкалия» до завода в Копейске – 700 километров, до предприятий T Machinery в Чехии – 3500, потому целесообразность подобной сделки вызывает сомнения.

Договор на ремонт комбайна «Урал-20Р» между «Уралкалием» и T Machinery был заключён в августе этого года, но для оформления документов на вывоз товара из России потребовалось экспертное заключение. И вероятно, к удивлению руководства «Уралкалия», полученное в сентябре от экспертной организации идентификационное заключение не даёт права на вывоз комбайна «Урал-20Р», который относится к продукции, включённой в контролируемый список товаров и технологий двойного назначения.

Не будем забывать, что Чехия – страна НАТО. Комбайн, конечно, не танк, но тем не менее… Тем не менее следует ожидать, что «Уралкалий» предпримет повторную попытку получить разрешение на вывоз комбайна, обратившись уже в Федеральную службу по техническому и экспортному контролю.

А мы пойдём на Запад?

Необходимо упомянуть также, что «Урал-20Р» имеет узлы, которые должны изготавливаться или ремонтироваться в соответствии со специальными чертежами безопасности для работы в подземных условиях. У чехов таких чертежей быть не может, как, вероятно, и другой документации, обеспечивающей качественный ремонт. Так что же вдруг побудило «Уралкалий» после стольких лет успешного сотрудничества с Копейским машиностроительным заводом искать партнёров в Чехии, поставив под угрозу в том числе и безопасность собственных рабочих? Почему контракт на капитальный ремонт «Урал-20Р» руководство компании заключает с заводами чешской T Machinery, которая изготавливает лёгкое оборудование для угольных шахт и никогда не производила тяжёлую проходческую технику для добычи калийной руды?

Сложно поверить, что заводы T Machinery, находящиеся за тысячи километров от рудников «Уралкалия», не имея даже чертежей, смогут обеспечить качественный ремонт сложной горнорудной техники дешевле, чем находящийся практически по соседству производитель. А потому трудно отделаться от мысли, что ремонт копейских машин в Чехии лишь прикрытие для какой-то иной цели «Уралкалия».

Тем более что вместе с разобранным на узлы комбайном к отправке подготовлено большое количество новеньких, взятых со склада деталей и сборочных компонентов, изготовленных по заявкам заранее на Копейском машиностроительном заводе. Всего этого хватило бы, чтобы провести ремонт комбайна на месте в Березниках, возможно, при технической поддержке завода, как это традиционно делалось многие годы. Вывоз же высокотехнологичной машины с полным комплектом новых деталей создаёт реальную угрозу копирования техники.

Эти опасения небеспочвенны, учитывая аналогию с упоминавшимися выше «Силовыми машинами». По факту «Уралкалий» сам вывозит из России отечественное ноу-хау и передаёт чехам российские технологии. Получив «Урал-20Р» с полным комплектом запасных частей и узлов, T Machinery может досконально, до винтиков, изучить его, скопировать, а там уже при необходимости и наладить производство.

Но какая выгода от всего этого «Уралкалию»? После визита на рудники в Березниках генерального директора T Machinery Зденека Гайдика с группой конструкторов здесь ходят не подтверждённые пока никак слухи о том, что владельцы «Уралкалия» хотят купить чешский завод и производить там проходческое оборудование самостоятельно, кинув давних партнёров в Челябинске. Чехи, возможно, оценив сложность российского оборудования, решили, что процесс копирования пойдёт быстрее, если разобранный «Урал-20Р» привезти к ним на завод.

Импортозамещение похоронят в калийных рудниках

Но какими бы ни были попытки объяснить смысл этой сомнительной сделки, налицо виден потенциальный удар в спину российскому машиностроению. Похоже, что в закладку выработанных рудников «Уралкалий» намерен закопать и государственную политику импортозамещения. Точнее, замещение будет, но наоборот – российское на импортное, то есть от реальной импортонезависимости к умышленной ориентации на импорт. На фоне обсуждения Евросоюзом новых антироссийских санкций подобная политика выглядит цинично и вызывающе.

О последствиях же этого шага «Уралкалия» можно судить и по примеру «Силовых машин», и по истории с РСК «МиГ». Корпорация на уровне международного скандала вынуждена была отстаивать свои права разработчика и производителя, когда болгары изъявили желание отказаться от «дорогих» услуг российской компании и произвести ремонт МиГ-29 ВВС Болгарии на польских заводах. Ну и известны проблемы самого популярного российского бренда – автомата Калашникова, который производится сегодня практически кем угодно, даже заводами в США. На недобросовестной конкуренции концерн «Калашников» теряет миллионы долларов.

Скопировать высокотехнологичный горнопроходческий комплекс сложнее, чем автомат, но последствия могут оказаться такими же. Намерение «Уралкалия» вывезти комбайн в Чехию приведёт к значительному снижению заказов на Копейском машиностроительном заводе, что обернётся убытками для градообразующего предприятия, и соответственно к социальным проблемам в городе и Челябинской области – снижению налогооблагаемой базы, потере рабочих мест. Зато рабочие места будут создаваться в стране Евросоюза.

Полтора года назад Копейский машиностроительный завод приказом Минпромторга России отнесён к перечню предприятий тяжёлого машиностроения, оказывающих существенное влияние на отрасли промышленности и торговли. Кроме того, копейские машиностроители активно реализуют программы в соответствии с приказом Минпромторга «Об утверждении плана мероприятий по импортозамещению в отрасли тяжёлого машиностроения». Действительно, заводов, которые производят аналогичные проходческо-добычные комбайны, в мире единицы. А машин, подобных «Урал-20Р», просто не существует. Это тот самый пример, когда отечественная промышленность может гордиться своими достижениями, но потребители этих машин, такие как «Уралкалий», почему-то продолжают искать партнёров за рубежом. И это несмотря на то что завод в Копейске многие годы обеспечивает все угольные шахты России горнопроходческой техникой и все рудники «Уралкалия» добычными комбайнами. Все десятки миллионов тонн калийной руды, которые компания достаёт из-под земли, добываются комбайнами из Копейска.

Да и сам «Уралкалий» даёт высокую оценку копейской технике. Так, год назад, когда здесь хвастались приобретением двух новых «Урал-20Р», в пресс-релизе компании говорилось о том, что они были изготовлены специально по заказу «Уралкалия» в рамках программы по увеличению производительности комбайновых комплексов. И как отмечал Эдуард Смирнов, первый заместитель технического директора по горным работам ОАО «Уралкалий», «увеличение производства в наших шахтах невозможно без повышения наработки на комбайн. Внедрение более производительной и надёжной техники ведёт к повышению безопасности и эффективности горных работ».

Примечательно, что в создавшихся условиях государство, кажется, не имеет механизмов защиты отечественного производителя, даже когда речь идёт о предприятиях, оказывающих существенное влияние на отрасль. Возможно, что следователям Генеральной прокуратуры, которые по поручению президента выехали проверять компанию, следует не только поинтересоваться вопросами экологии и решением социальных проблем в регионе, но и задать вопросы о странных сделках компании с чешскими заводами. Как минимум сохранят деньги для российского бюджета, хотя задача-максимум – не дать похоронить отечественного производителя и всю программу импортозамещения в российском машиностроении.