Ключи от Удокана

Как кино Алексея Навального «Он вам не Димон» связано с Искандером Махмудовым, и когда Алишер Усманов наконец даст стране меди.
05.05.2017
Разгорающийся конфликт между миллиардером, основателем USM Holdings Алишером Усмановым и общественным активистом Алексеем Навальным позиционирован как реакция офшорно-российского олигарха на обвинение в поддержке бизнесом ближайшего окружения премьера Дмитрия Медведева. Обвинение прозвучало в масштабном расследовании, проведенном Фондом борьбы с коррупцией, и опубликованном в интернете.

Конкретно шла речь о якобы имевшей место передаче Алишером Усмановым особняка с земельным участком (более 4 га) в Одинцовском районе Подмосковья в дар фонду «Соцгоспроект», главой наблюдательного совета которого является однокурсник нынешнего премьер-министра РФ Дмитрия Медведева Илья Елисеев. Этот факт поразил две группы людей - аутсайдеров и инсайдеров. Первые были впечатлены широтой души Алишера Усманова и усмотрели в нем наличие скрытых мотивов, вторые - скажем так, скромностью обнародованных данных. С учетом того, что информация вероятных связях и даже возможном покровительстве Алишера Усманова Дмитрию Медведеву распространяется в интернете уже более десяти лет, передача участка в 4 га выглядит вишенкой на торте - не более. Ведь до этого герой видеоролика успел побывать и вице-премьером, и президентом страны, и председателем правительства. А структуры Алишера Усманова за это же время, по-видимому, получили от государства куда большие площадки для бизнеса - и по территории, и по стратегическому значению.

Странное совпадение

Фильм о Дмитрии Медведеве «Он вам не Димон» появился в интернете 2 марта 2017 года. А иск Алишера Бурхановича Усманова к создателям кино - активисту Алексею Навальному и некоммерческой организации «Фонд борьбы с коррупцией» был зарегистрирован в Люблинском районном суде города Москвы 12 апреля. В этот же день обнародована информация о том, что у Алишера Бурхановича появился новый бизнес-партнер. Это Игорь Алтушкин - председатель совета директоров Русской медной компании (РМК). Структуры Игоря Алтушкина должны получить половину бизнеса Байкальской горной компании (БГК), которую контролировал USM Holdings Алишера Усманова. Цель партнерства - совместная разработка Удоканского медного месторождения.

По признанию Алишера Усманова, опыт РМК поможет обеспечить успех проекта. А проекту действительно нужна помощь: с момента обнаружения медных руд на территории Забайкальского края в конце 1940-х годов, его все эти годы обещали разработать, и даже изменили маршрут БАМа. Ситуация приобрела геополитическую окраску после того, как с «уходом» Казахстана Россия практически лишилась медных месторождений. В российские времена были предприняты несколько попыток запустить добычу меди на Удокане. Самым успешным и оказался Алишер Усманов. Лицензию на разработку месторождения получила группа «Металлоинвест», основателем которой (через холдинговую структуру USM Holdings) на корпоративном сайте называют Алишера Усманова.

Случайно или нет, но это решение было принято в 2008 году - сразу после того, как президентом России стал Дмитрий Медведев. В конкурсе на Удокан хотели участвовать крупнейшие российские олигархические холдинги - «Норникель», SMR Олега Дерипаски и «Онэксим» Михаила Прохорова. Но они так и не решились предложить свои заявки, объяснив это экономическими причинами. Еще две очень «непростые» компании - РЖД и Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) - приняли участие в конкурсе, но проиграли. Таким образом Алишеру Усманову удалось пробить серьезную брешь в российской медной олигополии, которую образовал тандем двух корпораций - УГМК и «Норильский никель». В это же время Алишер Усманов оказался и в рядах акционеров «Норникеля».

Схватка за Удокан стала вторым открытым столкновением двух влиятельных представителей Узбекистана. В 1998 году, совершенно в другую эпоху, нынешний основатель и президент Уральской горно-металлургической компании Искандер Махмудов (совместно со своим тогдашним партнером Михаилом Черным) сражался с компанией «Интерфин» Алишера Усманова за 40% акций «Кузбассразрезугля», крупнейшей угольной компании России и основного поставщика коксующегося угля для металлургии. Победил тандем Черного и Махмудова, а для пытавшегося возражать Усманова, как пишет журнал «Форбс» у Черного и его партнеров нашлись «серьезные аргументы».

Лицензия на Удокан обошлась «Металлоинвесту» в 15 млрд рублей. По условиям лицензионного соглашения, компания за 5,5 лет обязалась организовать добычу 12 млн тонн руды в год, а через семь лет — 36 млн т, вложив 4 млрд долларов США. Вместо этого в 2014-2015 году последовала серия заявлений, обещаний, а также слухов о том, что в разработке месторождения будут участвовать вездесущие китайские инвесторы. Последние - реальное ноу-хау российских прожектёров: китайские инвесторы теоретически присутствуют чуть ли не во всех российских капиталоемких проектах, однако практически их найти невозможно. В начале 2015 года стало известно, что Удокан - не исключение. Китайский фонд Hopu Investments так и не реализовал в 2014 году опцион на выкуп 10% в проекте. В стороне держался и «Ростех», который предусмотрительно обзавелся опционом на 25% в капитале БГК, но не спешил его превращать в реальные акции, а наблюдал за инвестиционными метаниями «Металлоинвеста» со стороны.

От неприятного разбирательства по поводу того, где, собственно, обещанная в 2008 году медь, структуры Алишера Усманова спасло родное правительство, которое возглавлял Дмитрий Медведев. Осенью 2014 года Роснедра легким движением пера перенесли сроки начала разработки Удоканского месторождения на 2021 год, а строительство объектов инфраструктуры - на 2019 год.

Алтушкин, Байсаров и другие

Судя по всему, теперь разработкой Удокана займется Игорь Алтушкин. Это непростой человек. И дело не только в том, что он миллиардер, который в феврале 2017 года получил от
Владимира Путина орден Дружбы. Свою бизнес-карьеру Игорь Алтушкин начинал в 1995 году, когда активно участвовал в создании Уральской горно-металлургической компании. Той самой, которая «внезапно» проиграла конкурс в 2008 году «Металлоинвесту». В 2004 году из состава УГМК выделяется дочерняя структура - Русская медная компания (РМК), владельцем которой становится Игорь Алтушкин. Скорее всего именно она с самого начала и должна была стать оператором Удоканского месторождения. Но вместо забайкальской меди РМК получила нового партнера: в феврале 2011 года 20% оказались в руках у Руслана Байсарова. А сам Руслан Байсаров - хороший приятель президента Чечни Рамзана Кадырова - оказался в составе совета директоров РМК.

Все эти движения объяснялись исключительно экономическими соображениями, тем не менее уже через два года Руслан Байсаров также оперативно покинул «Русскую медь», продав свой пакет фонду инвестфонду Tempest PE Fund 1 с Канарских островов. О бенефициарах данного фонда ничего неизвестно, тем более что следы швейцарской компании Tempest Capital, созданной для управления этим фондом, остались исключительно в архивной версии интернета.

Таким образом в Удокане даже формально есть еще какой-то неизвестный инвестор, или группа таковых. Не считая опциона «Ростеха» на 25% акций. Неизвестно, из какого пакета будет формироваться эта доля. Но теоретически Алишер Усманов может оказаться в роли инвестора-миноритария в проекте, который он с таким трудом заполучил в 2008 году.
С учетом того, как жестко выстроены отношения между различными бизнес-группами в России, нельзя исключать, что Дмитрий Медведев в действительности был лишь «устрашающим маневром» последней кампании Алексея Навального - удобной для удара и эффективной для достижения цели. А основная задача - получить ключи от Удокана.

На войне как на войне

Утром 18 мая в Люблинский суд начнет процедуру досудебной подготовки к слушаниям по иску о защите чести и достоинства Алишера Усманова, который требует сатисфакции от Алексея Навального и Фонда борьбы с коррупцией. Финансовых претензий по этому иску не заявлено - Усманов намерен добиваться от Навального официального опровержения. Процедура досудебной подготовки предусматривает обсуждение вопроса о заключении мирового соглашения. Но пока вариант, когда Навальный такие извинения принесет, выглядит крайне маловероятным. До сих пор фундамент доверия к оппозиционеру строился на факторе правды, и любое опровержение приведет к обрушению всей конструкции.

В то же время юридические возможности Усманова и Навального, конечно, несопоставимы. Тем более интересно, кто будет защищать интересы борца с коррупцией. Будет ли это традиционная защита в суде с привлечением адвокатов, или же Алексей Навальный заранее начнет готовить свою аудиторию к проигрышу, станет ясно уже совсем скоро. Но это лишь один сценарий. В запасе всегда есть и военные решения. Тем более что у Искандара Махмудова есть колоссальный опыт, вошедший во все методички рейдерских технологий.

С начала 2000-х Искандер Махмудов вышел на новые рубежи, объявив себя «солдатом Путина». И теперь герою эпохи первоначального накопления капитала стали доверять куда более серьезные активы – например, концерн «Калашников», название которого говорит само за себя. Кстати, партнером там у Махмудова выступает все тот же «Ростех»
Сергея Чемезова. И вполне возможно именно такая конфигурация устраивает последнего на Удокане. А Алишеру Усманову в таком случае придется потесниться. Вполне возможно, что в серьезном географическом смысле, учитывая его новый налоговый статус.