Казахстан захлебнулся в дефиците бензина

Борьбу с этим явлением в ханстве Нурсултана Назарбаева начали с отставок чиновников.
11.10.2017
Рост цен и дефицит бензина в Казахстане обернулись выговорами для руководителей «Казмунайгаза» и Минэнерго страны, а также кресла одному из заместителей министра энергетики. Однако по мнению собеседников “Ъ” на местном рынке, текущий кризис является объективным следствием попыток государства регулировать розничные цены при существенной зависимости Казахстана от импорта топлива из России.

Дефицит нефтепродуктов в Казахстане и рост цен заставили правительство страны искать виновных. Сегодня премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев предложил объявить выговор главе «Казмунайгаза» Сауату Мынбаеву и министру энергетики Канату Бозумбаеву, а заместителя последнего — Асета Магауова — уволил.

Причиной столь жесткой реакции стала сложившаяся в стране ситуация с бензином Аи-92. Начиная с 10 сентября цены на этот вид топлива на АЗС Казахстана пошли вверх, и одновременно на некоторых автозаправочных станциях перешли на отпуск бензина по талонам. В октябре розничная цена выросла со 147 до 155 тенге за литр (примерно 26,3 руб.). А в ряде регионов на заправках бензина просто не осталось. Несмотря на то что бензин в Казахстане традиционно импортируется из России, он стоит дешевле из-за более низких акцизов, причем в последние несколько лет этот разрыв резко увеличился из-за роста акцизов в России. Сейчас акцизы в России более чем в два раза выше, чем в Казахстане, и составляют 10,13 тыс. руб. на тонну бензина «Евро-5» и 13,1 тыс. руб. на тонну «Евро-4» (оборот последнего запрещен в России, но пока разрешен в Казахстане).

Канат Бозумбаев пытался объяснить премьеру, что причиной роста цен стали перенос планового ремонта одного из казахстанских НПЗ — Павлодарского — с марта на сентябрь-октябрь. На осень также был назначен ремонт Чимкентского НПЗ. В результате доля российского импорта в общем объеме продаж бензина выросла с 20–25% до 40%, а рост цен на топливо в России, а также серьезное ослабление тенге к доллару и рублю (около 17%) увеличили стоимость этих объемов для казахских импортеров. Дефицит товара связан и с регуляторной политикой властей, признал министр. «Учитывая опыт возбуждения прежде административных дел в отношении сетей АЗС за рост розничных цен, интерпретируемый как согласованные действия или ценовой сговор, субъекты рынка не столь активно наращивали объемы импортного продукта из-за риска очередного административного штрафа, и это привело к снижению предложения на внутреннем рынке»,— добавил министр.

Однако Бакытжан Сагинтаев заявил, что «не может принять эти объяснения». «На пустом месте создали напряженность. И все ссылки на курсовую разницу, на цены у соседей, увеличение доли импорта… Раньше мы говорили, что у нас цена ниже и (бензин.— “Ъ”) уходит в Россию. Теперь в России цена выше и те не продают (в Казахстан.— “Ъ”). Это все считаю отговорками и уклонением от своих прямых должностных обязанностей»,— заявил он.

По данным казахского Информационно-аналитического центра нефти и газа, дефицит бензина собственного производства в Казахстане составляет 30%, дизельного топлива — 15%. Ситуация с нехваткой собственного топлива в стране наблюдается с 2011 года. Недостающий объем импортируется из России на рыночных условиях.

Несмотря на то что в 2015 году правительство отказалось от госрегулирования цен на бензин Аи-92, назвать текущее ценообразование рыночным можно лишь условно, рассказал “Ъ” один из крупных трейдеров, попросивший не называть его имя. По его словам, «министерство вынуждено регулировать этот рынок в ручном режиме», поскольку Казахстан зависит от импорта и динамики цен на гораздо более крупном российском рынке нефтепродуктов — так, в период высоких цен в России начинается вымывание бензина с казахского рынка. По мнению собеседника “Ъ”, у проблемы дефицита топлива есть объективные причины и исправить ситуацию можно, прежде всего проведя модернизацию казахских НПЗ, сроки окончания которой неоднократно переносились. Кроме того, необходимо «унифицировать» или хотя бы гармонизировать акцизную политику в России и Казахстане. Собеседник “Ъ” полагает также, что публичное наказание чиновников Минэнерго — «это средство успокоить общественное мнение, Данияр Берлибаев и Асет Магауов очень грамотные специалисты, но они не могут лично исправить существующие объективные перекосы».

Казахстан хочет бензинонезависимости
К 2019 году Астана планирует отказаться от импорта топлива из России
КоммерсантЪ, 02.03.2017

Казахстан подтвердил планы полностью завершить модернизацию своих НПЗ к 2019 году и перейти на самообеспечение бензином и дизтопливом. Сейчас страна значительную долю топлива импортирует из России, основными поставщиками являются Омский НПЗ "Газпром нефти" и Орский НПЗ. По мнению собеседников "Ъ", рост местной переработки в Казахстане усилит конкуренцию, а маржа российских компаний на местном рынке снизится.

Казахстан к 2019 году собирается завершить модернизацию своей нефтепереработки и полностью обеспечить рынок собственным топливом, заявил вчера министр энергетики страны Канат Бозумбаев. "Объем переработки нефти должен возрасти с 14,5 млн тонн в год до 17,5 млн тонн. Таким образом, в 2019 году мы ожидаем исключение импортозависимости по ГСМ",— сказал он. Сейчас около трети от потребления бензина, в том числе весь высококачественный бензин, Казахстан импортирует из России.

В Казахстане три НПЗ — в Павлодаре, Чимкенте и Гурьеве (Атырау), в 2016 году они переработали 14,5 млн тонн. В результате модернизации мощности НПЗ в Гурьеве увеличатся с 5 млн до 5,5 млн тонн, в Чимкенте — с 4,5 млн до 6 млн тонн, в Павлодаре — с 6 млн до 7 млн тонн. Завершение модернизации в Павлодаре и Гурьеве планируется в 2017 году, в Чимкенте — в 2018 году. На данный момент НПЗ не могут производить топливо стандартов выше "Евро-3", более качественное топливо завозится из России. В 2016 году Казахстан за счет собственной переработки закрыл 70,2% потребления бензина, 88% — дизельного топлива, 49,8% — авиакеросина. По данным железнодорожной статистики, в прошлом году Казахстан импортировал из РФ 2,2 млн тонн нефтепродуктов, из которых 1,1 млн тонн бензина, 0,4 млн тонн дизеля и 0,26 млн тонн авиакеросина. Из этого объема 1,2 млн тонн пришлось на Омский НПЗ "Газпром нефти", почти все остальное — на Орский НПЗ "Фортеинвеста". В компаниях не стали комментировать, как повлияет на них модернизация НПЗ в Казахстане.

Из-за высокой доли импорта из России казахстанский рынок нефтепродуктов находится в постоянной зависимости от динамики российского рынка, а также от изменения курса рубля к тенге. Хотя традиционно розничные цены на топливо в Казахстане были регулируемыми, власти страны были вынуждены отпустить в 2015 году цены на бензин АИ-92, а в прошлом году — и на дизельное топливо, чтобы избежать дефицита. При этом был введен запрет на экспорт бензина за пределы ЕАЭС, который сохраняется до сих пор. Астана рассчитывает, что развитие собственной нефтепереработки позволит более полно контролировать ценовую ситуацию на топливном рынке.

Но, как отмечают собеседники "Ъ" в отрасли, эти ожидания могут не оправдаться, поскольку сейчас розничные цены на моторное топливо в России из-за более высокой доли налогов существенно выше, чем в Казахстане. В результате происходит "вымывание" бензина с местного рынка (как минимум, жители приграничных областей России предпочитают заправляться в Казахстане), что приводит к выравниванию цен. Эта тенденция может приобрести иной масштаб в случае реализации серых схем "реэкспорта" бензина, поставленного из России в Казахстан, обратно в РФ. Сейчас масштаб проблемы ограничен прежде всего тем, что в России разрешен оборот только топлива класса "Евро-5", которое в Казахстане не производится. Если Казахстан пойдет по пути выравнивания налоговой нагрузки на потребителя с российской, маржа игроков на этом рынке, в том числе российских компаний, сократится.

Модернизация казахстанских НПЗ усугубит профицит бензина, который уже ощущается на российском рынке, отмечает Михаил Турукалов из "Аналитики товарных рынков". "Это означает рост конкуренции и сокращение доходов нефтекомпаний и владельцев АЗС, но потребитель выиграет",— считает он.