Как Викрам Пуния построил в России фармкорпорацию

Ради мечты о большом бизнесе Викрам Пуния расстался с партнерами и отказался от индийского гражданства. Его компания «Фармасинтез» стала одним из крупнейших в России поставщиков лекарств в больницы.
В январе 1992-го 18-летний студент Викрам Пуния, уроженец города Джайпур, прилетел в Иркутск. К этому моменту он полгода учился в Индии на врача, но, узнав о бесплатной программе обмена для студентов, отправился в Россию. Не испугала его даже 30-градусная разница в температуре воздуха — в Иркутске за окном было минус 15, в Джайпуре — аналогичное, но плюсовое значение. «Из-за жары я очень часто болел. Физически: температура, еще что-нибудь», — признается Пуния в интервью журналу РБК.

Стипендия в Иркутском медицинском университете была небольшой, а просить деньги у отца, крупного девелопера, он не хотел. Самым простым способом заработать оказалась торговля. Почти сразу после переезда Пуния начал возить из Москвы в Иркутск одежду и продукты: продавал кожаные изделия, которые тогда были в моде, женские колготки, чай, пиво — в общем, «все что угодно», рассказывает он. Спустя год, выучив в университете русский язык, Пуния перевелся с лечебного факультета на фармацевтический, а колготки и чай сменил на лекарства — перепродавал их в Сибири. Первый $1 млн, утверждает бизнесмен, он заработал на поставках медикаментов якутскому правительству. Тогда же Пуния решил завязать с коммерцией.

Есть потребность производить лекарственные препараты внутри страны, решил Пуния, и в том же году вместе с партнерами зарегистрировал «Фармасинтез». Он уже точно знал, что не вернется жить в Индию.

За 20 лет выручка компании выросла до 8,6 млрд руб. (по итогам 2016-го), предприятие разрослось до пяти заводов. Предприниматель получил российское гражданство, переехал в Москву, стал единоличным владельцем «Фармасинтеза» и обзавелся коллекцией дорогих спортивных автомобилей.

Родственный бизнес

Руслан Поляков, сооснователь «Фармасинтеза», вспоминает, что с Пуния он познакомился в Иркутске в середине 1990-х годов «за семейным столом». Будущих партнеров свели родственные связи: в 1994‑м Пуния женился на троюродной сестре Полякова Ирине. К моменту знакомства с Поляковым предприниматель уже начал строить первую производственную фармацевтическую площадку в Иркутске, в помещении бывших аптечных складов.

Пуния пригласил новоиспеченного родственника, у которого было строительное образование, «подъехать и посмотреть». Вскоре после этого осмотра он предложил Полякову войти в капитал компании и взять на себя руководство строительством завода. Третьим партнером в «Фармасинтезе» стал еще один житель Иркутска — Анил Рана (поговорить с ним журналу РБК не удалось).

Когда Поляков присоединился к проекту, здание будущего производства еще даже не отремонтировали, «не было никакой документации»: именно этими вопросами он и занялся. Пуния отвечал за маркетинг и поставки. О создании крупной компании партнеры тогда не задумывались. «У Викрама была идея, был потенциал, ресурс», — рассказывает Поляков.

Пуния вложил в развитие «Фармасинтеза» заработанный на торговле $1 млн, партнеры, по его словам, инвестировали меньшие суммы. Поляков не раскрывает конкретную цифру, но признается: «У меня был оптовый бизнес, связанный с продуктами питания. Я постепенно стал перекладывать [средства] в новый проект». Также партнеры взяли кредит примерно на $2 млн в Востсибкомбанке под 40–50% годовых (заем вернули через три года).

Первый завод «Фармасинтеза» заработал в 1999-м: бизнесмены наладили выпуск дженериков (аналоги оригинальных брендированных препаратов, выпускаемые под другими названиями) противотуберкулезных лекарств. А через три года в компании решили создать собственный препарат, который позже получил название «Перхлозон». На совместную с Иркутским институтом химии им. А.Е. Фаворского разработку ушло десять лет — «Перхлозон» официально был зарегистрирован в ноябре 2012-го, вскоре после этого вошел в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Однако когда в 2015-м Минздрав выпустил приказ с рекомендациями по лечению туберкулеза, в этот перечень медикаментов «Перхлозон» не попал.

Параллельно с разработкой собственного препарата «Фармасинтез» регистрировал права на новые дженерики. В 2003-м эту функцию вместе с продажами передали открывшемуся в Москве филиалу компании. Пуния занялся расширением производственных мощностей в Иркутске, поскольку прежних объемов хватать перестало, а также погрузился в работу по строительству второго завода, на этот раз в Уссурийске.

Игры роста

Идея построить завод в Приморском крае родилась неожиданно: в начале 2000-х годов на экономическом форуме во Владивостоке Пуния познакомился с губернатором Сергеем Дарькиным, он и предложил открыть предприятие на Дальнем Востоке. Изучив рынок, менеджеры «Фармасинтеза» обнаружили незанятую нишу — в регионе не хватало инфузионных растворов (таких как, например, глюкоза), рассказывает бизнесмен. В 2003-м в Уссурийске зарегистрировали отдельную компанию «Ист-Фарм».

Затея удалась, считает Пуния: «Фактически сегодня и в Сибири, и на Дальнем Востоке мы являемся основным поставщиком инфузионных растворов». Выручка «Ист-Фарма» превысила 100 млн руб. в 2010-м, а по итогам 2016-го составила 778 млн руб. (с прибылью 125 млн руб.), следует из данных в базе «СПАРК-Интерфакс».

Доходы головной иркутской компании росли медленнее: в то время как выручка приморского завода увеличивалась на десятки процентов, у «Фармасинтеза» в 2007-м она упала на 7%, в 2008-м выросла лишь на 5%. После запуска уссурийского завода в компании начался долгий период застоя, признавал Пуния в интервью журналу Vademecum.

Чтобы вывести бизнес из этого состояния, предприниматель решился на кардинальные меры — получить российское гражданство, отказавшись от индийского, переехать в Москву и взять управление офисом под свой личный контроль. Ему не нравилось, как работал филиал: регистрация препаратов и продажи «шли довольно плохо, не было дисциплины, не было порядка», заключает Пуния.

Московским филиалом тогда руководил один из партнеров «Фармасинтеза» Рана, следует из информации в «СПАРК-Интерфаксе». После переезда в столицу Пуния уволил почти всех сотрудников филиала и набрал новых. Кроме того, он решил выкупить доли двух партнеров — их взгляды на развитие бизнеса расходились: «Я был всегда за то, чтобы инвестировать больше, работать больше, зарабатывать быстрее. Но они [партнеры] постоянно требовали дивиденды», — поясняет Пуния. Как следует из годовых отчетов «Фармасинтеза», по итогам 2008‑го на выплаты акционерам ушло 85% прибыли (2 млн руб.), в 2009-м — 90% (76 млн руб.), а через год — уже 22,6% (40 млн руб.).

Вторая причина ухода совладельцев, по словам Пуния, — уголовное дело «в отношении неустановленных лиц». Никаких деталей разбирательства Пуния не раскрывает: «Не хотелось бы поднимать эту тему и копаться в грязи». Он считает дело «сфабрикованной атакой конкурентов на «Фармасинтез». В частности, говорит, что в тот же период ему поступали предложения продать бизнес (потенциальных покупателей и сумму он не раскрывает) за «копейки, если сравнить со стоимостью компании сегодня».

Избавляться от «проблемного» бизнеса Пуния не стал, а консолидировал 100% акций, выкупив у партнеров 36%. Сумму сделки бизнесмен не назвал. По данным из отчета «Фармасинтеза» за 2008 год, уставный капитал компании составлял 100 млн руб. Поляков объясняет выход из бизнеса проблемами со здоровьем: «У меня был компрессионный перелом позвоночника, поэтому было принято решение продать долю». Сумму он также не раскрыл.

Частично Пуния рассчитался с партнерами имуществом и недвижимостью, говорит бизнесмен. После ухода из «Фармасинтеза» Поляков занялся управлением недвижимостью: сейчас ему принадлежит бизнес-центр «Меридиан» в Иркутске. Ранее владельцем трех юрлиц, связанных с деловым центром и расположенных по тому же адресу, был Пуния, в феврале 2013-го они были ликвидированы (данные «СПАРК-Интерфакса»). Поляков подтвердил, что в девелоперском бизнесе они также были партнерами.

Через год после сделки Пуния распустил совет директоров компании, но новый состав так и не появился — предприниматель не видит в нем смысла.

«Все равно сделаю»

Вечером 8 сентября 2017-го обстановка у ледокола «Ангара» в Иркутске напоминала гуляния в день города: «Фармасинтез» устроил для жителей концерт и десятиминутный салют в честь двадцатилетия компании. На корпоратив по случаю юбилея позвали и бывших сотрудников, среди них был Федор Мирошников: в 2008-м он стал гендиректором «Фармасинтеза», а до этого около 20 лет возглавлял Усольский химфармкомбинат.

«Он ко мне приезжал, опыта набирался», — рассказывает Мирошников о знакомстве с Пуния и поясняет: Усольский химфармкомбинат был крупнейшим в Советском Союзе производителем фармацевтических субстанций, из которых делают медикаменты. Уехав в Москву в 2008-м, Пуния позвал старого знакомого на работу — руководить компанией в Иркутске. «Строили производства, пускали новые», — Мирошников лаконично описывает свою работу в «Фармасинтезе». В компании он проработал лишь год.

Тем не менее опыт Усольского химфармкомбината «Фармасинтезу» пригодился. Пуния решил выпускать не только лекарства, но и фармсубстанции. С 2014-го в разделе «Работа» в профиле Пуния в Facebook помимо должности президента «Фармасинтеза» появился пункт «Вывод России из зависимости от импорта лекарств».

Импортозамещению в стране препятствует в первую очередь неразвитое производство субстанций, уверен бизнесмен. В сентябре 2017-го Пуния публично предложил Минпромторгу и Минздраву предоставить российским производителям фармсубстанций преференцию в 40% при госзакупках. Взамен бизнесмен пообещал вложить в производство компонентов 10 млрд руб., писал ТАСС.

Эти миллиарды Пуния в любом случае намерен инвестировать — вне зависимости от того, согласится ли правительство утвердить преференцию. О строительстве предприятия по производству субстанций в Усолье-Сибирском (80 км от Иркутска) компания сообщила за неделю до публичного обещания Пуния министрам. Однако озабоченность бизнесмена господдержкой понятна: с 40-процентной преференцией инвестиции в завод окупятся вдвое быстрее — за четыре-пять лет, объясняет он. Пока же доля субстанций в выручке «Фармасинтеза» не превышает 2%, но к 2020 году Пуния хочет видеть компанию «поставщиком сырья для всего мира».

В СССР были крупные производители ингредиентов, которые импортировали продукцию, но на смену пришло более дешевое китайское сырье, объясняет гендиректор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. Сейчас многие предприятия в Китае закрываются, поэтому и «Фармасинтез», и другие компании в России «расценивают это как возможность занять нишу», считает Дмитриев.

Все больше фармкомпаний делают ставку на создание новых продуктов, переход на производство полного цикла внутри страны — от субстанции до готового препарата — вполне логичен, добавляет директор по экономике здравоохранения компании «Р-Фарм» Александр Быков. Сейчас, по словам эксперта, в России около 30 производителей субстанций, в том числе «Р-Фарм», но все равно существующего объема недостаточно. Объем ввозимого фармсырья в 2016-м составил 50 млрд руб., рост за год — 6%, подсчитали в DSM для журнала РБК.

Пока полноценный завод по выпуску субстанций у «Фармасинтеза» существует лишь в планах, компания запускает производственные линии на новом заводе в Братске: помимо ингредиентов предприятие будет выпускать и «Перхлозон». Инвестиции в проект — почти 1,4 млрд руб., по данным экономического портала Братска.

На строительство в 2015-м Пуния получил льготный заем на 300 млн руб. от Фонда развития промышленности. А городские власти помогли в переговорах с местными подрядчиками: удалось в два раза сбить стоимость подключения к электросетям и ускорить оформление земельных участков, рассказал представитель администрации Братска.

Впрочем, Пуния собирается не просто вывести компанию в число лидеров — производителей сырья: бизнесмен решился «перепридумать» суть своего бизнеса.

Главная мечта

Пуния не стесняется личного успеха: он публикует на странице в Facebook фотографии спорткаров и люксовых автомобилей, увлеченно рассказывает СМИ, как возит их в Иркутск и за границу и «гоняет». «Ты можешь ездить в Москве полгода, пока длится лето, начиная с майских праздников и заканчивая октябрем», — радовался бизнесмен, рассказывая в интервью иркутскому каналу Weacom о своем Lamborghini.

Как развивать «Фармасинтез», Пуния тоже решает фактически единолично. «В любой фирме есть генератор идей, кто придумывает, кто понимает, что и почему. В моей компании, безусловно, такие стратегические решения принимаются до сих пор мной лично», — признает бизнесмен. Пока он генерирует новые идеи, производство новых дженериков уже десятилетия остается основным источником развития «Фармасинтеза». Начиная с 2012-го выручка показывает двузначные темпы роста, а чистая прибыль в 2016-м впервые превысила 1 млрд руб. (втрое больше, чем годом ранее).

Зарабатывает компания прежде всего на продаже лекарств в больницы: «Фармасинтез» по итогам года стал шестым по объему поставок производителем медикаментов в этом сегменте, заняв 3,2% рынка, следует из отчета группы DSM. Причем в рейтинге помимо компании Пуния присутствует лишь один российский производитель — «Биокад» (доля 2,7%).

Подняться в рейтинге обеим компаниям помог курс на импортозамещение, объясняют в DSM: в 2015-м правительство одобрило ограничение госзакупок импортных лекарств, а утвержденная госпрограмма «Фарма-2020» нацелена на замену иностранных дорогих препаратов. Как результат, к примеру, антиретровирусный «Керемувир» от «Фармасинтеза» заменил «Презисту» от Johnson & Johnson, отечественное лекарство оказалось на десятом месте в рейтинге брендов по закупкам (DSM оценивает объем в 1,7 млрд руб.).

Дмитриев согласен: импортозамещение подтолкнуло рост «Фармасинтеза». Однако не менее важным фактором стало и расширение портфеля: долгое время основным коньком компании Пуния были противотуберкулезные препараты, а затем «Фармасинтез» стал производить больше разных лекарств, причем в дорогостоящем сегменте, из индийских субстанций, объясняет эксперт.

За последние три года у компании появилось сразу три новых завода — это тоже способствует росту, добавляет Дмитриев. Так, в 2015-м Пуния приобрел предприятие «ЮграФарм» в Тюмени за 500 млн руб. (еще 5 млрд руб. будет вложено в развитие) и наладил выпуск лекарств от диабета, а в 2017-м за 2 млрд руб. открыл производство цитостатиков (противоопухолевых препаратов) в Санкт-Петербурге и завод в Братске.

«Главная моя мечта — разработка инновационных препаратов», — говорит Пуния. Пока около 95% наименований в портфеле «Фармасинтеза» — дженерики. Из «инновационных» по-прежнему только «Перхлозон». Но предприниматель, по его утверждению, активно инвестирует в собственные разработки. Сейчас в стадии клинических испытаний находится препарат, предназначенный для профилактики и лечения спаечных процессов (сращивание соседних органов). Если удастся доказать его эффективность, лекарство появится в продаже в России в 2019 году, затем Пуния планирует выводить его за рубеж: инвестиции превысят $100 млн с учетом трат на регистрацию препарата в США и Европе.

Пуния уверен: иного выбора, кроме как разворот к собственным лекарствам, нет. Выпуск новых дженериков «не даст нам вечный рост», на рынке «рано или поздно появятся другие продукты», объясняет он. Да и темпы роста выручки «Фармасинтеза» замедляются: если в 2014 году этот показатель подскочил на 94%, то в 2016-м динамика составила 36%.

По прогнозу бизнесмена, компания сможет расти на старой модели еще два-три года, а дальше все будет зависеть от того, какие инновационные препараты «Фармасинтез» будет вводить в рынок.

«Если мы докажем свою эффективность, свою гипотезу, то… Знаете, как телефон был Nokia, с появлением смартфонов Apple и Samsung Nokia исчез. Все старое исчезнет с появлением нашего препарата», — самоуверенно заявляет Пуния. Первый $1 млрд «Фармасинтез», по задумке основателя, принесет к 2022 году.
Льва Леваева делают бездомным
Генпрокуратура России посчитала, что приватизация двух отелей в Минводах прошла с нарушениями.
Московской фирме не удалось прикинуться китайским Shein
Роспатент защитил бренд от российского конкурента.
Нидерландское Salym учат говорить по-русски
«Газпром нефть» через суд переводит СП в российскую юрисдикцию.
Русского киберимошенника отправили этапом в США
США считают Дениса Дубникова причастным к работе группировки кибермошенников, которые использовали вредоносное ПО для шифрования файлов на компьютерах жертв и требовали выкуп за разблокировку.
Миллиардер Тукаев спасает активы разводом
Погрязший в долгах подрядчик «Роснефти» и птицевод из Лениногорска тасует недвижимость, машины и доли в бизнесе с близкими.
«Полиметалл» отводит ФНС глаза
Продажу десятков тысяч тонн руды представили попутной добычей. Золотопромышленники ищут способ снизить налоговое бремя.
ФАС ударила по РЖД током
ОАО РЖД не пускают на оптовый энергорынок.
Россиян оставили без швейцарских шоколадок
Производитель шоколада Lindt остановил поставки и закрыла свои российские магазины в начале марта, а теперь окончательно покидает рынок РФ. Причины решения не называются.
Жидомасонская риторика отца Сергия возбудила прокуратуру
На этот раз бывшему духовнику Среднеуральского женского монастыря вменяют разжигание ненависти к представителям других религиозных конфессий. Свою вину он не признал.
Секреты улетали в Китай на гиперзвуковых ракетах «Циркон»
За работу на китайскую разведку наказывать по всей строгости не принято.
Госдеп Белоусов исчез, не попрощавшись
Депутат Вадим Белоусов исчез, не дослушав приговор за миллиардные взятки.
Юрию Шевчуку суд напел штраф
Шевчук на заседании не присутствовал, но передал через адвоката антивоенное заявление.
В МВД запахло «Энергогазом»
«Энергогаз» готовится к новой продаже актива за 1,8 миллиарда. Долю в «Научном-6» реализуют с помощью публичного предложения.
Сенатор Арсен Каноков купил сеть премиум-супермаркетов «Глобус Гурмэ»
Сеть премиум-супермаркетов «Глобус Гурмэ» сменила владельца. Российские рестораторы Аркадий Новиков и Антон Пинский продали ретейлера группе «Синдика» сенатора Арсена Канокова.
Катерина Босов стала невозвращенкой
Французское издание опубликовало интервью с вдовой угольного олигарха
У Татьяны Бакальчук клевые «Ягодки»
Новая надпись расположена на главной странице сайта, при этом ссылка на страницу не изменила, и приложение в Google Play все еще называются Wildberries
Лиокумович прикупил OBI за 600 рублей
Закрытие бизнеса в России немецким OBI GmH стало одной из самых драматичных историй исхода иностранных компаний с российского рынка.
Тиньков наговорил Дерипаске на 2 миллиарда рублей
Дерипаска подал иск к Тинькову из-за оскорбительных высказываний в одной из соцсетей. Он требует взыскать с бизнесмена компенсацию 2 миллиарда рублей. Эту сумму в случае победы Дерипаска планирует направить на благотворительные проекты
Скандальных фармацевтов госпрограммой не вылечить
За реализацию инициативы Министерства науки и высшего образования о развитии лекарственной промышленности в России намереваются взяться фармакологические компании с неоднозначной репутацией.
Рекламный рынок попилят Мирзояны и Керимов
Эксперты считают, что поправки в "Закон о рекламе" буквально убьют рекламный рынок. Зато так не считают братья Леван и Роберт Мирзояны, которые могут стать главными выгодополучателями от изменений в законодательство.