Как в России устроен рынок АЗС

Независимым компаниям принадлежит более половины заправок, но продают топливо они меньше, чем крупные игроки.
13.10.2017
Всего в России 15 000 АЗС, из них только около 40% принадлежит нефтяным компаниям, остальное – независимым, рассказал «Ведомостям» начальник управления ТЭК Федеральной антимонопольной службы Дмитрий Махонин. Но по показателю пролива (топливо, проданное через одну АЗС) пропорция обратная, нефтяники продают больше: их доля в продажах – около 60%.

Нефтяникам хватает заправок

Антимонопольная служба, как правило, не согласовывает покупку вертикально-интегрированными компаниями нескольких десятков АЗС, рассказывает Махонин: «Это позволяет сохранить баланс между независимыми АЗС и заправками, принадлежащими нефтяникам». Правда, запросов на крупные сделки с заправками не было уже давно и нефтяники не планируют их в ближайшее время, знает он. По его словам, точечные покупки – 1–2 АЗС – происходят.

В тройку компаний, владеющих крупнейшими сетями АЗС в России, входят «Роснефть» (2897 заправок), «Лукойл» (2603), «Газпром нефть» (1244). Представитель «Роснефти» не ответил, будет ли компания увеличивать розничную сеть. «Лукойл» не рассматривает вопрос значительного увеличения АЗС в долгосрочной перспективе, экстенсивный путь развития уже пройден, массового ухода из регионов тоже не будет, говорит представитель компании.

«Долгосрочная стратегия «Газпром нефти» предполагает незначительный прирост числа АЗС, приоритет – повышение эффективности», – сообщил директор по региональным продажам Александр Крылов. Shell (более 220 АЗС) планирует увеличивать сеть, говорит представитель компании: «До конца года мы откроем заправочные станции в Нижнем Новгороде и Самаре. Shell рассматривает Россию как один из самых приоритетных регионов для развития сети АЗС».

Как работают независимые АЗС

Когда развивался розничный сектор, АЗС строили где придется, рассказывает руководитель Российского топливного союза Григорий Сергиенко: «Главным было поставить колонку. Считали, что бензин будет всегда. Оказалось, что нет. Научились, лишь когда в начале 1990-х в Россию пришла ВР».

«Она показала, как надо выбирать место для АЗС, анализировать спрос на топливо и т. д., – продолжает Сергиенко. – Так и действовали потом нефтяники – скупали, что было выгодно с точки зрения расположения, пролива и доходности заправки, и сейчас вне их внимания остались АЗС, которые мало привлекают». Махонин говорит, что в последнее время доля независимых заправок сократилась несущественно.

Нефтяники варят кофе

В 2016 г. «Газпром нефть» продала 21 млн чашек кофе на заправках. «Все кофе-машины на наших АЗС также управляются из единого автоматизированного центра, который следит за соблюдением рецептуры и числом проданных чашек, – говорит Крылов. – Продажи кофе неизменно растут. За первые восемь месяцев 2017 г. выручка от продажи кофе достигла 1,7 млрд руб. – это на 22% больше, чем за тот же период прошлого года».

Розничный бизнес неинтересен – инвестиционная привлекательность низкая, отмечает Сергиенко. Времена, когда зимой, хоть и при низком спросе, маржа достигала 30–35%, ушли в прошлое, сейчас она 13%, а если вычесть затраты на содержание бизнеса, то рентабельность уходит в нулевую зону, говорит ведущий аналитик «Алгоритм. Топливный интегратор» Виктор Костюков.

Из-за снижения рентабельности «Лукойл» думал о продаже трети АЗС, но отказался от идеи. «В 2017 г. розница впервые столкнулась с резким снижением рентабельности, – констатирует Крылов. – Но нигде в мире розница не остается центром прибыли нефтяных компаний». «Нефтяникам доходность в этом сегменте не важна. Они зарабатывают на оптовых продажах», – уверяет Сергиенко: вертикально-интегрированные компании доминируют на рынке, устанавливают правила игры и цены и тем самым хоронят независимую розницу.

Махонин говорит, что последние годы общее количество АЗС в России держится практически на одном уровне. Вертикально-интегрированные компании предпочитают строить АЗС, а не покупать их.

Независимым АЗС приходится выживать. Некоторым удается договориться с нефтяными компаниями о работе по франшизе, но их немного, знает Сергиенко. Другие договариваются продавать топливо нефтяников за комиссию, увеличивают продажи сопутствующих товаров или торгуют суррогатным топливом. Последнее государство пытается пресечь.

Для развития независимой розницы все потребители топлива должны иметь равный доступ к нефтепродуктам, считает гендиректор компании «Солид – товарные рынки» (ей принадлежит 18 АЗС в Смоленской и Нижегородской областях) Илья Мороз: «Нужно как минимум половину топлива, которое реализуется на внутреннем рынке, продавать через прозрачные биржевые торги». Кроме того, отгрузки топлива на биржевом рынке должны зеркально повторять пропорцию отгрузок на внебиржевом рынке – отгрузок по трубе на бирже очень мало, сетует он.

Кафе и электромобили

Для увеличения рентабельности нужно снижать издержки и получать дополнительный доход от эффективной организации ритейла, считает Крылов. Для «Роснефти» продажа сопутствующих товаров имеет приоритетное значение, говорит ее представитель: за два года продажи сопутствующего бизнеса выросли на 20%, стратегия предусматривает увеличение продаж вдвое за 3–5 лет.

Продажи в магазине и кафе приносят Shell около трети прибыли. По оценке «Газпром нефти», сотрудничество с ритейлером позволяет за счет дополнительного трафика увеличить продажи топлива на АЗС на 5%.

«Лукойл» считает, что подход к заправке может измениться с развитием электромобилей. Для зарядки электромобиля требуется время (быстрая зарядка – 10–20 минут, а медленная – 8–10 часов), следовательно, вырастет время пребывания клиентов в кафе и магазине. Ориентировочное время заряда Tesla с 0 до 80% – 25–30 минут с использованием быстрой зарядки, говорит представитель Shell. Компания видит потенциал развития в установке зарядок – их стоимость варьируется от 0,8 млн до 3 млн руб., но пока только на междугородных трассах.

У «Лукойла» более десятка зарядных станций, их число будет расти, сообщил представитель компании.

По данным «Автостата», на 1 июля 2017 г. в России был 1121 электромобиль.