Как убивали русского Илона Маска

Следствие ищет убийц Валерия Пшеничного, не выходя из СИЗО 
03.02.2022
Перемены по службе

О том, что дело о гибели Валерия Пшеничного не совсем покрылось пылью в СК, что по нему продолжаются какие-то действия, «Новая» узнала удивительным по нашим временам образом: от самого следствия. Вскоре после очередного скандала с пытками в тюрьмах в СК, видимо, случился новый виток активности по этой теме, и нам пришел запрос: если газета фотографировала Валерия Пшеничного в суде, когда ему выбирали меру пресечения, надо прислать в СК эти фото плюс «предоставить заверенные копии» всех публикаций о деле. 

По телефону следователь разрешил предоставить ссылки на публикации на сайте газеты, раз уж бумажных версий за 2018 год у меня под рукой не сохранилось. И вот это мне понравилось больше всего: когда нашему кипучему следствию надо изобличить опасных блогеров, все нужные ссылки оно находит самостоятельно, быстро, качественно и без помощи журналистов. Хватает одной лупы Бастрыкина. Но следователю Девятаеву из бригады СК, дислоцированной в Петербурге, спасибо за то, что в принципе делом Пшеничного спустя четыре года хоть как-то занимаются. 

Как уже писала «Новая», в самом начале следствия, в феврале — апреле 2018 года, экспертизы по делу о гибели Пшеничного проводило петербургское Бюро судебно-медицинских экспертиз (БСМЭ), подведомственное Минздраву. Именно из актов его экспертиз мы знаем, что: 

повреждения на теле Валерия Пшеничного таковы, что вряд ли человек мог причинить их себе самостоятельно, а потом еще и пойти и повеситься;
пытали Пшеничного не его сокамерники — их ДНК не совпадает с той, что была найдена на предполагаемых орудиях пыток;
на палке с обмотанным скотчем основанием, найденной рядом с телом Пшеничного, обнаружены «биологические следы», эксперты не исключали присутствие в них «генетического материала Захарочкина Е. Ю.», сотрудника СИЗО-4;
следствие проверяло на причастность к гибели Пшеничного и других сотрудников СИЗО, в частности — некоего Махонько А.П., но его биологических следов на месте происшествия эксперты не нашли.

Прошло ровно четыре года. Экспертизы до сих пор продолжаются, теперь к их проведению присоединился Судебно-экспертный центр самого Следственного комитета. Вряд ли родным погибшего бизнесмена это добавило надежд на то, что поиском убийц занялись люди менее зависимые и более объективные. В заключениях экспертов (имеются в распоряжении «Новой») видно, что предполагаемого убийцу ищут буквально среди всех заключенных СИЗО — в соседних камерах и даже в камерах, расположенных достаточно далеко от 62-й, в которой сидел и погиб Пшеничный. Хотя с 5 февраля 2018-го, когда Пшеничный погиб, руководство УФСИН по Петербургу клялось с самым честным видом и даже представляло доказательства, что заключенный в момент гибели был один. Пока ни среди сидельцев, ни среди сотрудников СИЗО перспективных подозреваемых, судя по выводам экспертов, не нашлось. 

Как выяснила «Новая», полное имя Захарочкина Е. Ю., фигурирующего в материалах дела, — Евгений Юрьевич. В 2018 году, по нашей информации, капитан внутренней службы Евгений Юрьевич Захарочкин работал в СИЗО-4 в должности начальника оперативного отдела. 

Как следует из выводов экспертов, сделанных в апреле 2018 года, именно он мог держать в руках деревянную палку, найденную в камере Пшеничного рядом с трупом. 

Сейчас Евгений Захарочкин в СИЗО-4 не работает, он перешел на службу в гуманную тюремную медицину. По данным на сайте Областной больницы им. Ф.П. Гааза УФСИН РФ по Санкт-Петербургу и Ленобласти, он работает заместителем начальника учреждения, курирующим «работу по безопасности и оперативной работе». 

Еще один бывший сотрудник СИЗО-4, который фигурировал в материалах по делу Пшеничного, тоже покинул прежнее место службы в связи с повышением. С 7 февраля 2019 года Махонько Анатолий Петрович, по данным СПАРК, возглавляет колонию для несовершеннолетних в Колпино под Петербургом. 

Дело

Напомним, что Валерий Пшеничный был успешным предпринимателем и высококлассным инженером, его IT-компания «НовИТ Про», в числе прочего, работала с гособоронзаказами. Коллеги прозвали Пшеничного «русским Илоном Маском» — за фантастические идеи, которые он стремился реализовывать. Один из таких проектов оказался связан как раз с госзаказом Минобороны. Фирма должна была создать для завода «Адмиралтейские верфи» компьютерную 3D-модель подводной лодки проекта «Варшавянка». Для упрощения обслуживания и ремонта лодки во время эксплуатации. Пшеничный пошел дальше: он придумал, что надо создать эту модель так, чтобы лодка, дислоцированная в тысячах километров от Петербурга, при необходимости могла связаться с инженерами на «Адмиралтейских верфях», а те бы удаленно ремонтировали ее или управляли специалистами на месте, как виртуальными руками. 

Поскольку в таком масштабе и с такой детализацией (до винтика), как хотел Пшеничный, этого никто никогда не делал, компания и «Адмиралтейские верфи», а точнее — представители Минобороны, очень долго утрясали цену: непонятно было, сколько человеко-часов понадобится для работ и так далее, у военных свои параметры. В конце концов, договорились обо всем, военная приемка все утвердила, стороны подписали договор. 

В проекте, о котором идет речь, было шесть модификаций таких подлодок. И позже выяснится, что из чистого любопытства, не увеличивая цену, Пшеничный придумал, как сделать 3D-модели сразу для всех шести. Позже ему вменят заведомо завышенную цену разработок для одной лодки. 

Уголовное дело, в котором Валерий Пшеничный стал обвиняемым, возбуждено было по заявлению самого Пшеничного, он должен был проходить как потерпевший. 

В 2016 году Пшеничный, вернувшись на работу после болезни, обнаружил пропажу денег со счетов. Он заподозрил, что фирму обкрадывал его партнер и гендиректор компании Андрей Петров. Пшеничный написал заявление на Петрова, того арестовали. 

Параллельно со всем этим сложился любовный треугольник, который тоже сыграет роль в гибели Пшеничного. Зам главного инженера «Адмиралтейских верфей» Глеб Емельченков развелся с женой, они очень тяжело делили имущество и детей. Ушла эта женщина как раз к Петрову. Пшеничный был недоволен тем, что партнер подставляет под возможный удар сделку, портя отношения с представителем заказчика. Хотя Емельченков даже при большом желании не мог бы повлиять на контракт, у него не было таких полномочий. 

Оказавшись под стражей, Петров дал показания сразу на двоих своих недоброжелателей — и на Пшеничного, и на Емельченкова. По его словам, компания «НовИТ Про» якобы намеренно завышала стоимость работ по созданию 3D-модели, разница между реальной стоимостью и ценой по контракту была почти миллиард, и его Пшеничный присвоил. В процессе следствия сумма предполагаемого ущерба снижалась и дошла до 400 миллионов. 

Как считало следствие, завышать смету Пшеничному помогал Емельченков. Заметим в скобках, что на самом заводе утверждали: зам главного инженера в принципе не имел ни такой возможности, ни полномочий для этого. При этом в деле есть подпись военной приемки под согласованием объема работ и их стоимости. 

По идее, для «НовИТ Про» эта история абсолютно коммерческая, Минобороны могло и не соглашаться на цену компании. Правда, других исполнителей таких работ просто не существовало, они были уникальны. Так или иначе, следствие решило, что лучше знает, сколько должна стоить подлодка. 

В декабре 2017 года в отношении Пшеничного было возбуждено уголовное дело по статье 159, часть 4 (мошенничество в особо крупных размерах). В январе 2018-го у него дома и на работе прошли обыски, его задержали, потом арестовали и поместили в камеру № 62 СИЗО-4 в Петербурге. В апреле 2018-го Петров вышел на свободу под подписку о невыезде. 

При аресте Пшеничного следствие, вероятно, видело стандартное развитие событий: Петров идет на сделку, дело в отношении него выделяется в отдельное производство (и его действительно выделили), его судят в порядке особого производства — без представления доказательств, только на основании признания вины, он получает наказание ниже низшего предела (летом 2020 года Петров был приговорен к реальному лишению свободы на три года и к штрафу в полмиллиона рублей). А потом используют приговор по его делу как преюдицию, чтобы осудить Пшеничного. 

Практика по уголовным делам с таким сценарием такова, что Пшеничный был обречен сесть надолго, с виной или без нее. И ему наверняка начали объяснять это сразу после ареста. Поскольку речь шла об оборонном заказе, присматривала за следствием ФСБ. 

Гибель

Валерий Пшеничный был найден мертвым в камере СИЗО-4 через три недели после ареста, 5 февраля 2018 года. Он был повешен на перилах второго яруса железной кровати. Как утверждали администрация изолятора и руководство УФСИН по Санкт-Петербургу, покончил с собой. 

Версия о суициде была такая: понимая, что он полностью изобличен, Пшеничный якобы впал в депрессию и наложил на себя руки. В камере рядом с ним нашли электропровода, острый металлический предмет, предположительно (на тот момент так говорили) супинатор, вытащенный из кроссовки, и длинный «деревянный брусок» с обмотанным изолентой основанием — палку. По версии сотрудников СИЗО, Пшеничный сначала использовать шнур, выдранный из кипятильника, потом распотрошил кроссовку и достал супинатор, а когда и это не помогло, вытащил шнур из своей куртки. 

На тот момент сомнения в такой версии возникали из-за того, что в кроссовках очень редко бывают железные супинаторы; Пшеничный как инженер не мог не знать, что 220 вольт его не убьют; шнур из куртки вроде бы должны были изъять при водворении заключенного в СИЗО. Но подтверждали версию о суициде видеозаписи с камеры наблюдения в коридоре СИЗО, предоставленные следствию администрацией изолятора: по картинке на них получалось, что Пшеничный находился в камере один, резать и вешать его было некому. 

Пшеничный делил камеру еще с тремя заключенными. С утра одного из них увели на встречу с адвокатом, двоих — на следственные действия. Видео это все фиксирует. В 12:15 Пшеничного выводят из камеры, по версии администрации СИЗО — на прогулку. В 13:42 он возвращается с прогулки. Видеокамера установлена так, что в кадре видны только часть головы Пшеничного и его капюшон, исчезающие в дверном проеме. О том, что он заходил один, известно только со слов сотрудников СИЗО. В 15.58 возвращается сокамерник Пшеничного. Охранник заводит его, а потом вылетает в коридор в ужасе: в это время был найден труп Пшеничного. 

Версию о суициде никто не опровергал в течение месяца. В марте 2018-го, через месяц после гибели Пшеничного, в «Новую» обратился сотрудник компании «НовИТ Про» и передал подозрения вдовы Пшеничного Натальи и его сына Дениса. Выяснилось, что перед гибелью Пшеничный передал домой записку со словами: «Никому ничего не плати». 

Источники «Новой» в Бюро судмедэкспертизы, едва услышав имя погибшего, сразу сказали: 

это на 100 процентов убийство, человек не мог причинить себе сам такие телесные повреждения.

По их словам, позвоночник у Пшеничного был сломан очень характерным способом: словно перед тем, как человек «повесился», он лежал на животе на твердой поверхности, а кто-то выгибал вверх его шею, давя одновременно на спину. Кроме того, уже тогда эксперты предположили, что при жизни Пшеничный, видимо, был изнасилован — на его теле нашли следы чужой спермы. 

Вскоре в распоряжении «Новой» оказалось заключение судебно-медицинской экспертизы. В нем, в частности, были фототаблицы с предметами, изъятыми во время осмотра места происшествия. «Супинатор» оказался самодельным ножом, такой вряд ли мог очутиться в камере у Пшеничного. Там же нашли два трехметровых электропровода, черный и белый, с оголенными концами, деревянную палку толщиной 3 сантиметра, обмотанную черной изолентой, и «черную синтетическую веревку (шнур)», действительно похожую на те, что бывают в куртках. На шнуре не было найдено ни отпечатков рук Пшеничного, ни его ДНК. 

На теле Пшеничного были обнаружены десятки колото-резаных ран, нанесенных так, как вряд ли нанесет себе человек самостоятельно. Порезы на предплечьях были сделаны в одном направлении, как если бы удары ножом были нанесены левой рукой и по правому, и по левому запястьям. Одной из ран был удар в горло острым концом «предмета, имеющего в следообразующей части режущий край и обушок (узкую грань)». Этот удар повредил трахею и гортань Пшеничного. Одного этого факта достаточно, чтобы версию о суициде исключить: с таким телесным повреждением человек уже не мог бы встать, найти шнурок и дойти до кровати. 

Огромное количество кровоподтеков и рваных ран было на губах и слизистой рта. Часть из них — «в результате однократного травмирующего воздействия при ударе о зубы». 

Если поверить администрации СИЗО, то Пшеничный и кулаком в зубы себя бил тоже самостоятельно. 

На одежде — пятна «подсохшего буроватого вещества». На груди, на спине, на ребрах, на плечах, под лопатками, на руках и ногах — десятки резаных ран. Многочисленные «округлые ссадины», расположенные «попарно, на расстоянии 0,5–1 см друг от друга». Словно их нанесли парой оголенных электропроводов. Эксперты заключили, что «от действия электричества образовались множественные (не менее 19) электрометки на слизистых оболочках полости рта, языке, на коже пальцев правой и левой кистей». 

Причина смерти Пшеничного, по словам экспертов, — «механическая асфиксия в результате сдавления шеи петлей». Причем на шее были обнаружены две странгуляционные борозды. Одна шла косо вверх от передней части шеи к задней и была незамкнутой — как действительно бывает у повешенных. Другая шла ровно, как бывает, когда шею сдавливает кто-то сзади. 

Во рту и в прямой кишке у Пшеничного нашли следы спермы. Молекулярно-генетическая экспертиза установила, что оставлены они были двумя мужчинами — не сотрудниками СИЗО и не сокамерниками Пшеничного. 

Единственным доказательством в пользу версии о суициде оставалось видео. Но оно, как выяснилось, представляло собой не единую запись, а фрагменты продолжительностью меньше минуты. Как объясняли сотрудники СИЗО, это специфика видеокамеры: она ведет запись отрезками по минуте, при этом несколько секунд ей требуется на перезагрузку записи. Однако длительность отрезков не одинаковая, в некоторых случаях от минуты остается несколько секунд, в общей сложности там не хватает получаса записи. 

Семья Пшеничных требовала от следствия провести объективную экспертизу видео на предмет монтажа. И ее действительно провели, но только не в независимой организации, как хотели родственники, и даже не в Экспертном центре СК. Видео анализировали специалисты ФСБ. И признаков монтажа, как говорит Денис Пшеничный, они не нашли.