Как ТАИФ лег под Михельсона и Тимченко

В конце сентября 2021 года в одном из залов Казанского кремля встретились люди с совокупным состоянием 62 миллиарда долларов. Это вдвое больше валового регионального продукта Татарстана.
Вскоре после той встречи богатейшие бизнесмены Татарстана стали партнерами основных владельцев «Сибур» Геннадия Тимченко и Леонида Михельсона, а нефтехимический гигант поглотил основные промышленные активы ТАИФ.

Forbes традиционно подводит итоги года. Ежегодно мы выбираем главные события и героев в нескольких номинациях. В 2021 году нефтехимический гигант «Сибур» поглотил крупнейшую финансово-промышленную группу Татарстана ТАИФ. Это слияние, подводя итоги года, Forbes выбрал главной сделкой — стоимость объединенной компании $27 млрд. Другие итоги года в журнале Forbes (в продаже с 24 декабря) и на нашем сайте. 

В конце сентября 2021 года в одном из залов Казанского кремля встретились люди, чье совокупное состояние Forbes оценивает в $62 млрд — почти вдвое больше ВРП (валовый региональный продукт) Татарстана. По одну сторону длинного стола расположились основные владельцы нефтехимического гиганта «Сибур» Леонид Михельсон и Геннадий Тимченко, член совета директоров Александр Дюков и глава компании Дмитрий Конов. Напротив них слева от президента Татарстана Рустама Минниханова сидели акционеры финансово-промышленной группы ТАИФ Альберт Шигабутдинов, Рустем Сультеев и Радик Шаймиев. Младший сын первого президента республики Минтимера Шаймиева выделялся на фоне собравшихся: деловому костюму с галстуком он предпочел футболку и неформальный серый пиджак.

Вскоре после той встречи богатейшие бизнесмены Татарстана стали партнерами Тимченко и Михельсона, а «Сибур» поглотил основные промышленные активы ТАИФ: производителя полиэтилена «Казаньоргсинтез», одного из крупнейших экспортеров синтетических каучуков «Нижнекамскнефтехим» и генерирующую ТГК-16. Forbes выбрал это слияние сделкой года.

Михельсон и Тимченко уверяют, что идея слияния родилась еще 10 лет назад. Сами они стали акционерами «Сибура» в 2010–2011 годах. Но сделка — пусть и в иной конфигурации — могла произойти еще раньше. В начале 2007 года между «Сибуром» (тогда он принадлежал «Газпрому» и Газпромбанку) и «Казаньоргсинтезом» разгорелся конфликт. Почти 90% (около 250 000 т этана) химзавод получал с оренбургского предприятия «Газпрома», причем половину должен был перерабатывать в полиэтилен на условиях процессинга для «Сибура». Татарстанское предприятие пыталось сократить объем сырья, поставляемого на процессинг, в ответ «Сибур» и «Газпром» полностью остановили поставки этана. А уже через несколько месяцев стало известно, что структуры «Газпрома» планируют приобрести «Казаньоргсинтез». Как писал «Коммерсантъ», производственный конфликт был частью предпродажной подготовки.

Сделка обсуждалась несколько лет, руководство ТАИФ было готово пойти на нее, только если «Газпром» согласится вложить 60 млрд рублей в модернизацию «Казаньоргсинтеза». В итоге союза с «Газпромом» и «Сибуром» не получилось, а в мае 2009 года «Казаньоргсинтез» еще и допустил дефолт по еврооблигациям на $200 млн и вынужден был отбиваться от кредиторов. Только в декабре Сбербанк одобрил предприятию кредитную линию на 35 млрд рублей, а «Газпром» согласился на шестилетний контракт на прямую поставку сырья. Что изменилось с тех пор?

В 2010 году для сделки с Михельсоном Газпромбанк оценивал «Сибур» в $6–7 млрд. В результате объединения с ТАИФ компания стоит минимум $27 млрд. «Сибур» запустил под Тобольском предприятие «Запсибнеф-техим» мощностью 2 млн т полимеров и строит новый мегапроект — Амурский ГХК на 2,7 млн т. Знакомые Михельсона не раз говорили Forbes, что он активно участвует в работе «Сибура» на уровне совета директоров, но гораздо больше погружен в управление крупнейшим независимым производителем газа «Новатэком». В «Сибуре» больше полномочий у менеджмента — именно Дмитрий Конов регулярно летал в Казань с конца 2020 года, чтобы договориться с акционерами ТАИФ.

Два собеседника Forbes, знакомых с бизнесом ТАИФ, отмечают, что химкомбинаты по-прежнему живут в условиях дефицита сырья, которое сдерживает рост производства. В нефтехимии три основных сырья — этан, нафта и сжиженные углеводородные газы (СУГ, пропан и бутан). Этан — основное сырье для «Казаньоргсинтеза», но рост поставок ограничивается необходимостью модернизации оренбургского ГПЗ «Газпрома». «Нижнекамскнефтехим» преимущественно работает на нафте, которую получает у нефтеперерабатывающей «ТАИФ-НК». Обе компании покупают и СУГ.

У «Сибура» фактически монопольное право на поставки СУГ на предприятия ТАИФ, и в последние годы он начал сокращать объем поставок, держа их «на голодном пайке», рассуждает руководитель одной из химических компаний. Конкуренция за ресурсы между поволжскими химзаводами и «Сибуром» идет не первый год. В начале 2010-х правительства Татарстана и Башкирии продвигали идею продуктопровода, по которому нефтехимическое сырье поступало бы из Сибири в балтийские порты, при этом часть его оседала бы на химзаводах Поволжья. Правительство эту идею не поддержало, в том числе потому что в сырье нуждались новые проекты «Сибура».

Зависимость ТАИФ от поставок «Сибура» преувеличена, говорит собеседник Forbes в «Сибуре», в сырьевой корзине «Казаньоргсинтеза», например, «Сибур» занимал только 20%. «Мы исторически поставляли «Нижнекамскнефтехиму» около 200 000–250 000 т СУГ в год, притом что в целом на рынок продавали около 5 млн т. В последние годы мы сняли объемы с рынка, так как переориентировали поставки на «Запсибнеф-техим», — уточнил он.

Собеседники Forbes обращают внимание еще на одну причину сделки: в 2012 году ТАИФ утвердил инвестиционную программу до 2030 года общей стоимостью 2 трлн рублей, при этом всю свою историю холдинг работал на пределе кредитных возможностей. Среди проектов комплекс пиролиза ЭП-600 на «Нижнекамскнефтехиме», который может облегчить ситуацию с сырьем для «Казаньоргсинтеза». «Стоимость первого этапа инвестпрограммы ТАИФ за вычетом НДС и капитализированных процентов составляет около $5 млрд, из них чуть менее $2 млрд — уже накопленный CAPEX, — говорит источник в «Сибуре». — Осталось около $3 млрд в горизонте до 2025 года. При долговой нагрузке бывших предприятий ТАИФ на уровне ниже 2 EBITDA — это вполне реализуемые планы. Если направлять на инвестиции весь операционный денежный поток, с инвестпрограммой на ближайшие годы они бы, наверное, справились. Но объединение создало в этом смысле запас финансовой устойчивости». В одном из интервью Дмитрий Конов пообещал, что «Сибур» возьмет на себя обязательства финансировать ТАИФ и согласовать процедуру по одобрению новых инвестиций.

ТАИФ взвалил на себя крупные проекты, а у Татарстана не хватало ресурсов, чтобы поддерживать холдинг, рассуждает руководитель одной из химических компаний, нужно было выходить на федеральный уровень, и «Сибур» с его финансовой мощью оказался очень кстати. «О том, что у республики закончился ресурс, стало понятно после отзыва лицензии у Татфондбанка в 2017 году, когда правительство не смогло договориться с ЦБ и поддержать банк», — говорит журналист и политолог Ирек Муртазин. В 1999–2002 годах он был пресс-секретарем Минтимера Шаймиева, потом стал одним из самых активных критиков республиканской власти. А в 2009 году был осужден на 1 год и 9 месяцев за клевету и разжигание ненависти за то, что разместил в блоге информацию о смерти первого президента Татарстана.

Муртазин уверен: поглощение ТАИФ «Сибуром» стало возможно из-за невысокой эффективности менеджмента татарстанской группы, которая привела к закредитованности предприятий и их зависимости от поставок «Сибура». «По сути, «Сибур» в любой момент мог перекрыть поставки, загрузив свои воронежский и красноярский заводы, и через пару лет ТАИФ достался бы ему за просто так. Но, видимо, решили учесть былые заслуги семьи Шаймиевых», — говорит Муртазин. Что за заслуги? Он вспоминает, как в 1999-м после парламентских выборов блок «Отечество — Вся Россия», одним из руководителей которого был Минтимер Шаймиев, слился с партией «Единство» в «Единую Россию», «после чего Россия лишилась возможности построить двухпартийную парламентскую систему». Муртазин называет ТАИФ «воплощением мечты любого татарстанца о суверенитете»: «В 1990-е татарстанцев убеждали, что будет суверенитет — республика заживет как Кувейт».

Инвесткомпания «Татаро-Американские инвестиции и финансы» (так расшифровывается ТАИФ) была создана в 1995 году, контрольным пакетом в ней владело правительство Татарстана. Благодаря договору о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном в собственности республики оказалась практически вся промышленность. Постепенно ключевые предприятия перешли под управление ТАИФ. Но уже к 2000 году он стал полностью частным. А в 2006 году стало известно, что среди собственников ТАИФ сыновья Минтимера Шаймиева Айрат и Радик. «В итоге как в Кувейте зажили не все, а главной ценностью ТАИФ долго был неограниченный административный ресурс», — иронизирует Муртазин.

ТАИФ — это воплощение мечты татарстанца о суверенитете. В 1990-е  их убеждали, что будет суверенитет — республика заживет как Кувейт. И когда формировался ТАИФ, казалось, что лучших собственников для вошедших в него предприятий не найти. В итоге как в Кувейте зажили не все
ТАИФ тщательно скрывает своих владельцев. По данным Forbes, основной пакет акций (79%) почти поровну делят братья Шаймиевы, Альберт Шигабутдинов, возглавлявший холдинг до 2018 года, и его давний партнер Рустем Сультеев. Рынок до сих пор не знает конечных бенефициаров ТАИФ, рассуждает источник из химической отрасли: «Возможно, то, как меняется экономическая и политическая ситуация в стране и риски скрытых пересмотров итогов приватизации, как это было не так давно с «Башнефтью», дополнительно подтолкнуло их к сделке. И тут они нашли друг друга с «Сибуром», который фактически купил конкурента, ничего ему пока не заплатив».

В обмен на контрольный пакет АО «ТАИФ» (владеет 100% ТГК-16, 83% «Нижнекамскнеф-техима», 64% «Казаньоргсинтеза») его собственники получили 15% вновь выпущенных акций «Сибура». В рамках допэмиссии компания выпустила 384,4 млн новых акций стоимостью почти 760 рублей, что соответствует оценке компании примерно в $27 млрд. Оставшийся пакет АО «ТАИФ» «Сибур» обменял на несколько выпусков облигаций почти на $3 млрд со сроками погашения от 1 года до 11 лет. Таким образом, весь «ТАИФ» с учетом контроля был оценен примерно в $7 млрд. Основные выплаты по облигациям будут сделаны после 2026 года, в октябре 2022-го держатели получат первые $90 млн с учетом купона. Впрочем, источник в «Сибуре» говорит, что у новых партнеров нет ограничений на продажу облигаций.

Что осталось у братьев Шаймиевых и партнеров

В периметр сделки не вошли «ТАИФ-НК» и сеть АЗС. Еще в 2019-м была создана УК «ТАИФ», ей достались активы, не связанные с нефтепереработкой: недвижимость, строительные компании, инвестиционный бизнес и активы в медиа.

ТАИФ и «Сибур» — очень разные компании, говорит человек, знакомый с их бизнесом: «В ТАИФ есть четкая вертикаль, жесткое единоначалие. В этом есть плюс: ТАИФ может оперативнее принимать какие-то решения. «Сибур» давно перерос себя как промышленное предприятие, в нем развитая структура дивизионов и при этом большое количество руководителей, которые отвечают за все и одновременно ни за что. Теперь в эту систему придется встраиваться руководителям ТАИФ».

Процесс уже пошел. Сыновья Альберта Шигабутдинова Руслан и Тимур вошли в правление «Сибура», а последний еще и возглавил дирекцию синтетических каучуков, которая управляет производствами не только в Татарстане, но и, к примеру, в Воронеже. «Очень талантливый, все хватает на лету, — отзывается о Руслане Шигабутдинове знакомый его семьи. — Пример золотой молодежи, которая не занималась прожиганием жизни и пыталась чего-то добиться. В «Сибуре», думаю, его разглядели и не пожалеют».

Слияние «Сибура» и ТАИФ происходит на фоне интереса к нефтехимии в России со стороны новых крупных игроков. Под Усть-Лугой «Русгаздобыча» бывшего партнера братьев Ротенбергов Артема Оболенского совместно с «Газпромом» строит промышленный кластер, частью которого будет газохимический комплекс производительностью 3 млн т полимеров. Иркутская нефтяная компания миллиардера Николая Буйнова возводит завод мощностью 650 000 т на реке Лене.

Каков масштаб объединенного «Сибура» и ТАИФ? В 2020 году компания Тимченко и Михельсона продала 5,1 млн т продукции, производство «Казаньоргсинтеза» и «Нижнекамскнефтехима» на двоих составило 2 млн т. Бизнесмены не только сохраняют лидерство в России, «Сибур» вместе с ТАИФ планирует войти в пятерку мировых производителей полимеров.

Давнее желание стать акционером предприятий ТАИФ реализовал и «Газпром», правда, косвенно. Незадолго до объявления о сделке между «Сибуром» и ТАИФ в апреле 2021 года Леонид Михельсон продал почти 12% акций компании страховщику «Согаз», в котором газовой монополии принадлежит 21% акций, еще 16% у друга президента Путина Юрия Ковальчука и его супруги Татьяны. В письменном ответе Forbes Дмитрий Конов утверждает, что представители «Согаза» не участвовали в переговорах с ТАИФ и начали принимать участие в одобрении отдельных вопросов по сделке, когда стали акционерами. «Согаз» выступает в роли акционера, — сообщил Конов. — Они инвестировали деньги и ожидают получения дивидендов и роста стоимости своей инвестиции».
ФНС завалила Мазуркевича щебнем
Миллиарды от продажи щебня разделили. Производители тратят годы на противостояние с фискальными органами.
Семья погибшего основателя Forex Club бедствовать не будет
Авиакомпания Monacair, на вертолёте которой разбился российский бизнесмен Вячеслав Таран, до сих пор не огласила результаты расследования. Какое наследство оставил основатель первого форекс-трейдера.
Незаконный приговор прокурору
Защита Ольги Швецовой подала апелляцию, указав на явные нестыковки в приговоре суда первой инстанции.
На израильскую медицинскую сеть нашелся "Росатом"
Российский бизнес On Clinic International приобрел холдинг «Медскан», среди акционеров которого есть структура «Росатома».
Трабера били не по паспорту, а по лицу
Как врач-культурист 5 раз ударился своим носом об Илью Трабера.
Совладелец Синко-банка наляжет на коньяк
У экс-партнера Юрия Шефлера нашелся новый алкогольный бизнес.
Серийный банкир Илья Клигман упек чекиста за решетку
Мосгорсуд оставил в силе меру пресечения в виде содержания под стражей бывшему сотруднику службы собственной безопасности ФСБ Сергею Беспалову.
История взлета и падения Антипинского НПЗ
Передовой нефтеперерабатывающий завод, масштабный кредит, банкротство.
Чекисты припали к "Истоку"
На оборонном предприятии ФСБ выявила группировку несунов.
БТР "Курганец" остался без брони, а "Тракторные заводы" - без директора
Основатель КТЗ Михаил Болотин осужден за растрату бюджетных средств, выделенных на гособоронзаказ.
Коллекция сабель и шапка Мономаха - таганрогский подрядчик Минобороны шикует не на свои
В Таганроге по подозрению в хищении 15 млн рублей при исполнении гособоронзаказа задержан сотрудник Минобороны и руководитель АО "Звезда-Стрела". Что нашли у бизнесмена.
«Яндекс» размножают делением
«Яндекс» подтвердил планы по разделу активов. Нидерландская материнская компания «Яндекса» — Yandex N.V. сообщила, что ее совет директоров предварительно намерен внести изменения в структуру собственности и корпоративного управления.
Хакеры могут взломать любого, Microsoft Office им в помощь
Всего 45 минут требуется злоумышленникам, чтобы через известную брешь ворваться в киберпространство любой компании и далее реализовывать черный сценарий — от хищения денег до блокировки деятельности предприятия.
«Билайн» перестанет жить на яркой стороне
Новые владельцы актива могут перепродать компанию дороже, но прибылью придется делиться с Veon.
Nissan подъехал к Мантурову
«АвтоВАЗ» обеспечит поставку запчастей и комплектующих, гарантийное обслуживание автомобилей компании, уже проданных в России.
Что посеет и пожнет Киев на зерновой сделке
Владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин стремится «решить вопрос» с поставками аммиака из Тольятти в Одессу.
Узбекистан просит за Усманова
Сможет ли основатель USM Holdings Алишер Усманов добиться отмены санкций.
Финансист Тимур Турлов меняет подданство
Как брокер-миллиардер Тимур Турлов переехал из Лобни в Алматы.
Гендиректора Redmond закоротило
Совладелец группы пытается оспорить свое отстранение от управления компанией.
Суд отфутболил вдову и детей от наследства миллиардера Бурлакова
За наследство умершего бизнесмена, в том числе яхту Black Pearl, боролись его вдова и дети, а также сестра предпринимателя и ее муж. Суд в Москве встал на сторону последних. Forbes оценивал состояние Олега Бурлакова в 2,7 миллиарда долларов.