Как Лужков взбаламутил Грузию

Появление экс-мэра Москвы в закавказской республике вызвало ярость у местной общественности. Власти гостю не угрожали, но потом спохватились и внесли его в «черный список».
15.05.2017
В грустно-анекдотической ситуации оказались власти Грузии из-за недавнего визита в страну экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. Сопровождали его супруга и друзья. И все могло пройти мирно и гладко (российских туристов в Грузии принимают радушно, и их поток растет год от года), если б Юрий Михайлович предварительно не нарушил закон страны об оккупированных территориях. Последний гласит, что визиты любых лиц, включая высокопоставленных, в Абхазию и Южную Осетию должны быть согласованы с Тбилиси, а границу с Абхазией и ЮО  следует пересекать не с российской, а грузинской территории. Нарушителю грозит крупный денежный штраф, либо лишение свободы сроком минимум на два года.

Но Лужков, понятно, грузинское законодательство игнорировал и ездил в Абхазию и Южную Осетию без ведома Тбилиси, и с российской стороны. При этом он призывал к признанию независимости двух отколовшихся от Грузии территорий, которое случилось-таки после августовской войны 2008 года: суверенитет республик признала Россия, а вслед за ней — Венесуэла и такие «мощные центры» мировой политики как Науру и Никарагуа.

Эти и некоторые другие «фортели» Юрию Михайловичу припомнила часть грузинской общественности, потребовавшая от властей возбудить против него уголовное дело из-за нелегального въезда в страну и нарушения вышеуказанного правила. Но силовики  ответствовали, что «Лужков в последний раз находился на „оккупированной“ территории Грузии в 2010 году, однако тогда в отношении него уголовное дело возбуждено не было». Невозможно его возбудить и сейчас — за сроком давности.

По данным заместителя министра внутренних дел Грузии Шалвы Хуцишвили, у пограничников не было оснований для задержания визитера,  поскольку он «въехал в страну по легальным документам, которые не содержали данных  о нарушении им закона об оккупированных территориях». Соответственно, пояснил он, причин не впускать Лужкова в Грузию не было. Здесь же отметим, что после его отъезда из страны грузинскому высокопоставленному силовику практически пришлось отказаться от своих слов — вероятно, под натиском общественного мнения.

Собственно, все могло пройти без эксцессов, если бы бывший московский градоначальник постиг истину, что простота — хуже воровства. А он не постиг, и народ взорвался. Когда по его «следу» в Тбилиси пошли журналисты, он среди прочего,  заявил: «Абхазия — это другая страна, там совсем другие люди. То же и Осетия. … Думаю, Грузия, освободившись от этих регионов, будет чувствовать себя намного лучше». Негоже было нарываться, тем более, на такой сенситивной для грузинского населения почве, как «оккупированные территории». Осматривал бы тихо-мирно местные святыни, похвалил бы грузинское вино, гостеприимство и красоты страны, так нет — наступил на больную мозоль. И наступил весьма уверенно.

Говоря о святынях — собственно, с их осмотра и начал назревать скандал, который грузинские власти могли спустить на тормозах. Он и его спутники побывали в монастыре 13-ти Ассирийских Отцов в селе Канда — единственном месте в мире, где молебен проходит на грузино-арамейском языке. Фотографии Лужкова в Канда были выложены в социальную сеть и у многих вызвали отрицательную реакцию — в том числе, и в отношении настоятеля монастыря архимандрита Серафима.

Последний подивился: «Люди, мне интересно, почему поднялся такой ажиотаж из-за присутствия Лужкова на службе в нашем селе? Оказывается, он оккупант. Я, в первую очередь, спрошу, это я дал ему визу?  Я дал ему почетное гражданство Тбилиси и Батуми? Человек пришел на службу. Я должен был сказать ему — уходи? Двери церкви открыты для всех, будь то политик или крестьянин. Главное, что в церкви и около нее я никому не позволю говорить о политике, но и выгонять никого не стану. Я всегда открыто выражаю свое мнение, пусть приходит — враг то или друг».

В кругу категорически возмущенных визитом Лужкова числится и экс-президент Грузии Михаил Саакашвили. «Меня не пускают в мою страну, а перед неусыпным врагом Грузии они упали ниц!» — написал он на своей странице в социальной сети. И напомнил, что после событий 2004 года в Аджарии, то есть в продолжение «революции роз» в Грузии, Лужков был объявлен в стране персоной нон-грата. Саакашвили также утверждает, что в 2009 году по приказу бывшего мэра российской столицы «остатки наших нескольких сгоревших сел сравняли с землей и на них построили „Московский район“ с военными казармами».

В общем, многие энергично осуждали власти Грузии за то, что они впустили в страну «врага» и «приспешника сепаратистов», но нашлись и те, которые столь сильных эмоций не разделили. Кое-кто вспомнил, что благодаря Лужкову после тбилисской войны на проспекте Руставели было восстановлено сгоревшее историческое здание 1-й школы. Иные говорили, что поднятый ажиотаж того не стоил — в конце концов, экс-мэр приехал как турист, и негоже поднимать волну, которая может читаться как «антироссийская»: «Надо быть проще и не политизировать поездки в Грузию бывших или нынешних высокопоставленных лиц России». И вообще: раз гостя впустили в страну, незачем поднимать такую бучу.

А некоторые заподозрили Лужкова в том, что в Грузии им движет коммерческий интерес: говорят, что до изгнания экс-главы Аджарии из республики в 2004 году Лужков (он считается близким другом Аслана Абашидзе) начал строительство в Батуми целого квартала на берегу моря. Кому сейчас принадлежат застроенные земли — неизвестно. Однако ни для кого не секрет, что российский бизнес, включая государственный, процветал в Грузии и во времена Саакашвили, и в нынешние — тоже. Да и вообще Грузия снова стала для россиян привлекательной для туризма — стереотип взаимной ненависти грузин и россиян изживается.

Однако не настолько, чтобы лично Лужкову простили его отношение к территориальной целостности Грузии и высказывания, сделанные им уже в Тбилиси по поводу Абхазии и Южной Осетии. Тут бывший московский градоначальник, мягко говоря, перегрелся под южным солнцем. И поставил в глупое положение и себя, и власти Грузии, ничего не имевшие против его визита, но ставшие мишенью для нападок определенной и немалой части грузинского населения. Ну, а раз так, им пришлось «исправлять» ситуацию.

То есть, когда Лужков отбыл из Тбилиси, вышеуказанный замминистра внутренних дел заявил, что Юрий Михайлович будет внесен в так называемый «черный список», и приехать в Грузию больше не сможет. Его допуск в страну, разъяснил силовик, обусловлен тем, что в свое время он в таком списке не фигурировал. Хотя, напомним, Саакашвили освежил память нынешней грузинской власти, сообщив, что Лужков был объявлен персоной нон-грата.

Сам новоиспеченный фигурант «черного списка» назвал решение грузинских властей «абсолютно неразумным и абсолютно непонятным». По его словам, отношение к нему грузинских граждан во время поездки было теплым и дружелюбным. «И вдруг,  — цитирует экс-мэра РИА Новости, — как гром среди ясного неба. … Это „отрыжка“ господина Саакашвили, и я просто даже не верю в то, что они могут принять такое решение».

Тем не менее, решение принято, но будет ли оно реализовано — неизвестно. «Вообще, я собираюсь поехать еще раз в любимую мной Грузию в сентябре, — сообщил Лужков о своих планах. —  Я приглашен на свадьбу, которую будет организовывать близкий мне грузин для своей внучки. Я хочу вместе с женой, семьей посмотреть грузинскую свадьбу. Это интересно, это всегда очень масштабно и красиво».

Ну, а «Если это не получится из-за действий властей Грузии, я думаю, мы подождем — подождем других времен, они обязательно состоятся. И таких диких решений, я думаю, в конце концов, грузинское руководство принимать не будет и не должно».

Вероятно, власти Грузии спустили бы на тормозах недовольство части общества приездом Лужкова в страну, за расчленение которой он откровенно ратовал — типа, «мы люди не злопамятные, и гостей не душим». Если бы не одно «но»: Лужков, увлекшись приятной атмосферой в Грузии, а также уверенностью в собственной непогрешимости на фоне полного отсутствия у него чувства меры и приличия, не толкал бы в гостях речи, априори оскорбительные для хозяев. Воистину, «Язык мой — враг мой», а «Молчание — золото».