Как Болонкин МВД победил

Карьера человека, который взял на себя ответственность за DDoS-атаки на сайты ведущих российских СМИ, складывается все успешнее, а следствие вообще не складывается.
24.01.2014
Весной прошлого года сайты ряда ведущих российских СМИ в который уж раз подверглись мощной DDoS-атаке (по нескольку суток читатели не могли открыть интересующие их страницы). Напали и на «Новую газету» — и как раз в день нашего 20-летия, 1 апреля 2013 года.

Подобных диверсий, приносящих изданиям экономический и репутационный вред, а посетителям сайтов — огромные неудобства, за последние годы было предостаточно — главным редакторам изданий даже пришлось апеллировать к президенту, который давал какие-то указания силовым структурам, но тщетно — нет в стране управы на сетевых бандитов.

Да, силовики молниеносно нашли злоумышленников, «отправлявших в отставку» главу РЖД или размещавших в YouTube «экстремистские», с точки зрения звездочек на погонах, видеоролики. Сотрудники Управления «К» МВД (отвечают за раскрытие преступлений в сфере высоких технологий и интернета) заваливали редакции письмами, в которых требовали сообщить IP-адреса тех или иных пользователей, оставивших не понравившиеся им комментарии. Периодически просыпался Роскомсвязьнадзор и грозил предупреждениями за читательские посты, а «Росбалт» и вовсе лишил лицензии. То есть сказать, что в охранительных структурах работают уж совсем бессмысленные персонажи, которые не могут отличить enter от delete, нельзя — люди же трудятся… Только никто из них не потрудился найти интернет-террористов, устроивших охоту на сайты независимых СМИ. Либо — лень, либо — думайте сами…

Что касается лени — сомнительно. «Новая газета», например, провела доследственную проверку самостоятельно и очертила круг подозреваемых — бери и допрашивай. Но не взяли…

Дело в том, что ответственность за нападение на «Новую» и ряд подобных же акций взяло на себе некое интернет-сообщество «Сетевые хомячки», которые, очевидно, настолько опухли от безнаказанности, что не скрывали ни лиц, ни анкетных данных. От имени этих странных явлений природы выступал некто Максим Болонкин — лицо (фас-профиль) в открытом доступе. (Может, конечно, он просто прикалывался или его попросили взять на себя ответственность за уголовное преступление — в любом случае внести ясность в происходившее мог только он самолично и скорее — в интервью следователю, нежели журналисту.)

Исходя из прописанной в законе логики 11 апреля 2013 года «Новая газета» направила заявление о преступлении в Центр информационной безопасности ФСБ РФ и ГУ МВД по городу Москве. ФСБ притворилась, что такой организации не существует либо она поменяла место прописки — заявление о преступлении было проигнорировано. И это, кстати, несмотря на то, что бывший директор этой уважаемой организации, а ныне президент провел коллегию ведомства, в ходе которой возложил как раз на чекистов обязанность противодействовать преступлениям в интернете.

То есть еще раз: никакой реакции от Лубянки на официальное заявление о преступлении — ни звонка, ни письма с посылом по какому-то другому, правильному адресу, не говоря уж о появлении в редакции следователя — не поступило: ни-че-го. Из чего следует предположить, что на месте Лубянки наконец-таки образовалось пустое место.

Доследственную проверку начало УВД по Юго-Восточному округу Москвы. Наши сотрудники давали подробные объяснения, приобщали техническую документацию от «Касперского», который спас нас тогда, дав возможность читателям ознакомиться с публикациями, несмотря на атаку бот-нетов. Подарили мы сыщикам и видео с «интернет-террористом» Болонкиным, по поводу персоны которого собрали дополнительную информацию, находящуюся в открытом доступе, — хотелось, чтобы работали побыстрее, а то вдруг компьютером пользоваться не умеют.

Из размещенного в паблике следовало, что Максим Болонкин в 2008 году окончил гимназию с углубленным обучением по специальности «программист». Затем поступил в Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. Бонч-Бруевича. А в 2012 году талантливый юноша совместно с друзьями организовал агентство Mushrooms Creative — вот и креативят: иногда, кажется, что и без грибов здесь, действительно, не обошлось.

Однако беда, как водится, вылезла из самого неожиданного угла — проблема образовалась в связи с местом проживания г-на Болонкина М. Вернее, это для нас его питерская прописка оказалась камнем окончательного преткновения (как потом выяснилось), а для сотрудников московской полиции — нежданным счастьем. Ну раз Питер — так и все дело, вместе с собранными нами доказательствами, ушло в Питер: Болонкин — с возу и — сами понимаете… Своей радостью УВД ЮВАО поделилось с нами письмом от 20 мая 2013 года: «Сообщаю, что Ваше заявление по факту неправомерных действий в отношении Интернет-сайта www.novayagazeta.ru со стороны неустановленных лиц направлено в ГУ МВД России по городу Санкт-Петербург и Ленинградской области для проведения дальнейшей проверки».

И с тех пор дело о DDoS-атаке подает весьма странные признаки — то ли жизни, то ли клинической смерти. И то не само по себе, а после настойчивых напоминаний.

Устав ждать хоть какого-то уведомления, заявитель («Новая газета») направил письмо в ГУ МВД по Санкт-Петербургу с вопросом: «Ну и?» Оттуда 28 августа 2013 года ответили так: Бюро специальных технических мероприятий ГУ МВД (оно же Управление «К») провело проверку по нашему заявлению, «в результате которой принято решение о направлении материалов проверки в Главное следственное управление ГУ МВД России по городу Санкт-Петербургу для проведения дальнейшей проверки».

Количество проверяющих, растущее с геометрической прогрессией, раздражало, но мы взяли себя в руки и ждали до осени. Не дождались. Направили очередной запрос в полицейский главк и 17 декабря 2013 года получили ответ почему-то опять из Бюро специальных технических мероприятий, которое мы уже спрашивали и с которым нам и так уже все было ясно. Ответ напоминал ксерокопию с предыдущего, разве что изменились дата и регистрационный номер: все дело — у полицейских следователей. Одна беда — следователи никак не обозначали факт своего существования.

Тем временем судьба Максима Болонкина поднимала его на все новые и новые пиаровские высоты. Не знаем, опрашивали его в УВД или нет, но аккаунты в соцсетях он закрывать не стал, продолжая организовывать разнообразные гадости в отношении лично ему (или какому-либо заказчику) ненавистных изданий — вплоть до попыток перформанса с поддельными газетами (что, кстати, тоже не очень соответствует закону) и кормления свиней печатной продукцией.

В феврале прошлого года он получил благодарность «за активную работу» в качестве члена мало кому известной молодежной организации «МИР», а в апреле — как следует из информации, выложенной в соцсетях (может, врут), — уже именную стипендию президента Путина. Посещал молодежные форумы на Селигере, где дарил майки «хомячков» депутатам Федорову, Исаеву, Костунову и главе ЦИК Чурову. Проводил мастер-классы на предмет того, как лучше наследить в соцсетях, и тренинги для начинающих тележурналистов. А в ноябре прошлого года о г-не Болонкине можно было прочитать следующее: «Сегодня в гости к участникам проекта «Первый микрофон» заглянул главный редактор на кабельном телеканале «1HD» и руководитель популярного молодежного сообщества Максим Болонкин!»

Приходил ли он к следователям и в каком качестве — нам неизвестно. Потому — предельно конкретный вопрос к полицейскому следствию, подкрепленный нашими правами заявителя, пока еще записанными в УПК РФ: вы дело-то будете расследовать или руководство (хозяин, содержатель — нужное подчеркнуть) Болонкина каким-то образом влияет и на судьбу офицеров уважаемого главка?

Нам пишут

Ответ УВД ЮВАО: дело ушло в Санкт-Петербург




 

Ответ из Управления «К» ГУ МВД по Санкт-Петербургу: проверку отправили на проверку