«Иметь свое мнение по поводу того, что происходит с моими друзьями, я могу»

Наталья Тимакова рассказала “Ъ” о причинах ухода из правительства.
Пресс-секретарь премьера РФ Наталья Тимакова сдает дела бывшему заместителю главного редактора МИА «Россия сегодня» Олегу Осипову и уходит зампредом в ВЭБ. Выйти в банк она может уже на этой неделе. С 2008 года госпожа Тимакова работала пресс-секретарем Дмитрия Медведева, по сути, являясь одним из его ключевых советников как в годы его президентства, так и после назначения премьером. О причинах ухода из правительства Наталья Тимакова рассказала спецкору “Ъ” Владимиру Соловьеву.

— О вашем уходе говорили давно. Почему ушли сейчас?

— В первый раз о том, чтобы сменить род деятельности и попробовать себя в чем-то, кроме госслужбы, я начала думать года три назад. Это было связано с тем, что к этому моменту была отлажена работа в правительстве, куда Дмитрий Анатольевич (Медведев.— “Ъ”) перешел в 2012 году. Был практически заново отстроен департамент пресс-службы, референтура. Потом к сфере моей ответственности добавился департамент культуры.


В какой-то момент мне показалось, что все, что я могла сделать на этой позиции, я сделала. Но одно дело — подумать о принятии решения, другое дело — начать действовать.
Прошлой осенью я сказала Дмитрию Медведеву, что после завершения нового политического цикла — избрания президента и утверждения нового состава правительства — хотела бы сменить род деятельности и попробовать себя вне пределов госслужбы. Так и произошло.

— Где-то с мая и начали говорить о вашем уходе.

— Я не считаю правильным делать какие-то тайны из своей карьеры, поэтому не очень это и скрывала. Время ухода зависело не только от меня, но и от того, как быстро премьер-министр решит, с кем бы он хотел работать дальше.

— Кастинг длился почти четыре месяца. Как он проходил?

— Премьер сформировал определенные критерии, а потом мы вместе — список кандидатов. Он с ними встретился и сделал выбор.

— Было много претендентов?

— Несколько человек. Он встречался не со всеми.

— Почему Олег Осипов?

— Дмитрий Медведев посчитал, что сможет с ним работать. Олег был корреспондентом кремлевского пула и когда я работала в кремлевской пресс-службе при Владимире Путине, и когда стала пресс-секретарем Дмитрия Медведева. Ездил с нами в командировки, общался с премьер-министром, брал интервью. У них есть определенный личный контакт. Кроме того, Олег из корреспондента вырос в руководителя достаточно крупной структуры в МИА «Россия сегодня». У него есть управленческий опыт, что важно. Он приходит не просто на позицию пресс-секретаря, но и заместителя главы аппарата правительства, который будет курировать два департамента — референтуру и департамент пресс-службы и информации. В случае с Олегом Осиповым есть сочетание журналистского прошлого, наличие контакта с премьер-министром и административный опыт.

— Вы были больше, чем просто пресс-секретарь. Выполняли и роль советника Дмитрия Медведева, преемника себе с ним вместе подбирали. Олег Осипов в этом смысле равноценная замена?

— У него есть все, чтобы стать равноценной заменой. Просто должно пройти немного времени. Все-таки я проработала с Дмитрием Медведевым 12 лет. Взаимопонимание и доверие не возникают на пустом месте.

— Сложно принимать решение уйти? Власть редко отпускает. Не в том смысле, что не отпускает людей от себя, а скорее люди за нее держатся.

— Сложно. В октябре будет 19 лет, как я пришла в Белый дом и стала работать заместителем начальника пресс-службы с новым премьером Владимиром Путиным. Он был тем человеком, который принял меня на госслужбу, где я последние 19 лет находилась. Это большая часть моей жизни, здесь я себя чувствовала достаточно уверенно. Но когда 19 лет по факту занимаешься одним и тем же, пусть на разных уровнях ответственности и вовлеченности в принятие решений, понимаешь, что хочешь попробовать что-то новое. Надо двигаться дальше. Не буду скрывать, принятие такого решения требует больших усилий.

— Насколько высок был уровень доверия между Дмитрием Медведевым и вами?

— Чтобы быть пресс-секретарем, который действительно помогает, уровень доверия должен быть высокий. Важно понимать, что, каким бы ты крутым пресс-секретарем или советником ни был, ты не заставишь руководителя сделать что-то, с чем он внутренне не согласен. Ни одного руководителя невозможно заставить что-либо сделать, если он сам не хочет. В разговорах с Дмитрием Медведевым слова «органично» и «неорганично» у нас всплывали постоянно.

— Вы на «ты» с премьером?

— Нет, конечно.

— Он спокойно принял ваше решение?

— Я ему очень благодарна, что он это решение поддержал. Мне кажется, он понимает, что мне надо себя попробовать в чем-то другом.

— Какой был самый большой стресс на пресс-секретарской работе? Война в Грузии, президентские выборы 2008 года или момент, когда принималось решение о том, что Дмитрий Медведев не пойдет на второй срок?

— Война в Грузии — это был очень острый и тяжелый момент.

— Где вы находились в этот момент?

— Могу рассказать. Я ночью не спала, мне звонили корреспонденты телеканалов и агентств, рассказывали, что происходит. Рано утром 8 августа 2008 года я собиралась улетать в Самару, где президент Дмитрий Медведев должен был проводить совещание. В пять утра я ехала в Домодедово, чтобы улететь. Подъехала к аэропорту, когда позвонил адъютант президента и сказал, что он возвращается из отпуска на Волге и лететь никуда не надо. Я вернулась в Кремль, и несколько суток было бессонной работы: совещания проходили в том числе и ночью. Это было очень сложное время.

— Почему ВЭБ? Там можно будет сделать что-то? С вашим пониманием процессов, аппаратным весом вроде бы прямой путь в политику. А тут ВЭБ.

— В политику какую? Я никогда не считала себя самостоятельным персонажем в политике. Пресс-секретарь — это функция при руководителе. Человек, который организует вокруг него медийное пространство.

— С недавних пор в России стало принято брать интервью у пресс-секретарей.

— (Смеется.) Это я вообще хотела бы оставить в стороне. Это тема отдельного разговора, что такое работа пресс-секретаря в нынешних условиях. Так вот попробовать себя самостоятельно мне хочется. Для этого я и ухожу в другую структуру. А ВЭБ потому, что Игорь Шувалов — мой коллега, с которым я давно работаю. И когда я решила, что хочу поменять род деятельности, я ему сказала об этом. Это совпало с его назначением на позицию главы ВЭБа. У Игоря Шувалова есть амбициозная идея превратить банк в настоящий институт развития. Не просто в структуру, которая поддерживает те или иные госпроекты, а в компанию, которая инвестирует в развитие территорий. Одно из направлений, которое он хочет развивать, связано с урбанистикой, с городской культурой. Команда, которая это будет делать, формируется, и Игорь Шувалов предложил мне помимо GR (Government Relations — отношения с властью.— “Ъ”) и корпоративной благотворительности и эту зону ответственности.

— Во время вашей работы во власти бывало, что ваша позиция отличалась от официальной. Взять отношение к аресту Кирилла Серебренникова.

— Ничто не мешает мне, как человеку, поддерживать Кирилла Серебренникова, с которым у меня очень хорошие отношения и чье творчество я высоко ценю.

— «Дело Серебренникова» ассоциируется с властью. Находиться во власти и считать, что это дело несправедливое,— это как уживается в одной голове?

— Начнем с того, что власть — она разная. Вот сейчас Кирилл в руках судебной власти, а вовсе не правительства, аппарата правительства. И я никак не могу повлиять на его судьбу с точки зрения законодательства или как-то еще. А иметь свое мнение по поводу того, что происходит с моими друзьями, с людьми, чье творчество мне нравится, я могу. И не считаю нужным отказываться от этого.
Гагика Царукяна высадили с двух транспортных узлов
Теперь его фирмы добиваются пересмотра итогов аукциона по продаже ТПУ.
В Booking.com заселили штраф
Верховный суд не стал отменять штраф на 1,3 миллиарда рублей. Его ранее наложила ФАС за навязывание ценовой политики гостиницам.
Людмилу Бельскую вывели из-под субсидиарки в сколковском проекте
Верховный суд  РФ отказался привлечь к субсидиарной ответственности известного ученого Людмилу Бельскую по долгам обанкротившегося ООО «Химсервис» (участник проекта «Сколково»), в котором она владела 39,6%.
237 килограмм золота чуть не улетели в ОАЭ в чемоданах
Граждане Армении арестованы по делу о контрабанде.
Президент отругал Рахманова за убыточные контракты
По словам главы ОСК, при заключении головных заказов корпорация работает по ориентировочным ценам, так как часто не имеет готовых проектов. Интересы Родины напрямую связаны с финансовой дисциплиной, ответил ему президент.
Юрия Урличича спустили с орбиты «Роскосмоса»
Он был сторонником создания спутниковой мегасистемы интернета «Сфера».
Умерший младенец дотянулся до врачей через 4 года
Элина Сушкевич и Елена Белая готовятся выслушать приговор.
Детям от суррогатных матерей так и не повезло с иностранными родителями
Генпрокуратура утвердила обвинение по делу о продаже детей иностранцам.
Сотрудники Минздрава поднимали тонус иномарками
По версии следствия, продавая списанные машины, чиновники оставляли часть выручки себе.
Из «Москва-Сити» выстрелили в Агаджаняна фальшивками
Завершено дело по обвинению экс-сотрудника СКР в фальсификации доказательств.
Кто раскрутил вице-президента ПСБ на «Адские бабки»
Почему трех дам обвинили в одном вымогательстве.
Наталья Комарова присматривается к креслу Мау
Кузница кадров государства — РАНХиГС— скорее всего останется без ректора Владимира Мау. Его место пророчат губернатору ХМАО Натальи Комаровой, но такие "рокировки" не могут не вызывать вопросов.
Собянин помахал вслед сбежавшей недвижимости
Уже много лет судебное разбирательство о возвращении 120 зданий в центре Москвы, имеющих культурную ценность топчется на месте. Подобная волокита наводит на мысли о том, что в этой истории замешаны серьёзные фигуры. Трудно поверить, что глава столицы Сергей Собянин не в курсе этой истории.
Столичная адвокатесса еще посидит в колонии
Ольге Лукмановой отказали в возвращении ее дела в прокуратуру.
Полигон боеприпасолв испытали взяткой
Бывшего инспектора Ростехнадзора судят по обвинению в попытке получить 1,3 миллионов рублей.
Долг банкирши Сергеевой оказался фальшивкой
Юристу инкриминируют попытку хищения у совладелицы ПАО «Банк ВВБ» по поддельному договору о займе.
Приговоры топам Линк-банка пахнут липой
Для растративших средства кредитного учреждения запросили условные сроки.
Чиновницам Минпромторга не удалось заработать на «Фарме-2020»
Экс-чиновниц и предпринимателей обвиняют в мошенничестве.
Собянин подставил Wezzu подножку
“Ъ” узнал о проверке одного из прокатных сервисов по просьбе мэрии.
Шишханов выскользнул из обвинения по делу Бинбанка
Бывшим топ-менеджерам банка обвинение сократили на сотню миллиардов.