Игорь Майданник выплыл из "Транснефти" сухим

В то время, как в тюрьму отправили конкурсного управляющего одной из "дочек" "Роснефти", бывший советник вице-президента компании, похоже, остался на свободе.
21.01.2022
Как сообщает корреспондент The Moscow Post в Югре, Нижневартовский городской суд приговорил к шести годам колонии общего режима бывшего конкурсного управляющего ликвидированного АО "Нижневартовскнефтегаз" Олега Сметанина. Он был задержан еще в 2017 году, но почему-то вплоть до последнего момента о его деле не было никаких вестей, как будто бы что-то пытались скрыть.

А арестован он, на секундочку, был вместе с тогдашним советником вице-президента "Роснефти" Сергеем Богдановым, о чьей дальнейшей судьбе до сих пор точно ничего не известно. Неужто уголовные проблемы миновали его стороной? В таком случае вряд ли бы могло обойтись без вмешательства непосредственного начальника Богданова - Игоря Майданника, чей след недавно обнаруживался в "Транснефти", там он предположительно может работать в связке с влиятельным семейством ее топ-менеджера Ларисы Каланды.

Стоит отметить, что и сейчас имя Олега Сметанина не звучит открыто - на сайте окружной прокуратуры оно не опубликовано. Но еще пять лет назад все-таки сообщалось о задержании конкурсного управляющего "Нижневартовскнефтегаза" Олега Сметанина и вице-президента компании Сергея Богданова.

Причем Сметанин тогда фигурировал еще в двух уголовных делах по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). В них речь также шла о банкротстве ОАО "НК “Роснефть” — Кабардино-Балкарская топливная компания" и ОАО "Сахалинморнефтемонтаж", где Олег Сметанин выступал арбитражным управляющим.

Но сейчас он осужден лишь по делу "Нижневартовскнефтегаза". Остальное ему забыли? Суд установил, что с октября 2013 года по сентябрь 2015 года подсудимый с использованием служебного положения похитил денежные средства нефтегазодобывающей компании. В результате материнскому ПАО "НК "Роснефть" был причинен материальный ущерб на сумму свыше 300 млн рублей.

Схема была банальна: с помощью подложных документов у предприятия образовалась фиктивная кредиторская задолженность на 3,2 млрд рублей. "Нижневартовскнефтегаз" и так переживал не лучшие финансовые времена - в 2013 году был признан банкротом. В итоге (в том числе стараниями "эффективного" конкурсного управляющего) компанию ликвидировали в 2016 году.

В апреле 2014 года в рамках дела о банкротстве появилось судебное решение о включении в реестр требований кредиторов долга ННГ перед ООО "Югорская автокомпания" на сумму 3,4 млрд рублей. Эта сумма выросла из 300 млн, которые (по документам) еще 14 декабря 1998 года ОАО "Нижневартовскнефтегаз" одолжило у некоего ЗАО "АЛНИКО". За пятнадцать лет на общую сумму задолженности накапали проценты астрономических масштабов. В 2007 году "АЛНИКО" переуступило право требования ООО "Югорская автокомпания".

Однако следствие посчитало, что документы о кредите и переуступке права требования — фальшивые. Хотя все последующие судебные решения были вполне настоящими. К примеру, о замене ООО "Югорская автокомпания" компанией ООО "Реал-Север" - именно туда Олег Сметанин перевел 300 млн рублей в счет погашения долга.

Согласно "Руспрофайлу", руководителем предприятия числилась Юлия Пилюгина. Она же - помощница Олега Сметанина в другом предприятии, также подконтрольном "Роснефти". Его банкротством (какое совпадение!) занимался Сметанин.

Последний сейчас отправится по этапу, а вот Юлия Пилюгина, похоже, спокойно занимается себе юриспруденцией. По крайней мере, на сайте "Профи.ру" обнаружилась анкета дамы с точно таким же ФИО, она помогает свою помощь в составлении документов. И если это действительно наша героиня, то легко представить, о какой именно помощи может идти речь…

Старая команда

Не очень-то понятна и дальнейшая судьба господина Богданова. Именно он визировал транш в пользу ООО "Реал-Север", занимая тогда должность советника вице-президента "Роснефти" Игоря Майданника, возглавлявшего юридическую службу компании. Хотя, согласно корпоративным правилам "Роснефти", Богданов был обязан отправить право требования на проверку специалистам компании. Об этом писала "Новая газета".

РБК еще в 2017 году сообщал о его задержании. Известно, что после этого оперативники направились с обысками в его имение в поселок Щапово Подольского района Московской области, где Богданов попросил разрешение помолиться в персональной часовне. Судя по тому, что с тех пор его имя открыто не всплывало в рамках каких-либо уголовных дел, его молитвы могли быть услышаны.

И тут интересно, как Сметанин и Богданов вообще оказались в "Роснефти" - оба до этого работали в ТНК-BP, которую в марте 2013 года купила госкорпорация. После того, как компанию купила "Роснефть", руководитель юридической службы предприятия Игорь Майданник стал одним из немногих ее сотрудников, согласившихся перейти в "Роснефть". Впрочем, он покинул компанию уже в 2015 году.

И ушел не абы куда, а работать "под крылом" у Виктора Вексельберга - консультировать входящий в группу энергохолдинг "Т Плюс" по возврату долгов потребителей. Майданник знаком с Вексельбергом около 20 лет, он был близок и понятен "Ренове" как глава правового департамента ТНК с 1998 года, а затем как глава блока правового обеспечения ТНК-BP (с 2003 года). Renova и дружественная Access Industries Леонарда Блаватника являлись соакционерами ТНК-BP как раз до покупки предприятия "Роснефтью".

Игорь Майданник считается одним из лучших корпоративных юристов в России. Этот опыт и помог ему вероятно "спасти" своего бывшего советника Богданова, о котором в последнее время ни слуху, ни духу?

След "заклятого друга"

Собственно, и о самом Майданнике сейчас не так много информации в открытых источниках. Согласно "Руспрофайлу", вплоть до 15 декабря 2021 года он числился в соучредителях Московской коллегии адвокатов "Делькредере", где его партнером была Ольга Ренова - дочь экс-министра юстиции Эдуарда Ренова. Умеет человек сотрудничать с влиятельными людьми!

И эта фирма обслуживала "Транснефть". "Версия" писала, что Майданник также консультирует руководство "Транснефти" по юридическим вопросам. Более того, эта коллегия адвокатов имела тот же адрес и номер телефона, что и юридическая фирма "Интерлегалсервис".

Учредителями последней официально значились вице-президент нефтяной компании Лариса Каланда и её дочь Алина, которая, к слову, также работала в юридическом департаменте "Транснефти". Кроме неё в госкорпорации трудится также вице-президент "Транснефти" Рашид Шарипов, который женат на сестре Ларисы Каланды. Настоящее семейное дело!

И тут впору вспомнить, что Лариса Каланда с 2006 по 2016 год Каланда работала в "Роснефти", она же должна владеть более 2 млн акций "Роснефти". Получается, именно она и притянула Майданника в "Транснефть"? И там она могла нехило развернуться - ранее The Moscow Post подробно писал об усилении ее позиций в компании и возможном трудоустройстве туда ее супруга Владимира Каланды, человека весьма известного в юридическом сообществе, и наверняка знакомого Майданнику.

Здесь будет уместно вспомнить, что Владимир Каланда, является выходцем из КГБ. В 1998 году он устроился в Управление кадров Администрации Президента РФ, где обзавелся огромным количеством важных контактов. Многие из тогдашних товарищей Каланды сегодня трудятся на важных постах, включая крупные госкомпании, и "Транснефть" не является исключением.

Кроме того, Каланда был секретарем президентской комиссии по назначению федеральных судей. По неподтвержденной информации, такая связка образования, связей и опыта позволяет Владимиру Каланде влиять на принятие важнейших решений в судах. Кое-кто даже считает его "теневым руководителем российской Фемиды". Так вот кто мог "попросить" за невесть куда пропавшего Богданова?

И тут впору бы вспомнить о многолетнем конфликте глав "Роснефти" и "Транснефти" Игоря Сечина и Николая Токарева, о котором не раз писал The Moscow Post. Так получается, Майданник, замешанный в махинациях с деньгами "Роснефти", мог затем "укрыться" в не очень-то дружественной к ней структуре?

Что ж, это проливает свет на сложившуюся ситуацию - почему о деле так будто бы старательно молчали, а потом Богданов и Майданник перестали "светиться". Не исключено, что оба до сих пор могут работать вместе.

И в таком случае стоило бы присмотреться теперь уже к бюджетам "Транснефти" - не происходит ли там ничего похожего, на случившееся в "Роснефти"?