И воздастся им по делам «Пересвета»

Как вслед за банком РПЦ рухнули другие организации, а бизнесмен Андрей Коркунов оказался «не в шоколаде».
10.02.2017
ЦБ до сих пор так и не запустил процедуру оздоровления банка «Пересвет», чей контролирующий акционер - Русская православная церковь. Санация не начинается, потому что крупные кредиторы не готовы забыть о своих требованиях на целых 15 лет. Но пока регулятор пытается спасти банк, из-за проблем «Пересвета» рушатся другие кредитные организации. Сначала пережил дефолт Татфондбанк, за ним посыпались еще несколько банков, теперь на очереди банк бывшего кондитера Андрея Коркунова «Анкор».

Когда в кредиторах согласья нет

Кажется, какие-то силы вновь не благоволят к банку РПЦ. Еще недавно рынок был уверен, что регулятор вытащит «Пересвет» из финансовой ямы. После того, как у него начались большие проблемы, ЦБ пришлось решить неприятный вопрос: отозвать лицензию, заплатив за это десятки миллиардов рублей (а то и больше), или же санировать банк. Выбран был второй вариант. Причем Центробанк решил использовать новаторскую для России схему под названием «бэйл-ин». Это когда в спасении банка принимают участие его собственники, топ-менеджеры и крупные кредиторы. Последним предложили заморозить свои требования. Грубо говоря, держал в банке некий вкладчик крупную сумму. Так вот, чтобы ее получить, ему придется подождать 15 лет.

Долго. Но это лучше, чем не получить вообще ничего, в случае отзыва лицензии. Кроме того, «бэйл-ин» предполагает, что участники процесса становятся акционерами спасаемой организации. С одной стороны, ее акции сейчас мало чего стоят. Но если все пойдет хорошо, то получится даже заработать. Естественно, речь идет не об обычных россиянах, которые держали в «Пересвете» деньги, а о крупных компаниях. Как известно, среди клиентов и держателей долга банка «Интер РАО», «РусГидро», «Татфондбанк», «Россельхозбанк» и другие структуры. Однако эти кредиторы никак не могут договориться. И это вполне логично. Кто-то согласен подождать, пока у «Пересвета» выправятся дела. А кто-то хочет все и сразу. Тем более что некоторым деньги ой как необходимы.

Карточный банковский домик

Кто именно отказывается участвовать в спасении банка – неизвестно. Зато нет секрета, что один из тех, кто по-настоящему пострадал из-за проблем структуры РПЦ – Татфондбанк. Он рухнул в конце прошлого года. И аналитики сразу определили одну из основных причин: банк был держателем облигаций «Пересвета». Соответственно, когда православная финансовая организация дала трещину, проблемы начались и у партнера. Хотя дело не только в «Пересвете», недаром на днях полицейские по подозрению в мошенничестве задержали гендиректора инвестподразделения Татфондбанка. Беда ведь одна не приходит, особенно если эту беду сознательно культивировали. Тем не менее, если бы не дефолт «Пересвета», то «Татфонд», скорее всего, еще долго мог бы держаться на плаву.

Ну а дальше сработал принцип снежного кома. Вслед за крупным татарским банком посыпались и другие связанные с ним кредитные организации. В республике вообще началась паника, что только стало катализатором процесса. Нечто подобное происходило около трех лет назад, когда крах Мастер-банка спровоцировал лавину других банкротств. Горячее было время, ЦБ тогда отзывал лицензию за лицензией, иногда по три в день. Что же касается Татфондбанка, то татарские СМИ вполне уместно вспоминают считалочку про 10 негритят, которая легла в основу произведения Агаты Кристи и одноименного советского фильма. Эти дети афроамериканцев один за другим покидали сей бренный мир. Нечто подобное происходит и с татарскими банками: кризис местной системы пронесся по банкам «Советский», Тимер-банк, Татагропромбанк, Радиотехбанк. А теперь, кажется, дошла очередь и до банка «Анкор», чей владелец - бывший кондитер Андрей Коркунов.

Бизнесмен уже давно не является владельцем названной в честь себя шоколадной фабрики. Он продал ее в 2007-м году, после чего занялся банковским бизнесом. Андрей Николаевич Коркунов купил один из казанских банков и переименовал его по привычке в честь себя («Анкор» расшифровывается как АНдрей КОРкунов, к известным картине и фильму название отношения не имеет). Дела пошли не то чтобы неудачно, но крупным игроком федерального значения банк не стал. А последнее время испытывал недостаток ликвидности и приносил убытки.

Но сейчас, похоже, дела стали совсем туги. Банк ограничил выдачу наличных до смехотворной суммы в 10 тысяч рублей в день. Это еще не значит, что дни «Анкора» сочтены, но сигнал очень тревожный. Кстати, судьба банка довольно символична. Как известно, французское слово «анкор» означает «еще», его также употребляют в значении «бис». Вот вам и финал драмы. Банки попавшие в плачевное положение в этой пьесе, скорее, статисты. Главный же герой, конечно, «Пересвет».

А кто-то в шоколаде

Мало кто сомневается, что сам банк РПЦ «Пересвет» рано или поздно будет спасен. Тому несколько причин: крупный банк, крупные клиенты, влиятельный акционер. Правда, даже если кредиторы «Пересвета» договорятся, то той суммы, что должен им банк, все равно мало. Они держат облигации примерно на 70 миллиардов рублей, а дыра в «Пересвете» уже превысила 100 миллиардов. Из чего можно предположить, что кассовый разрыв в 30 миллиардов, как обычно, покроет государство в лице Агентства по страхованию вкладов, которое активно кредитует Центробанк. И логика здесь железная: кто-то ведь должен заплатить. За то, что банк проводил сомнительные операции, кредитуя компании, не ведущие реальную деятельность и аффилированные с «Пересветом», за то, что он активно занимал деньги на рынке, стремясь покрыть недостаток средств. Думается, что ЦБ уже прошел этап «понять» и вступил в период под названием «простить».