Хабаров Богатикова не обманывал

Генпрокуратура не нашла признаков преступления в деле топ-менеджера банка «Траст».
27.04.2022
Как стало известно “Ъ”, Генпрокуратура повторно вернула в Следственный комитет России (СКР) уголовное дело в отношении первого заместителя президента — главного исполнительного директора банка проблемных активов «Траст» Михаила Хабарова. Надзорный орган так и не нашел в собранных следствием материалах главного — подтверждения тому, что господин Хабаров обманул своего бывшего делового партнера по группе компаний «Деловые линии» Александра Богатикова, якобы похитив у него почти 842 млн руб. Не устранен, по мнению первого заместителя генпрокурора Анатолия Разинкина, и целый ряд других выявленных ранее нарушений УПК.

О том, что 90-томное уголовное дело обвиняемого в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) Михаила Хабарова Генпрокуратура во второй раз вернула в СКР, стало известно 25 апреля во время продления фигуранту меры пресечения в виде запрета определенных действий (оставлена в силе).

Как следует из вынесенного постановления за подписью Анатолия Разинкина, фактически СКР направил в Генпрокуратуру на утверждение обвинительное заключение в том же виде, что и в декабре прошлого года. «В ходе дополнительного расследования указания прокурора в полном объеме не выполнены, допущенные нарушения и недостатки не устранены»,— говорится в документе.

Более того, если в прошлый раз, возвращая уголовное дело в ведомство Александра Бастрыкина, надзорный орган обращал внимание на то, что «отсутствуют доказательства вины Хабарова», то на этот раз господин Разинкин поставил под сомнение и сам факт совершения преступления.

В частности, по мнению замгенпрокурора, следствие так и не опровергло довод обвиняемого о том, что полученные от господина Богатикова деньги — это не что иное, как зарплата.

Как уже рассказывал “Ъ”, речь в материалах расследования шла о том, что банкир Хабаров, узнав в 2014 году о намерении правоохранителей проверить ГК «Деловые линии» на предмет неуплаты налогов, предложил ее владельцу Александру Богатикову помочь в решении данного вопроса. В рамках договоренности и придания своим действиям видимости законности господин Хабаров был оформлен в компании на должность директора управления с высокой зарплатой. Подразумевалось, что ее он и будет передавать неким должностным лицам за принятие решений в интересах «Деловых линий». Сумма вознаграждения самому Михаилу Хабарову обговаривалась отдельно и, по данным следствия, должна была составлять не менее $10 млн в год. В общей сложности с декабря 2014-го по май 2017 года господин Хабаров получил от Александра Богатикова 841,8 млн руб., однако обещанного так и не исполнил — уголовное дело о неуплате налогов было прекращено не благодаря его усилиям, а лишь потому, что компания сама погасила недоимку.

После этого господин Богатиков сначала проиграл Михаилу Хабарову в Лондонском международном арбитражном суде по иску о взыскании более $50 млн, в котором не заявлял о каких-либо преступлениях своего компаньона. Обвинение в мошенничестве прозвучало позже в России. При этом, как утверждает защита обвиняемого Хабарова, уже в ходе следствия по делу Александр Богатиков урегулировал перед ним свои долговые обязательства с помощью одного из бенефициаров «Деловых линий» — Татьяны Башмаковой.

Отметим, что Генпрокуратура дважды обращала внимание следствия на необходимость дать юридическую оценку действиям потерпевшего по факту дачи взятки.

С одной стороны, если деньги передавались для подкупа должностных лиц, то господин Богатиков вообще не мог быть потерпевшим. А если речь все же идет о мошенничестве, то последнее доказывается только словами главы «Деловых линий». Однако в обоих случаях СКР этот момент оставил без внимания, на что также обратил внимание Анатолий Разинкин.

Защищающий Михаила Хабарова адвокат Владимир Слащев заявил “Ъ”, что повторное возвращение уголовного дела следователю еще раз подтверждает, что в нем нет доказательств виновности его клиента. «Очевидно, что в действиях Михаила Хабарова вообще отсутствует состав преступления, и фактически об этом же сейчас говорит и Генпрокуратура»,— добавил адвокат Слащев.