Госкапитализм в исполнении «Роснефти»

Государственная «Роснефть», завершив покупку ТНК-BP, укрепилась как лидер отрасли, а ее президент Игорь Сечин — как «нефтяной генерал». Нефтяники и эксперты ждут, что еще купит «Роснефть».
04.01.2014
Смотрите, «Роснефть» — это бывший ЮКОС, Сечин — это бывший Ходорковский. Доля, которая мне принадлежала лично в ЮКОСе, я думаю, не больше, чем доля, которую реально контролирует Сечин. <...> При этом у меня никогда не было даже тени той власти в государственных органах, которая имеется у Сечина», — сказал в интервью Snob.ru бывший совладелец и президент ЮКОСа Михаил Ходорковский.

«Роснефть», завершив в этом году покупку ТНК-BP за $61 млрд, стала крупнейшей среди публичных компаний. На ее долю приходится около 5% мирового производства нефти и 1,8% запасов. В России около 40% производства нефти и 35% всех запасов. «Роснефть» (после консолидации «Итеры») — третий в России производитель газа после «Газпрома» и «Новатэка».

В мире госкомпании контролируют почти 70% добычи нефти и 60% производства, напоминают аналитики Газпромбанка. Исключение — компании США, Канады и Великобритании. В России государство сохраняет контроль над ключевыми активами, но доля частного капитала велика. По мнению аналитиков Газпромбанка, в обозримом будущем существенного сокращения доли государства в секторе не будет. В России за 20 лет реформ так и не было создано конкурентного нефтегазового рынка, центром влияния остаются госкомпании, говорит аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков.

После поглощения ТНК-BP частные инвесторы в нефтяной сектор начали опасаться за собственную независимость. «Роснефть» в этом году купила «Итеру», «Таас-Юрях нефтегазодобычу», газовые активы «Алросы», консолидировала «Сибнефтегаз». Госкомпания интересовалась покупкой «Башнефти», вела переговоры о приобретении НК «Альянс», даже задумывалась о «Лукойле», рассказывали летом источники «Ведомостей», близкие к компаниям, и банкиры. Владельцы бизнесов и представители «Роснефти» это отрицали.

Одной из причин повышенного интереса госкомпании к активам была потребность в увеличении ресурсной базы, говорили источники «Ведомостей». Чтобы расплатиться за покупку ТНК-BP (долг компании на 30 июня был $70 млрд, или 2 EBITDA), «Роснефть» подписала контракт о дополнительных поставках CNPC 365 млн т нефти в течение 25 лет (плюс к действующему — на 300 млн т). Сумма контракта — $270 млрд, предоплата — $65 млрд. Учитывая все объявленные «Роснефтью» планы, поставки нефти уже в 2014 г. могут достичь около 44 млн т. «Роснефть» добывает 207 млн т. «Нефть у компании есть. Миллион мы добавим точно [в 2014 г.]», — уверяет Сечин. После 2017 г. «Роснефть» обещает наращивать добычу на 3-4% в год благодаря вводу новых месторождений. Но существует риск падения добычи на основном активе — «Юганскнефтегазе», ключевых активах ТНК-BP, пишут аналитики Газпромбанка.

«Роснефть» будет активно изучать возможности новых покупок, считают аналитики Газпромбанка. Одним из первым приобретений в 2014 г. может стать Alliance Oil, госкомпания продолжит скупать газовые активы, считает Крюков. Крупные компании защищаются от поглощения или готовится к нему, а небольшие компании укрупняются, чтобы продаться «Роснефти», отмечает содиректор «Инвесткафе» Григорий Бирг. «В большинстве своем это лишь слухи, но сам факт, что все в секторе делается с оглядкой на “Роснефть”, говорит о многом», — подчеркивает эксперт.

В 2008-2012 гг. Сечин работал вице-премьером, ответственным за ТЭК, напоминает заместитель гендиректора Центра политической информации Алексей Панин. С переходом в «Роснефть» он несколько потерял административный ресурс, но постепенно завоевал статус самого влиятельного в России «нефтяного генерала». Среди руководителей частных компаний союзником Сечина Панин называет владельца Alliance Oil Мусу Бажаева. Пока скорее не сложились отношения с Владимиром Евтушенковым (владелец АФК «Система», которой принадлежит «Башнефть») и Вагитом Алекперовым («Лукойл»), считает политолог.