Госдеп требует с самарской полиции миллион рублей

Михаил Матвее хочет компенсации за «незаконное преследование».
07.02.2022
Депутат Госдумы Михаил Матвеев обратился в суд с иском к управлению МВД по Самарской области. Он требует возмещения морального вреда в размере 1 млн руб. за обвинение в распространении фейка о COVID19. Речь идет о посте депутата по поводу заболевшей коронавирусом сотруднице полиции, который он разместил в Twitter весной 2020 года. Эксперты отмечают, что даже при наличии подтвержденных фактов злоупотребления полномочиями и причинения этими действиями моральных страданий добиться компенсации ущерба очень сложно.

Октябрьский районный суд Самары рассмотрит иск депутата Госдумы РФ Михаила Матвеева к ГУ МВД по Самарской области 15 февраля. Парламентарий требует компенсации морального ущерба в размере 1 млн руб. за «незаконное обвинение в распространении фейка о коронавирусе». Информация о деле опубликована на сайте суда.

Полиция пыталась возбудить в отношении Михаила Матвеева уголовное дело после поста депутата в Twitter о коронавирусе весной 2020 года. Тогда господин Матвеев рассказал «Ъ», что в соцсети к нему обратился представитель МВД с вопросом насчет сотрудницы полиции, которая при­ехала из Таиланда и не ушла на самоизоляцию, а вышла на работу. Через некоторое время у нее диагностировали COVID19. В комментарии к данному обращению депутат потребовал от регионального ГУ МВД и оперштаба по борьбе с коронавирусом провести проверку.

После этого, по словам парламентария, сотрудница полиции написала заявление в отношении него о проверке по статье УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни». При этом Михаил Матвеев уточнил, что в комментарии было указано, что данное сообщение официально не подтверждено. В СУ СК по Самарской области тогда не нашли оснований для возбуждения уголовного дела. Но на этом преследование депутата не завершилось — его попытались привлечь к административной ответственности за «якобы распространение им фейка о заболевшей коронавирусом сотруднице полиции». Разбирательство дошло до суда. Районный и областной суды отказали в привлечении Михаила Матвеева к административной ответственности, поскольку информация парламентария подтвердилась, и его преследование было признано незаконным.

«Теперь ГУ МВД предстоит компенсировать мне судебные издержки на адвокатов и оплатить моральный вред за незаконное преследование»,— написал депутат в своем Telegram-канале.

До этого под пристальное внимание силовиков попала другая публикация господина Матвеева в Twitter — о неподтвердившейся информации про заболевание коронавирусом в Новокуйбышевске. Правоохранительные органы проверяли публикацию по статье УК РФ «Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих…». В марте 2020 года депутат опубликовал в Twitter сообщение: «Семья из шести человек вернулась 15 марта в Новокуйбышевск из Европы. В течение недели звонили на „горячую линию“, чтобы их обследовали. Через 7 дней только добились: подтвердилась КВИ». Следом за этим сообщением в одной ветке Михаил Матвеев писал: «Официальная информация только в оперативном штабе. Я в данном случае пересказываю информацию, прозвучавшую на совете думы». На следующий день парламентарий в Twitter сообщил, что информация о заболевших COVID19 не ­подтвердилась.

Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела по этому факту. Как и в истории с сотрудницей полиции, дело было переведено в административную плоскость по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ.Октябрьский районный суд присудил депутату штраф в размере 45 тыс. руб. Областной суд оставил это решение в силе. Тогда в беседе с «Ъ» парламентарий отмечал, что считает обе истории политическим заказом.

Как отмечает управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин, споры, связанные с компенсацией морального ущерба, являются самыми сложными с точки зрения прогнозирования их исхода. По словам эксперта, истцу нужно доказать факт совершения в его отношении действий, которые могли причинить ему моральные страдания: «Насколько я понимаю, таким фактом являются попытки привлечения депутата к уголовной, а потом и к административной ответственности». «При условии, что не было выявлено фактов злоупотребления полномочиями сотрудников МВД, минимальна вероятность того, что возбуждение дел будет признано достаточным основанием для привлечения их к гражданско-правовой ответственности. В противном случае такие компенсации выплачивались бы всем лицам, привлекаемым к ответственности»,— говорит Юрий ­Федюкин.

Также, по словам эксперта, истец должен доказать наличие морального ущерба: «Это может быть, например, заключение специалиста, указывающее на оказание психологической помощи и наличие у него психологических травм». Юрий Федюкин подчеркивает, что даже при наличии подтвержденных фактов зло­употребления полномочиями и причинения этими действиями моральных страданий добиться компенсации ущерба очень сложно: «Заявленные требования обычно удовлетворяются частично. Суды исходят из принципа соответствия размера компенсации характеру действий, совершенных в отношении истца, тяжести морального ущерба и принципа разумности. Зачастую размер компенсации снижается до символических сумм, едва покрывающих расходы истца, связанные с судебными издержками».