«Евтушенков купил ворованное»

Экс-аудитор Счетной палаты Владислав Игнатов рассказал «Известиям», почему обнаруженные им в 2003 году нарушения в деятельности «Башнефти» не привели виновных на скамью подсудимых.
В 2003 году Счетная палата проверила финансово-хозяйственную деятельность ОАО «Башнефть» и установила факт хищения акций у государства. По данным проверки аудиторов СП было возбуждено уголовное дело, правда, затем оно было приостановлено. Весной 2014 года стало известно об уголовном деле, фигурантами по которому проходят глава АФК «Система» Владимир Евтушенков, экс-глава «Башнефти» Урал Рахимов и предприниматель Левон Айрапетян — их обвиняют в хищении акций предприятий, входящих в топливно-энергетический комплекс Республики Башкортостан, и их легализации (ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 174.1, ч. 4 ст. 174 УК). В рамках расследования Басманный суд Москвы наложил арест на пакеты акций «Башнефти», «Уфаоргсинтеза» и Башкирской электросетевой компании, принадлежащие АФК «Система». Корреспондент «Известий» Анастасия Кашеварова выяснила у бывшего аудитора Счетной палаты Владислава Игнатова, который проводил проверку «Башнефти» в 2003 году, почему Владимир Евтушенков должен вернуть «Башнефть» государству и как больше 10 лет назад руководители региона продали госсобственность с нарушением закона. 

— Дело «Башнефти» расследуется: объявлен в розыск Рахимов-младший, Владимир Евтушенков — под домашним арестом. Мало кто помнит, что вы еще в 2003 году проверяли сделки по продаже нефтяных активов Башкирии и по результатам проверки даже добились возбуждения уголовных дел... 

— В 2003 году коллегией Счетной палаты был утвержден мой отчет и направлен в Генеральную прокуратуру. И уголовное дело по моим материалам было действительно возбуждено в 2003 году. Но оно не получило хода. Видимо, большое количество денег было занесено в Генпрокуратуру, потому что пресс-секретарь ведомства тогда упорно отрицала наличие данного дела. 

А было два уголовных дела: о неуплате налогов через ООО «Байконур», которое потом замяли, и вообще системное уклонение от неуплаты налогов — это было одно из основных преступлений «Башнефти», которое компания совершала на протяжении 10 лет — с 1993 по 2003 год. А то, что мы вскрыли, было признано беспрецедентным хищением собственности в истории приватизации.

— Что стало отправной точкой в вашем расследовании?

— Господин Рахимов-старший перепутал понятия «предмет ведения» и «предмет полномочий». Он отменил действие указа Бориса Ельцина у себя на территории и перевел акции башкирского ТЭКа, который был в федеральной собственности, в собственность Республики Башкортостан. Республика распоряжалась федеральной собственностью как хотела. А управлял этим бизнесом Урал Рахимов. Сложилась такая ситуация, что своей нефти в Башкирии было мало, но она была основным переработчиком — объемы переработки составляли 24 млн т. А своей добычи было 7–8 млн т. И в эту разницу они пускали разных товарищей. Урал Рахимов выстроил свою конструкцию, выходы на разных людей, для которых была разная стоимость переработки. Он вел себя как хотел, не по-рыночному. То есть первая претензия — неуплата налогов, а вторая — отмывание денег в особо крупных размерах в связи с переработкой сырья. У Рахимова перерабатывались все — ТНК-BP, «Лукойл» и все небольшие компании. Основной посредник по всем соглашениям был Левон Айрапетян.

— Помимо уклонения от налогов и отмывания денежных средств основным нарушением всё же было хищение государственных акций «Башнефти». Как удалось провести сделку так, что государство ничего не получило от продажи нефтяных активов?

— Правильно, после третьего миллиарда все теряют чувство реальности. Есть материал Счетной палаты. Есть письма, направленные во все органы и председателю правительства, и в Генпрокуратуру, есть уголовное дело возбужденное. Оно было перенесено в Приволжский федеральный округ и приостановлено по причине отсутствия обвиняемого и трудностей по его установке. Мы вмешались в ситуацию, когда осуществлялся перевод акций «Башнефти» на семь ООО, подконтрольных Уралу Рахимову. Именно в этот момент появилась моя проверка. Потом они испугались и внесли акции в четыре благотворительных фонда. Затем с ними еще судилось государство и налоговая. Но как-то не очень эффективно. Фактически это была попытка хищения акций у государства организованной преступной группой, по-другому квалифицировать такие сделки нельзя. Почему преступной группой, потому что хозяин одного ООО работал начальником охраны Урала Рахимова, хозяйкой другого была его секретарша. Всё ближайшее его окружение были хозяевами этих ООО, куда пытались слить акции «Башнефти».

По результатам наших материалов было возбуждено уголовное дело, которое затем было приостановлено. Его начали расследовать при совершенно очевидных и понятных уликах. Мы своей проверкой остановили окончательное хищение акций. Собственно говоря, после нее акции были спрятаны в четыре благотворительных фонда. Никаких там договоренностей не было, всё было сделано Рахимовым от страшного испуга. Моя проверка изъяла весь архив минимущества Башкирии, если его никуда не дели, то он должен находиться в архиве Счетной палаты.

— По сути, материалы вашей проверки легли в основу нынешнего дела? 

— Хотя уже 11 лет прошло после оглашения результатов нашей проверки, очень приятно, что мой материал способствует борьбе с коррупцией в стране. 11 лет никому не надо было. С 2007 года дело это лежало в Приволжской прокуратуре в приостановленном виде. Справедливость — она должна быть. И она не должна быть разной — а единой для всех. Я уже 9 лет в отставке. Мой принцип — никогда не сдавать государство.

— В чем вина Евтушенкова, на ваш взгляд?

— Я в СМИ перед покупкой АФК «Системой» «Башнефти» говорил, что это актив краденый, дело возбуждено и не остановлено. То есть не прекращено, а приостановлено. История может быть открыта в любой момент по новой. Компания краденая. Ты купил краденую машину, перекрашенную на рынке, но от этого ее суть не поменялась. Это было публичное предупреждение в СМИ, но на него никто не отреагировал.

— К Муртазе Рахимову у следователей тоже должны быть претензии?

— Следователи его вызывали на допрос. Пусть трогают. Сейчас он пенсионер. Он всегда пытался разыграть национальную карту в противовес государству. Их семья забирала все деньги с «Башнефти».

— Есть мнение, что АФК «Система» купила «Башнефть» по заниженной стоимости, так как скважины были законсервированы, а добыча нефти велась Рахимовыми только для себя?

— Всё там работало. Но реальной нефти добывали 5%, просто воду гоняли по кругу. В любом случае вопрос стоит как, что если Евтушенков купил ворованное, то и дивиденды с ворованного тоже не его — он должен их вернуть.

— А в чем смысл был Уралу продавать компанию?

— Ему деваться некуда было. В 2003 году он попытался украсть ее. Всё было внесено в одну компанию, а акции этой компании были внесены в другую компанию, а вот акции третьей «обертки» должны были купить семь ООО. Сделка была пустыми векселями оплачена, и мы это дело перерезали и вскрыли. Они испугались и внесли все акции в четыре фонда. Якобы это будет навсегда собственностью Башкирии. А потом как-то из этих фондов, они продали акции Евтушенкову. И что получила Башкирия? Республика не получила ничего. Получили фонды. Они находились под руководством Рахимова-старшего. И должны были тратить деньги на благотворительность, на образование и на здравоохранение. Но в любом случае попытку мы остановили и сам факт хищения госсобственности тоже установили.

А вот про ту ситуацию, что я вам рассказывал, что федерация рассматривала «Башнефть» как свое, а Башкирия — как свое. Там была смешная ситуация, была недоимка по Пенсионному фонду. И федеральные власти приняли решение выпустить допэмиссию, чтобы затем продать акции и закрыть дыру в Пенсионном фонде. Так вот, власти Башкирии не догадались даже деньги по кругу пустить, они просто украли эту допэмиссию и продали куда-то налево. Правовой нигилизм был полный.

— Как вы считаете, дело доведут до конца?

— В данной ситуации мало вернуть «Башнефть» государству. Если ты купил краденое и получал дивиденды, значит, возвращай и их.
Банкирам из «Балтики» дадут посидеть дома
Следственному комитету впервые отказано в массовых арестах финансистов.
Мошенники ловят россиян на удочку мобилизации
Интернет-мошенники отреагировали на повестку дня.
Рустам Тарико зальет долг водкой
Производитель «Русского стандарта» уладил спор с Альфа-банком
Александр Орлов больше не столуется в «Тануки»
Бизнесмен продал последние активы в России. Сделка могла быть номинальной, допускают эксперты.
Владимир Евтушенков не оставит целлюлозы основателям "Илима"
Владимир Евтушенков подминает под себя рынок – на очереди группа "Илим". Монополия олигарха может обернуться проблемами общероссийского характера.
Брызги металла ЗЭМЗ долетели до Швейцарии с Кипром
В судах всплыли интересы граждан Украины. ФАС осталась недовольна приобретением металлургов.
"Эфко" накормит россиян синтетикой
Похоже, хозяин ГК "ЭФКО" Валерий Кустов решил в очередной раз "позаботиться" о здоровье россиян, "разбавив" свой ассортимент синтезированными "аналогами" настоящей продукции.
Сергей Пускепалис не увернулся от фуры
Погиб известный актер и режиссер. Его артистическая карьера начиналась в Саратовском ТЮЗе
Побег убийцы мясного короля вышел полицейским сроком
Вынесен приговор сотрудникам ИВС, упустившим Александра Мавриди.
Салман Бабаев будет спаивать россиян
Бывший вице-президент РЖД развлекается на пенсии через винный бизнес своих сыновей.
Гавердовский замазался в Revenue
Бизнесмен Анатолий Гавердовский, сотрудничающий с российскими госструктурами, может иметь отношение к зарубежным структурам, принимающим участие против СВО.
Warner отыгралась в России
Компания может отделить российский бизнес вслед за Sony.
Правосудие догнало подельника Черепахи
Киллер ОПГ получил 23 года строгого режима, Шадринские не пощадили даже беременную жену своего бывшего босса.
Олигарха Козицина выкинули из французского шато
Похоже, что Андрей Козицын лишается имущества на Западе, его же партнеры Искандер Махмудов и Андрей Бокарев чувствуют себя вольготно.
Михельсон зарится на наследство Shell
После исхода иностранных инвесторов из проекта "Сахалина-2" Михельсон готов забыть разногласия с Миллером, ведь запахло большими деньгами.
Евтушенков тянет свою руку в науку
В борьбе за контроль над РАН сошлись интересы Ковальчуков и Владимира Евтушенкова.
На Рублевку приземлился "Святой Михаил Инвест"
Компания принадлежит украинскому бизнесмену Бассу, связанному как с Усмановым, так и с Евтушенковым.
Bunge сливается из России как по маслу
Компания нашла покупателя на последний актив в Воронежской области.
Н&M обносился
Как шведский ритейлер будет уходить из России.
У Абрамовича кончились золотые денечки
Как Роман Абрамович пытался стать гражданином мира, а остался без родины.