Это были неправильные активисты

Приговор по «болотному делу» получили еще четверо.
19.08.2014
В Москве завершен третий судебный процесс в рамках «болотного дела». Судья Замоскворецкого суда Наталья Сусина сочла доказанной вину Алексея Гаскарова, Александра Марголина, Ильи Гущина и Елены Кохтаревой в участии в массовых беспорядках 6 мая 2012 года в Москве. Они получили от 2,5 до 3,5 года (Кохтарева - условно). На данный момент «болотное дело» можно считать почти завершенным – в его рамках еще только два человека находятся под подпиской о невыезде, один арестован. Из трех обвинительных приговоров следует, что массовые беспорядки (организованные на грузинские деньги) с участием оппозиции в Москве были, а полиция безупречно соблюдала на них закон.
 
Четверо приставов в коридоре Замоскворецкого суда встали в ряд, сцепились за руки и начали выдавливать журналистов и оппозиционных активистов подальше от двери суда, метров на пять от нее. «Граждане, сделайте несколько шагов назад. Я повторяю... Да вон какой-то сундук стоит, тормозит все. Сейчас я ему...»,- теснили толпу судебные приставы. Зачем им это было нужно, они сказать не могли, да и сами, наверное, не знали. Некоторые журналисты начали со злости звонить в пресс-службу Мосгорсуда, но довольные приставы говорили, что эта инстанция им не указ. Толкотня продолжалась минут сорок, в результате в зал судебных заседаний пустили только съемочные группы телеканалов и родственников подсудимых, причем про последних сначала забыли и только в самый последний момент опомнились. Кроме приставов, полицейских и спецназовцев подсудимых охраняла еще и овчарка по кличке Скелет.
 
Адвокаты подсудимых на оглашение приговора не пришли.
 
Не попавшим в зал было предложено спуститься с четвертого этажа в фойе суда и там смотреть телетрансляцию. Она шла с одной камеры. Когда ее не заслоняли полицейские, было видно сидящих в клетке Гаскарова, Гущина и Марголина. На первом же плане оказалась Елена Кохтарева - она находилась под подпиской о невыезде, в суд приходила сама. Женщина слушала приговор спокойно, на третьем часу его оглашения пыталась задремать. Но ей, видимо, быстро сделали замечание о неуместности такого поведения. Прокурор и, тем более судья, в кадр не попали. Московских судей в последние пару лет нельзя фотографировать и снимать на видео во время судебного процесса.
 
Пока журналисты спускались от зала суда к телевизору, судья Наталья Сусина уже назвала всех четверых подсудимых виновными в нападении на сотрудников полиции и участии в массовых беспорядках. Оставалось только еще раз послушать, в чем именно - обвинительное заключение, как это часто бывает, перекочевало в приговор почти полностью. Итак, спикер движения «Антифа» Алексей Гаскаров признан виновным в том, что он «умышленно, осознавая противоправный характер своих действий» нанес два удара в корпус одному сотруднику полиции, причинив ему боль. А потом двумя руками схватил за левую руку стоявшего в оцеплении полицейского и, тем самым, порвал цепочку и прорвал оцепление.
 
Елена Кохтарева хватала полицейского за бронежилет и мешала тому осуществить задержание. Кроме этого, она прицельно бросала в полицейских пластиковые бутылки, несколько неустановленных предметов, а однажды даже древко флага. Александр Марголин повалил полицейского на асфальт, сорвав с него защитный шлем. После чего не менее трех раз ударил потерпевшего ногами. Наконец, Илья Гущин напал на командира отделения 2-го оперативного полка ГУ МВД по Москве, схватил его одной рукой за каску, второй рукой за бронежилет и тоже повалил на землю.
 
Гаскаров и Марголин виновными себя не признали: они настаивали, что всего-то защищали тех, кого жестко, с заламыванием рук задерживала полиция. Гущин признал себя виновным в нападении на полицейского, но не в участии в массовых беспорядках. Кохтарева вину признала полностью и раскаялась. В приговоре даже было сказано, что она пересмотрела свое мировоззрение и отношение к власти, тогда как ранее она была введена лидерами оппозиции в заблуждение (на приговор подсудимая пришла с георгиевской ленточкой на сумке, а, увидев на куртке одного из оппозиционеров нашитый на нее флаг Германии, обвинила его в том, что тот носит немецко-фашистскую символику).
 
Дальше судья Сусина начала перечислять всех полицейских, которые были на Болотной площади и которым был причинен какой-то ущерб. Причем подсудимые к этому никакого отношения не имели, там фигурировали сплошь неустановленные лица. «Слабенькие они у нас какие-то», - констатировал один из оппозиционеров. Всего за трансляцией наблюдало человек восемьдесят, еще около двухсот просто пришли к зданию суда. Были участницы группы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина, активисты партии «Парнас» Илья Яшин и Михаил Кригер. Но в целом после первого «болотного» приговора было задержано больше недовольных людей, чем пришло их в этот раз, в августе.
 
С крыши девятиэтажки напротив суда кто-то вывесил огромный, на два этажа транспарант «Путинское судилище - позор России». Он провисел минут десять под аплодисменты и крики то «Браво!», то «Позор». На плакат с заметной досадой смотрел известный среди политических активистов сотрудник антиэкстремистского центра «Э» майор Алексей Окопный. Рядом с ним стоял еще один опознанный оппозиционерами «эшник» в футболке с надписью «Слава Руси великой».
 
Судья тем временем продолжала говорить о том, что вина подсудимых подтверждена видеозаписями, показаниями свидетелей и потерпевших. Противоправных действий полиции, как об этом говорили свидетели защиты, напротив, не было. Следствие и гособвинение совершенно верно квалифицировали происходившее 6 мая как массовые беспорядки (лишь только по просьбе прокуратуры из приговора были исключены «поджоги» - квалифицирующий признак юридического определения «массовых беспорядков»). После того как демонстранты разошлись, напомнила судья, на месте преступления остались «пустые пластиковые бутылки, палки, куски асфальта, кед, кроссовок, фрагмент рыболовной удочки и битое стекло».
 
Показаниям подсудимых суд не поверил, потому что счел их направленными на уход от ответственности, - эта фраза дублируется из одного «болотного» приговора в другой. Суд учел состояние здоровья подсудимых, хорошие характеристики с мест работы и учебы, наличие малолетних детей у Александра Марголина. А потом назначил стандартные для «болотного дела» сроки. Кохтарева получила 3 года и 3 месяца условно с отсрочкой приговора еще на три года. Гущин, частично признавший вину, получил 2,5 года лишения свободы, Гаскаров и Марголин - по 3,5 года колонии общего режима. Отбытие наказания будет считаться у Гущина и Марголина с февраля 2013 года, у Гаскарова - с апреля 2013 года. В телетрансляции было слышно, как за дверью зала заседаний громко кричат «Свободу!», но судья Сусина даже тон не изменила.
 
«Свобода!» кричали и потом, на улице перед зданием суда. Несколько человек развернули баннер с надписью «Россия не тюрьма», но полицейские быстро им показали, что, может быть, и не тюрьма, но автозак и отделение полиции - это точно. Всего было задержано порядка десяти человек.
 
Таким образом, «болотное дело» можно на этот момент считать почти завершенным. Сейчас под следствием и под подпиской о невыезде остаются петербургская активистка Полина Стронгина и москвич Олег Мельников, успевший до подписки съездить в Луганск поддержать ополченцев. Дмитрий Ишевский остается под арестом. По информации Znak.com, следственная группа по «болотному делу» продолжает работать.