Экс-главу Удмуртии отпустили домой к дочери

Александр Соловьев вышел из СИЗО по здоровью и благодаря сотрудничеству со следствием.
08.08.2017
Басманный суд Москвы вчера изменил меру пресечения с содержания под стражей на домашний арест экс-главе Удмуртии Александру Соловьеву, обвиняемому ГСУ СКР в получении взяток на общую сумму около 140 млн руб. Основанием для такого решения стало ходатайство самого следствия, которое указало, что бывший чиновник активно дает показания, а кроме того, страдает рядом тяжелых заболеваний. Защиту господина Соловьева не устроил лишь запрет на прогулки, однако она рассчитывает добиться послаблений в начале сентября, при продлении в суде срока домашнего ареста.

Рассмотрение ходатайства СКР об изменении меры пресечения Александру Соловьеву началось с двухчасовым опозданием — предшествующее заседание по другому делу неожиданно затянулось. Сначала представитель СКР попросил судью Елену Ленскую приобщить к материалам дела справку от медиков СИЗО «Лефортово», в котором содержится господин Соловьев, о состоянии здоровья подследственного. Сам следователь по ходу заседания болезней, которыми страдает экс-глава Удмуртии, не называл, но, как стало известно “Ъ”, речь шла об онкологии, болезни почек, диабете, гипертонии и ишемической болезни сердца.

Адвокат бывшего чиновника Алексей Ульянов со своей стороны заявил ходатайство об изменении меры пресечения подзащитному на домашний арест, а также предъявил письменное согласие старшей дочери господина Соловьева Евгении Сирик предоставить для этого ее квартиру в доме №30 на Ленинском проспекте столицы.

Затем представитель СКР мотивировал свое ходатайство об изменении экс-чиновнику меры пресечения. Он отметил, что господин Соловьев активно сотрудничает со следствием, «дает признательные показания, а также показания, изобличающие других фигурантов дела», которые подтверждаются как на очных ставках, так и протоколами допросов свидетелей, а также «другими доказательствами».

Кроме того, следователь просил суд учесть пожилой возраст подследственного (67 лет), а также наличие у него тяжелых заболеваний. При этом представитель СКР подчеркнул, что оснований отпустить обвиняемого на свободу на данный момент нет: тот может скрыться, оказать давление на свидетелей или уничтожить еще не установленные следствием доказательства по делу.

Прокурор целиком поддержала ходатайство следователя. Сам Александр Соловьев, когда суд поинтересовался его позицией, ограничился одной фразой: «Прошу удовлетворить просьбу следствия и мою личную и назначить домашний арест».

В результате судья Елена Ленская сочла доводы следствия обоснованными и изменила Александру Соловьеву меру пресечения на домашний арест. Ему запрещено покидать жилье, пользоваться интернетом и телефоном (допускаются звонки в экстренные службы и сотрудникам ФСИН), а также каким-либо образом давать комментарии СМИ.

Когда конвойные стали выводить Александра Соловьева из зала заседаний, тот по привычке заложил руки за спину. «Не надо, не надо»,— похлопал его по плечу конвоир, после чего они ушли. Позже адвокат Алексей Ульянов рассказал журналистам, что экс-чиновника отвезут сначала в «Лефортово», где он заберет свои вещи, а затем на Ленинский проспект. В квартире его уже будет ждать сотрудник ФСИН, который наденет подследственному на ногу электронный браслет и установит в квартире контрольный датчик. Тот будет фиксировать удаленность от него электронного браслета.

Адвокат Ульянов посетовал на то, что его подзащитному не разрешили прогулки, поскольку при заболевании почек предписано пребывание на свежем воздухе. Впрочем, защитник надеется, что при продлении срока домашнего ареста (нынешний истекает 4 сентября) ему удастся добиться послаблений для своего клиента.

Напомним, по версии следствия, в 2014–2016 годах глава Удмуртии Александр Соловьев получил от представителей организаций, осуществляющих строительство мостовых переходов через реку Каму и реку Буй, взятки на общую сумму 139 млн руб., а также долю участия в коммерческой организации стоимостью 2,7 млн руб. За это вознаграждение чиновник, считает следствие, должен был обеспечить внеочередную и незамедлительную оплату выполняемых работ из федерального и регионального бюджетов, а также добычу песка и песчано-гравийной смеси.