Дмитрия Костыгина отодвинули в конец очереди

Борьба за место в ряду кредиторов «Юлмарта» продолжается.
10.02.2022
В рамках скандального банкротства некогда одного из крупнейших продавцов электроники и бытовой техники «Юлмарта» Верховный суд (ВС) вынес важное решение о месте поручителя должника в реестре кредиторов. В частности, ему придется доказать погашение обязательств банкрота из личных средств. А само поручительство не должно быть выдано «в момент имущественного кризиса должника».

ВС опубликовал решение по спору о субординации (понижение в очередности) требований Дмитрия Костыгина в деле о банкротстве «Юлмарта». В марте 2014 года Газпромбанк выдал ритейлеру 700 млн руб. под поручительство его совладельца господина Костыгина. Компания не вернула кредит, и банк в октябре 2016 года в безакцептном порядке списал со счета поручителя 555,31 млн руб.

В феврале 2020 года «Юлмарт» признали банкротом на фоне конфликта совладельцев — Дмитрия Костыгина, Августа Мейера и Михаила Васинкевича. Господа Костыгин и Мейер выступают обвиняемыми по уголовному делу о мошенничестве, возбужденному по заявлению Сбербанка, который выдал «Юлмарту» 2,3 млрд руб. Михаил Васинкевич сам был признан банкротом — в мае 2021 года процедура завершилась, и суд отказался списать долги предпринимателя.

Уже в рамках банкротства «Юлмарта» Дмитрий Костыгин попросил включить его требования в размере 403,2 млн руб. в реестр кредиторов со ссылкой на реализацию поручительства. Дело прошло два круга, и в итоге в декабре 2020 года на повторном рассмотрении Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти включил долг перед господином Костыгиным в третью очередь реестра.

Но по жалобе ВТБ, поддержанной Сбербанком, окружная кассация субординировала долг, установив его за реестр (погашается после требований всех реестровых кредиторов). По мнению кассации, Дмитрий Костыгин как один из конечных бенефициаров не мог не знать о проблемах, но «не принял мер для стабилизации положения и возврата кредитов».

Господин Костыгин обжаловал это в ВС, настаивая, что его поручительство не было обусловлено кризисом должника, а списание денег произошло по инициативе банка. Дело передали в экономколлегию ВС, которая 3 февраля отменила решения нижестоящих инстанций. Сейчас стала известна мотивировка.

ВС признал, что аффилированности кредитора с должником недостаточно для субординации требований. Имеет значение, уточнил суд, был ли должник в состоянии кризиса на момент финансирования. Но «финансовый и управленческий кризис» у группы, в которую входил «Юлмарт», возник в феврале 2016 года, а поручительство было выдано в марте 2015 года, пояснил ВС.

В то же время, подчеркнул суд, если Дмитрий Костыгин погасил долги «Юлмарта» за счет денег самой компании, то его заявление «не подлежит удовлетворению». ВС сослался на данные ВТБ о «свободном перемещении активов» и перераспределении кредитных средств внутри группы, в том числе в пользу Дмитрия Костыгина. По мнению банка, этими деньгами поручитель и погасил кредит. Для выяснения, как именно перемещались деньги от «Юлмарта» и были ли на это «разумные экономические причины», спор направили на новое рассмотрение.

Дмитрий Костыгин заявил, что доволен решением ВС. На вопрос “Ъ” о том, был ли им погашен кредит ГПБ деньгами, которые пришли к нему по цепочке за счет тех же средств, он ответил отрицательно. Господин Костыгин настаивает на включении своих требований в реестр кредиторов «Юлмарта».

В Сбербанке “Ъ” по-прежнему считают, что бизнесмен «не должен претендовать на погашение требований наравне с независимыми кредиторами». Банк рассчитывает, что «на новом рассмотрении все спорные моменты будут устранены и вынесено обоснованное и справедливое решение». В Газпромбанке и ВТБ не ответили на запросы “Ъ”.

«Самое важное в позиции ВС, что для субординации сделка по предоставлению должнику денежных средств должна быть заключена в период имущественного кризиса и не имеет значения, когда она исполнялась»,— полагает партнер Orchards Алексей Станкевич. С ним согласна советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук: «Поручительство обычно выдается задолго до возможного кризиса, и, когда он наступает, состоятельный поручитель не может противостоять взысканию банком долга». Если брать момент исполнения, подчеркивает господин Станкевич, требования любого поручителя автоматически будут понижаться в очередности, но теперь ВС «исключил эту абсурдную ситуацию». Дмитрий Костыгин же, полагает Юлия Михальчук, «выиграл конкретный бой, но еще не войну».