Девушка и смерть в Узбекистане

Вместо дочери Каримова швейцарским следователям подсунули её двойника?
17.07.2017
Живую Гульнару Каримову, старшую дочь покойного президента, узбекские власти народу так и не предъявили. Без малого год, как ушёл из жизни Ислам Каримов, в Ташкенте – новое руководство, и практически все, с кем враждовал Каримов, уже вышли на свободу. Из тюрьмы выпустили даже племянника покойного президента Акбара Абдуллаева, правда, едва «откинувшись» с узбекских нар, он тут же угодил на украинские. И только Гугуша Каримова то ли всё ещё под арестом, то ли уже в могиле.

В декабре прошлого года узбекские власти едва избежали крупного международного скандала. Двое сотрудников швейцарской прокуратуры получили возможность в течение двух дней, 9 и 10 декабря, допросить в Ташкенте находящуюся как бы под домашним арестом Гульнару Каримову по делу о коррупции – их беседа длилась в общей сложности 23 часа. Иностранцам действительно представили некую женщину, которая, впрочем, ничего внятного им так и не сообщила, кроме того, что живёт она, мол, в специальной пристройке к её ташкентскому особняку. Но в том-то и дело, что Гугуши давно нет в Ташкенте, и об этом достоверно известно всему её бывшему окружению.

Мало того, Гульнара Каримова – дама статная и высокая, выше 180 сантиметров. А гостям из Швейцарии представили женщину как минимум на 20 сантиметров ниже Гульнары. Понять «декораторов» из спецслужб немудрено: найти узбечку ростом под стать Гугуше весьма и весьма непросто. Говорят, что президент Шавкат Мирзияев лично убеждал всё понявших швейцарцев не сообщать ничего прессе – этим, в частности, объясняется тот факт, что о допросе стало известно лишь месяц спустя из публикации The Wall Street Journal. Мало того, показания допрошенной в Ташкенте дамы так и не были подшиты к делу о коррупции, которое расследовала швейцарская прокуратура. Но почему же узбекские власти не предъявили иностранным гостям настоящую Гугушу? Не потому ли, что им некого предъявлять?

Тётя Гугуши говорит о племяннице только в прошедшем времени

Летом прошлого года на свободу вышел племянник Ислама Каримова 33-летний Акбар Абдуллаев. Ожидалось, что отсидевший за решёткой 4 года из назначенного ему 15-летнего срока предприниматель уедет в Крым, где живёт его мать Тамара Собирова – сестра вдовы покойного узбекского лидера Татьяны Каримовой. Но до Крыма Абдуллаев так и не добрался. Вначале он решил съездить в Доминикану подлечиться и отдохнуть после долгой отсидки. Там он тесно пообщался с депутатом Верховной рады Дмитрием Добродомовым, возглавляющим крупный львовский медиахолдинг ZIK.

Проведав от Абдуллаева о шокирующих подробностях «домашнего ареста» Гугуши Каримовой и, вероятно, об её не вполне добровольном уходе из жизни, Добродомов обещал своему визави максимально громкую огласку этой печальной истории. Дело оставалось за малым – Абдуллаев должен был прибыть на Украину, чтобы лично обличить узбекские власти в убийстве Гугуши или доведении её до самоубийства. И вот 14 января, отгуляв на курорте новогодние праздники, Абдуллаев приземлился в Борисполе, где его должен был встретить его новый друг Добродомов. Но вместо депутата к Абдуллаеву вышли сотрудники СБУ. Казалось бы, откуда украинские спецслужбы прознали о намерениях неприметного иностранного гостя? Этот непраздный вопрос следовало бы адресовать депутату Добродомову. Ведь, кроме него, об истинных причинах визита Абдуллаева в Киев не мог знать никто.

И вот минуло полгода, а племянник Каримова всё ещё томится в Печерском СИЗО СБУ города Киева. Арестовали его на год. Зачем да почему – не говорят. Объяснение задержания смехотворны – мол, существует некая угроза жизни Абдуллаева, и лучше всего эту угрозу нейтрализуют решётки Печерского централа. Между тем Тамара Собирова не оставляет надежды вызволить своего сына, который, как она считает, и без того сполна хватил лиха в Узбекистане. Собирова наотрез отказывается говорить о судьбе старшей дочери своей сестры, но всякий раз, когда речь заходит о Гугуше, по лицу пожилой женщины текут слёзы. И почему-то о своей племяннице Собирова упорно говорит только в прошедшем времени: «она была», «она любила» (о еде и напитках) и так далее.

Кстати, осенью прошлого года в материале «Девушка и смерть» наше издание уже сообщало, что у Гугуши Каримовой была недвижимость в Крыму – в курортном Береговом, на «первой линии» от моря, ей принадлежали пансионат и гостиница. Продали их в середине ноября прошлого года – буквально через несколько дней после того, как информационные агентства сообщили о смерти Гугуши.

Зачем племянника Ислама Каримова удерживают на Украине

Казалось бы, странно: у Киева нет никаких претензий к Абдуллаеву. То есть вообще никаких. Задержали его якобы по некоему давнему запросу генеральной прокуратуры Узбекистана. Но ведь в конце прошлого года племянника Каримова официально выпустили на свободу, и, казалось бы, у правоохранителей не осталось к нему никаких претензий. Часть срока он отсидел, а новый глава государства его амнистировал. Для чего же тогда Абдуллаева удерживают на Украине?

Вот версия: сегодня Узбекистан продаёт газ России, а мог бы продавать его Украине по той же цене. Или даже дешевле, почему нет? Помнится, 10 лет назад, во времена первой «газовой войны» Киева с Москвой, украинский «Нафтогаз» планировал решить все проблемы, закупив в Ташкенте 7 млрд кубометров голубого топлива. Тогда украинцы обошлись без узбеков, но теперь Киеву без них уже никуда – европейский «реверс» стал слишком накладен. А от российского газа в «незалежной», кажется, окончательно отказались. Но газ-то всё равно нужен, а своим собственным топливом украинской экономике никак не обойтись. Нужный объём мог бы поставить Узбекистан, да ещё и по льготной цене, когда бы у Киева отыскались убедительные аргументы. А заточённый в украинскую клетку Абдуллаев – аргумент убедительнее некуда. Не продадите нам газ по той цене, что мы скажем, и он поведает миру о страшной кончине Гугуши Каримовой. Наплачетесь потом с реакцией международной общественности.

Акбара Абдуллаева с Гугушей Каримовой связывали не только семейные отношения. Они вместе занимались предпринимательской деятельностью, а позже и политической. Оба считались «прозападными» начинающими политиками, во всяком случае, так о них писала узбекская пресса. Именно Гугуша накануне ареста Акбара пыталась устроить ему приватную встречу с Исламом Каримовым – в обход родной матери, Татьяны Каримовой, которая, по всей видимости, и была инициатором уголовного преследования своего племянника. По итогам этой так и не состоявшейся встречи Гульнара написала в своей социальной сети, мол, мать так разгневалась, что пообещала меня «уничтожить». Впрочем, мать и старшая дочь давно враждовали: Татьяна не могла простить Гульнаре того, что та разболтала отцу о связи её бывшего супруга с младшей сестрой Лолой, любимицей Татьяны Каримовой.

«Непременно убьют, как убили Гугушу»

На сегодня дела таковы: Акбар Абдуллаев ходатайствует о предоставлении ему украинского гражданства (ранее он отказался от своего узбекского паспорта и обзавёлся доминиканским). Он считает, что только так сможет избежать выдачи в Ташкент, где его «непременно убьют, как убили Гугушу» – именно так узник заявил киевскому прокурору Марине Ким. И заявление это запротоколировано. А факт, что силовики перебазировали важного пленника из городского СИЗО в Печерский централ СБУ, хотя сам Абдуллаев настаивал на домашнем аресте, свидетельствует о том, что опасения узбекского пленника имеют под собой самые веские основания. Ведь, как недавно свидетельствовал политический беженец из Ташкента пресвитер баптистской церкви Влад Секан, в Киеве, где он сам нашёл прибежище, нет никакой возможности избежать расправы, если в ней заинтересован глава Службы национальной безопасности Узбекистана Рустам Иноятов. Вот и глава Третейской палаты Украины Тарас Шепель отметил: мол, странно, что Абдуллаева, не совершившего никакого преступления, удерживают за решёткой – не потому ли, что иного способа обеспечить его безопасность у силовых ведомств нет? Зато им доподлинно известно о совершенно определённых намерениях узбекских коллег. Узбекские контрразведчики, как известно, лихо беспредельничают не только на Украине, но и в России (вспомнить хотя бы прошлогоднюю попытку похищения Рахмиддина Камолова в аэропорту Домодедово).

ГЛАВНОЕ

Полгода назад, заступая на пост президента Узбекистана, Шавкат Мирзияев пообещал «рассказать правду о Гульнаре Каримовой» – какую именно, он, правда, не уточнил. Но не рассказал. Почему? Не потому ли, что весть о гибели Гугуши Каримовой может взорвать республику? Мирзияев, впрочем, много чего обещал – и объявить амнистию политзаключённым (вышли на свободу лишь трое – Самандар Куканов, Мухаммад Бекжан и Рустам Усманов), и вернуть на родину всех бежавших от репрессий Каримова. А в итоге вернулись лишь «авторитеты» – Гафур Рахимов и Салим Абдувалиев.