Дешевле, чем в «Магните»: совладелец «Юлмарта» о долгах и создании продуктового лоукостера

Совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин рассказал в интервью Forbes о новом проекте в офлайн, на который его вдохновил американский партнер Август Мейер. А так же о разбирательствах с кредиторам, экономическом кризисе и форматах торговли.
Интервью Дмитрий Костыгин давал во время Петербургского международного экономического форума на стенде своего онлайн-ретейлера «Юлмарт». В прошлом году из-за акционерного конфликта стоимость компании, по оценке Forbes, упала с $1 млрд до $240 млн, у «Юлмарта» и самого Костыгина начались проблемы с кредиторами, всё это затормозило развитие бизнеса компании.

Впрочем, отвечая на вопросы об этой ситуации, Костыгин излучал уверенность и оптимизм.  Причина, похоже, ещё и в том, что основатель одного из крупнейших российских онлайн-ретейлеров в последние годы всё больше делает ставку на офлайн. В этом секторе новый проект Костыгина и его партнера Августа Мейера — это оптовый клуб «Ряды», копия американской сети Costco. Первые «Ряды» работают недалеко от Пулково, в ближайшее время количество магазинов увеличится до четырех.

- В чем принципиальное отличие вашего оптового клуба от существующих бюджетных супермаркетов — таких, как «Магнит», «Лента» и т.д.?

- В лоукостере  подразумевается относительно узкий ассортимент:  всего 4000 позиций — только один вид кетчупа, один вид маргарина, один вид сосисок. А  в гипермаркете обычно в 20 раз больше товаров по каждой позиции. Кроме того, лоукостер — это не только узкий ассортимент, это ещё и укрупненные упаковки:  большие коробки, сдвоенные или строенные банки/бутылки. И наценка порядка 12%. Cash and carry — это исторически европейский формат, который больше ориентирован на В2В, а наш формат, изначально американский — это и В2В, и В2С.   Внешне складская среда выглядит похоже, но внутри всё устроено по-разному.

- Для справки: какая наценка в российских торговых сетях считается нормальной?

- Ну вот если брать «Магнит» или «Ленту» — это 35%. Получается разница в цене 23 процентных пункта.  Да, упаковка должна быть большой — то есть,  маленькой баночки кетчупа или пачки масла там не будет, но, соответственно, [продаются такие упаковки] с небольшой наценкой. Конечно, создается хороший эффект снижения цены.

У нас несколько магазинов —  в Санкт-Петербурге, в Ленинградской области. В Московской области мы открываемся в конце лета, в Мытищах. Считаем, что надо построить порядка 50 «коробок» — грубо говоря, на каждом перекрестке кольцевой дороги и трассы. В Петербурге это 12 перекрестков, в Москве – 20.  Остальное — немножко в центре, немножко в других районах. Поэтому в ближайшие года два-три никуда [за пределы столичных регионов] не собираемся.

- Сколько составляют вложения в один магазин?

- Порядка миллиарда рублей, 1,2 млрд — 1,4 млрд.  Магазин — не вполне подходящий термин, это клуб или торговый комплекс.

- Как вы их финансируете?

- Пока на свои. Сейчас немножко сотрудничаем с банком «Уралсиб», совсем чуть-чуть.

- А как же ваши долги перед «Сбербанком», перед другими банками?

- Ну это по «Юлмарту» только, а тут - абсолютно отдельная компания, с отдельным менеджментом, и с «Юлмартом» совсем не связана.

- Новый проект вам не мешает в общении с кредиторами  «Юлмарта»?

- Нет, точно не мешает. Там самое сложное [время], когда нужно было заниматься открытием и стройками, уже позади, два клуба полный год отторговали, уже открываются третий и четвертый. Потому практически все мое внимание,  конечно, — на «Юлмарте», чтобы здесь достичь договоренности со всеми заинтересованными сторонами.

- Акционерный конфликт в «Юлмарте» сейчас на какой стадии?

- Есть договоренность, что компания выкупает [доли] миноритариев. Рамочное условие, собственно, зависит от договоренностей со «Сбербанком» и ещё парой банков.

- Сколько, вы думаете, у вас есть времени на выход из этого кризиса?

- Ну, июнь ещё, три-четыре недели. Я довольно оптимистически настроен.

- То есть, в принципе кредиторов «Юлмарта» не смущает то, что у вас параллельно развивается другой проект, в который вы вкладываете свои деньги? Они не требуют, чтобы вы сначала с ними расплатились, а потом уже делали что хотели?

- Если коротко, не смущает. Бросать стройку на полпути нет смысла, ее легче доделать. Большинство кредиторов — вполне цивилизованные и современные, понимают, что разные есть проекты и мешать все в одну кучу нет смысла.

- Как сказывались акционерные разбирательства на открытии распределительных центров «Юлмарта» в тех же Мытищах и других городах?

- Для «Юлмарта» финансирование подзамедлилось, но сейчас банки разобрались, что все нормально, наши компании между собой никак не связаны, поэтому [финансирование] опять набирает скорость.

- Получается, что вы  из онлайна в офлайн переходите?

- В Америке Costco отлично себя чувствует несмотря на то, что там себя прекрасно чувствует и Аmazon. Поэтому даже отлично развитые конкурентные рынки демонстрируют, что им не нужен только один формат.

- Очевидно, идея перенести Costco в Россию принадлежит вашему партнеру с американскими корнями Августу Мейеру?

- Более того, Costco происходит из Сан-Диего, где он вырос. То есть, Август помнит чуть ли не первый price club, который открылся там.

- Если это клубный формат торговли — значит, будут клубные карты?

- Только через год мы надеемся перейти к полностью закрытому формату, это очень сложно.

- А в чем смысл этого закрытого формата? Почему не продавать товары всем желающим?

- Все желающие могут  купить карточку для бизнеса или частных лиц, нет проблем. Но это позволяет лучше ориентироваться в закупках — когда ты понимаешь, сколько человек у тебя подписались на год, как распределять нагрузку в течение недели или по часам дня. То есть, больше порядка и внимания для всех. Это как в спортклубе: подписался на членство — и они знают, сколько к ним должно прийти людей, чтобы не было толкучки. Переговоры с поставщиками это тоже упрощает. Ландшафт современного ретейла как раз подразумевает, что должно быть много форматов [торговли] и режимов работ. Это как, допустим, «Макдоналдс» , суши-бары и французский ресторан — для разных событий, разного времени суток, разных дней недели вы взвешиваете, что вам удобнее.
У Татьяны Бакальчук клевые «Ягодки»
Новая надпись расположена на главной странице сайта, при этом ссылка на страницу не изменила, и приложение в Google Play все еще называются Wildberries
Лиокумович прикупил OBI за 600 рублей
Закрытие бизнеса в России немецким OBI GmH стало одной из самых драматичных историй исхода иностранных компаний с российского рынка.
Тиньков наговорил Дерипаске на 2 миллиарда рублей
Дерипаска подал иск к Тинькову из-за оскорбительных высказываний в одной из соцсетей. Он требует взыскать с бизнесмена компенсацию 2 миллиарда рублей. Эту сумму в случае победы Дерипаска планирует направить на благотворительные проекты
Вышка «Мегафона» намозолила самарским военным глаза
Оператор настаивает, что пока не может перенести оборудование без ущерба для абонентов.
«Россельхозбанк» хочет отщипнуть от «Русского хрома»
Банкиры заявляют об угрозе вывода активов за рубеж.
У Шмакова отобрали 34 санатория
Генпрокуратура РФ через суд вернула профсоюзные курорты государству.
Экс-банкир Трепов не успел добежать до Грузии
Бывшего депутата Госдумы арестовали за хищения.
Исайкин рвет все связи с «Волга-Днепр»
Крупнейшая российская грузовая авиакомпания меняет владельца.
Вексельберг схлестнулся с человеком Кадырова за бизнес в Златоусте
Юристы ищут миллиарды в ВС РФ. Кредиторы бьются за контроль в деле о банкротстве электрометаллургического завода
Венгерские банкиры закрывают в России счета: OTP Bank задумался о продаже российской «дочки»
Венгерский OTP Bank сообщил о возможности продажи российской дочерней структуры — ОТП Банка.
Tchibo выплеснула российский кофе
Четвертый производитель кофе в мире Tchibo продал российский бизнес местному менеджменту, со следующего года появится новый бренд. С февраля Tchibo приостановила поставки кофе и маркетинг в России.
Вячеслава Лебедева позвали в «Перекресток»
Компания намерена пожаловаться председателю Верховного суда, а затем в Конституционный суд.
К Пригожину пришли за «Народными новостями»
Медиагруппу бизнесмена проверили силовики.
Касперский, Нуралиев и Генс - самые богатые российские айтишники
Составлен рейтинг богатейших владельцев российских IT-компаний.
Журналиста-расследователя посчитали вымогателем
Дело Сергея Резника дополнили новым обвинением.
Басаевский боевик недолго бегад от психиатров
Магомеду Алханову предъявили множество обвинений.
Хоккейная клюшка остановила карьеру главного сибирского таможенника
Экс-начальник Сибирского таможенного управления получил условный срок за мошенничество.
Полковник Козлов хорошо наварился на противопожарном оборудовании
Арестован полковник, получавший взятки от поставщиков военных объектов.
На "Адмирале Кузнецове" поставили "Звездочку"
Миллиарды, потраченные на реконструкцию дока в Центре судостроения «Звёздочка», тонут в грязи.