Деньги на воздух

Зачем председатель Внешэкономбанка Сергей Горьков наступает на те же грабли, что экс-глава Владимир Дмитриев.
12.07.2017
Группа ВЭБ инвестировала 90 млн долларов в создание первого экземпляра российского пассажирского самолета МС-21. Царившая эйфория по этому поводу прошла, а вот вопросы остались. Эксперты говорят о том, что МС-21 представляет собой «черный ящик» по эксплуатационным характеристикам. Проект может пополнить копилку убыточных проектов, которые уже привели к тому, что самому банку в прошлом году срочно потребовалось спасение. Похоже, время идет, но ничего не меняется?

Грандиозные планы

Председатель Внешэкономбанка Сергей Горьковзаявил, что часть из 90 млн долларов пойдет в качестве предоплаты за будущие самолеты. И якобы уже сделан заказ на 30 новых воздушных судов. 28 мая, как сообщают СМИ, был совершен первый полет нового пассажирского лайнера. Он прошел штатно, все системы машины отработали без сбоев. В ходе полета выполнена имитация захода на посадку с последующим проходом над полосой, набором высоты и разворотом. Как ранее сообщали в «Объединенной авиастроительной корпорации» (ОАК), подобная методика является стандартной для первого полета новых типов самолетов.

Настроение у создателей и кураторов лайнера МС-21, можно сказать, эйфорическое. Супруга вице-премьера Дмитрия Рогозина Татьяна даже записала песню «Летать», которую посвятила первому полету российского пассажирского лайнера.

Осторожные прогнозы

Впрочем, эксперты к будущему МС-21 относятся достаточно осторожно. У них есть основания полагать, что судьба у МС-21 может быть столь же непростой, как и у SSJ 100 – первого гражданского самолета, выпущенного в России. Как сообщали «Ведомости» каждый пятый SSJ 100 вывели из эксплуатации из-за дефекта хвостового оперения. При этом, по данным издания, у «Аэрофлота» постоянно не летает около половины из 30 купленных машин.

По мнению ведущего эксперта ВШЭ Андрея Крамаренко, можно надеяться, что МС-21 окажется совершеннее SSJ и его продажи пойдут веселее. Но современный гражданский самолет - крайне сложный технический продукт. Поэтому полностью новая модель, даже если окажется удачной, потребует многолетней «доработки напильником». Сейчас МС-21 «представляет собой «черный ящик» по эксплуатационным характеристикам, в первую очередь по расходу топлива, готовности к вылету (т.е. надежности) и организации поддержания летной годности»,- уверен Андрей Крамаренко.

При этом надо учитывать, что на внутреннем рынке может быть востребовано не более чем 40–60 МС-21 в год. В том случае если будет поставлена цель конкурировать по издержкам с Airbus и Boeing, объем экспортных поставок должен в несколько раз превышать внутренние продажи. Поэтому, по мнению Андрей Крамаренко, к тому времени как МС-21 пойдет в серию, оба конкурента будут выпускать более 40 среднемагистральных самолетов в месяц. Вряд ли МС-21 сможет выиграть эту конкуренцию.

Трудно отказать

В меморандуме о финансовой политике ВЭБа черным по белому написано, что госкорпорация должна инвестировать в безубыточные проекты. В то же время не является тайной, что Внешэкономбанк по большому счету - кошелек правительства. А потому деньги расходуются зачастую исходя не из экономической, а исключительно политической целесообразности. Достаточно вспомнить олимпийские кредиты ВЭБа на общую сумму 240 млрд рублей. Формально они не просрочены, но лишь благодаря мораторию на обслуживание и погашение, продленному недавно до середины 2017 года.

А многомиллиардные кредиты, выданные банком на проекты, которые вряд ли могли окупиться в 2008-2009 годах? В то время когда Владимир Путин был премьер-министром, ВЭБ выдал более $8 млрд кредитов неназванным российским и украинским инвесторам под покупку промышленных активов на Украине, главным образом в Донбассе. Инвесторы остались неизвестными. Сейчас эти кредиты не обслуживаются, а предприятия, в которые вкладывались деньги, разрушены. В итоге банк оказался собирательным образом бесхозяйственности и неэффективности. На его спасение понадобилось только за три первые квартала прошлого года 150 млрд рублей. Общая сумма необходимой поддержки оценивалась в 1 трлн рублей. Но до сих пор так и не появилась ясность, как ВЭБ умудрился попасть в такую яму, и куда делись из него деньги?

В начале июня Сергей Горьков заявил, что ВЭБ сформировал портфель проблемных активов объемом 1,5 трлн рублей. По словам главы ВЭБа, решения по активам в 1 трлн уже найдены, а по оставшимся 500 млрд рублей их будет необходимо найти в текущем году. Звучат слова Сергея Горькова достаточно жизнеутверждающе, но вероятно, что и новые убыточные проекты продолжат тяжелой ношей отягощать портфель банка.

Что касается самолета МС-21, то эксперты считают: многие издержки могут раскрыться только в процессе коммерческой эксплуатации. Справедливости ради стоит отметить, что все страны используют меры по поддержке собственного авиастроения. Но при этом везде соблюдается правило экономической целесообразности. Насколько оно действует в случае МС-21, сказать крайне сложно.

Андрей Крамаренко напоминает: даже если удельные издержки на российских самолетах будут всего на несколько процентов выше иностранной техники, в целом для отрасли авиаперевозок это обойдется несколькими десятками миллиардов рублей дополнительных эксплуатационных затрат. Впрочем, возможные убытки, похоже, не останавливают стратегов развития авиапрома. На Петербургском экономическом форуме «Объединенная авиастроительная корпорация» (ОАК) и ВЭБ подписали соглашение о сотрудничестве. Компании договорились развивать лизинговую платформу для продвижения самолетов SSJ-100 и МС-21 за рубежом. Объем текущий поддержки проектов по созданию и продвижению гражданских самолетов SSJ 100 и МС-21 составляет 30 млрд руб.

Будет ли конкурентоспособен продукт, который планируется экспортировать? Хочется верить. Отметим, что бывшему главе ВЭБа Владимиру Дмитриеву многие эксперты ставили в вину то, что он не умел говорить «нет», когда вопрос заходил о выделении необходимых средств. В тот момент, когда дела ВЭБа стали совсем плохи, должен был найтись человек, который бы ответил за все. В итоге Владимиру Дмитриеву пришлось уйти в отставку. Сможет ли отказать, когда это будет необходимо, Сергей Горьков, покажет время. В противном случае банк опять надо будет спасать.