Дачная конституция вызвала у населения панику

Власти РФ ударили по садоводам, дачникам и пенсионерам под корень.
07.08.2017
На прошлой неделе Владимир Путин подписал закон «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Новый документ кардинально меняет действовавшие в течение многих лет принципы организации и работы садоводческих хозяйств. При этом для миллионов российских дачников перемены грозят оказаться крайне серьёзными и неприятными, отчего, по мнению экспертов, радоваться принятию «дачной конституции» рано. Как бы не грянули «дачные бунты».

О том, что нормативная база, регулирующая деятельность садоводческих объединений, устарела и нуждается в адаптации к современным реалиям, говорить начали лет 10 назад. Недостатки действующего закона, принятого ещё в середине 90-х, были налицо – во многом из-за этого пришлось объявлять так называемую дачную амнистию. Проект нового закона, призванного упорядочить деятельность садоводческих товариществ, появился в 2014 году. Он сразу же привлёк к себе внимание, что, впрочем, было неудивительно: согласно официальным данным, в России насчитывается почти 60 млн дачников. Естественно, что реакция со стороны граждан, для многих из которых дача стала вторым домом, оказалась горячей – в рамках проекта «Дом садовода – опора семьи» от дачников поступило без малого 600 тыс. пожеланий и замечаний. «Мы проводили по всей стране круглые столы и слушания. Обсуждение было публичным», – пояснял один из инициаторов законопроекта, депутат Государственной думы и председатель Союза садоводов России Олег Валенчук. В связи с этим подписанный закон ныне называют «народным», отвечающим всем надеждам и чаяниям садоводов. Что же вышло в реальности?

Был сад – стал дом

Перемены действительно носят глобальный характер. Прежде всего взамен прежних девяти закон вводит только две формы объединений – садоводческое некоммерческое товарищество и огородническое некоммерческое товарищество, таким образом понятие «дачное товарищество» окончательно упраздняется. Вроде бы чистая бюрократия, однако за ней стоит свой смысл – на территории садоводческих товариществ можно будет возводить дачные домики, тогда как огородническим позволено иметь лишь хозяйственные постройки.

Одно нововведение тянет за собой следующее. Дома, возведённые в садоводческих товариществах, теперь можно будет признать жилыми и соответственно оформить в них прописку. Для многих это станет решением жилищной проблемы, резонно указывают законодатели. Не менее полезным выглядит и ещё одно новшество – впредь правление товариществ больше не сможет принимать взносы наличными, выдавая взамен ничего не значащие бумажки. Отныне взносы предписано вносить только в безналичной форме. Это позволит тщательнее контролировать траты и не даст жуликоватым председателям класть деньги себе в карман.

Регламентируется и порядок взносов – они будут подразделяться на членские и целевые, которые пойдут строго на решение задач, определённых общим собранием. Одновременно уравниваются в своих финансовых обязанностях члены товариществ и те, кто ведёт хозяйство в так называемом индивидуальном порядке, тем самым стремясь сэкономить. Теперь платить они будут наравне со всеми, зато взамен в законе прописывается их право на пользование общим имуществом. По мнению одного из авторов законопроекта, председателя Союза дачников Подмосковья Никиты Чаплина, это совершенно справедливое решение: «Член или не член товарищества – каждый обязан будет нести ответственность за создание общей инфраструктуры, вывоз мусора, электрификацию улиц и охрану посёлка», – считает он.

Наконец, ещё одной немаловажной новацией стало решение о том, что все инженерные коммуникации, в том числе и электросети, должны будут передаваться на баланс муниципалитетам. У садоводов не хватает денег за свой счёт приводить инфраструктуру в порядок, а так её отремонтируют за счёт бюджета, объясняют законодатели. Вроде бы всё правильно и хорошо. Почему же у нового закона нашлось столько противников?

Земельная реформация

Возможность официально прописаться в садовом домике по факту является только красивой приманкой, за которой скрывается множество недостатков, уверена председатель профсоюза садоводов России Людмила Голосова. Во-первых, в случае прописки на участке очередники или многодетные, стоящие на жилищном учёте, скорее всего потеряют право на получение квартиры. Им просто скажут – мол, у вас же есть где жить, какие к нам вопросы? Во-вторых, если строение на участке будет признано пригодным для круглогодичного проживания, то земля сразу перейдёт в другую категорию, объясняет она. Но территориальный статус она при этом не получит, а потому ни детсадов, ни школ, ни больниц рядом не будет. И как тут жить? Вряд ли у муниципалитетов найдутся деньги на создание инфраструктуры в отдалённых дачных посёлках. Равно как их нет и не будет и на содержание электросетей, дорог и т.д. Для местных властей дачники всё равно останутся «понаехавшими на шашлыки» горожанами, на удобства для которых нет нужды тратиться. Однако налоги в местный бюджет гражданам платить всё равно придётся.

Указывает Голосова и ещё на одну опасность: теперь «чёрные риелторы» смогут гораздо проще переселять обманутых ими алкоголиков и пенсионеров в полузаброшенные дачные домики – прописка-то в них будет разрешена.

Уравнивание в сумме взносов также только ночевало рядом со справедливостью, считают наблюдатели. Многие владельцы дач таковыми являются лишь номинально, например, получив землю в наследство. При этом сами на участке не появляются и строить там ничего не планируют. Повышение платы для них приведёт к тому, что граждане будут просто отказываться от земли. К тому же не стоит забывать и о других нововведениях, с которыми дачники столкнулись за последние два года – «Наша Версия» уже писала о развёрнутой властями борьбе с неучтёнными наделами, за которые начинают начислять налоги. В эту же канву ложится и решение облагать дачные участки налогами не по инвентаризационной, а по кадастровой стоимости.

Тревожатся дачники и по другому поводу. «Если в кадастровом паспорте будет написано «огородническое товарищество», там могут стоять только какие-то хозяйственные сараи, а больше ничего собственник там строить не вправе. Я в панике, как и многие соседи. Мы привыкли к 66-му закону, где всего этого не было», – цитирует «Лента.ру» юриста Союза садоводов России Татьяну Глазкову.

В результате всё это может привести к большому переделу на рынке садовых участков. Борьба будет идти за самые лакомые земли, расположенные вблизи городов, где впоследствии можно будет возвести «дома круглогодичного проживания», превратив территорию в элитный посёлок. Недаром отмечается ещё одно нововведение, прописанное в законе: если прежде председатели товарищества избирались исключительно из его членов, то теперь возглавить объединение сможет совершенно посторонний человек, и не важно, что садоводы его ни разу не видели в глаза. Что при желании может сделать «мотивированный» руководитель, хорошо известно по рейдерским захватам предприятий.

КСТАТИ

Обеспокоиться, впрочем, стоит не только владельцам дорогих участков, но и пресловутым бабушкам, ради пропитания выращивающим в собственном садике огурцы и картошку. Закон вводит запрет на уличную продажу продукции с собственного участка. Торговать ею в принципе можно. Однако для этого придётся зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя со всеми вытекающими из этого последствиями: как минимум платить налоги, сумма которых составляет 23 тыс. рублей в год, а после ещё и сдавать в инспекцию отчётность. Трудно представить, что пенсионеры, продававшие у дороги овощи со своего огорода, пойдут на такое. Кстати, в своё время сообщалось о возможных планах ввести лицензию на сбор ягод и грибов. Александр Ткачёв позже опроверг это, но общий тренд закручивания гаек всё же не радует.

Надежда остаётся лишь на то, что власти всё же несколько изменят закон, способный, стоит сказать прямо, вызвать немалые волнения. Всё-таки 60 млн рассерженных людей – не шутка. Время подумать ещё есть: закон вступает в силу только с 1 января 2019 года, при этом на завершение всех преобразований отводится ещё пять лет. Если же изменений не произойдёт… «К тому времени люди просто побросают землю, я больше чем уверена», – считает Татьяна Глазкова.