«Чёрное золото» только для своих

Российские нефтяные олигархи гораздо богаче зарубежных коллег, а рабочие, наоборот, значительно беднее.
В одном из последних номеров «Нашей Версии» мы подняли тему зарплат руководителей сырьевых государственных корпораций России, сравнив их доходы с коллегами из стран Запада. Сравнение оказалось явно в пользу отечественных топ-менеджеров, чем вряд ли стоит гордиться. Их гигантские доходы слишком нарочито контрастируют не только с уровнем жизни подавляющего большинства россиян, но и с зарплатами рядовых сотрудников этих же компаний, а также с результатами их работы.

Доходы топ-менед­жеров крупнейших гос­компаний и в России, и во многих развивающихся странах, как правило, не принято было разглашать в широком доступе. Общественности приходилось рассчитывать лишь на журналистские расследования либо на откровенность данных вип-персон, редко свойственную высокопоставленным чиновникам. В начале 2015 года вышло постановление премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, обязывавшее руководителей госкорпораций открыто публиковать сведения о своих доходах. Однако вскоре последовал шаг назад. Те госкомпании, которые имеют статус ОАО, были сочтены коммерческими организациями.

Значит, их топ-менеджеры не госслужащие, а предприниматели, а посему требование раскрывать доходы посягает на «нарушение коммерческой тайны». Общественность, разумеется, возмутилась таким бюрократическим эквилибром. В итоге было принято «компромиссное» решение: главы тех компаний, где есть и частные акционеры, будут отчитываться за свои доходы – но не публично, а перед правительством, то есть кулуарно. Тем не менее ряд чиновников решились на обнародование своих деклараций, а в отношении многих других топ-менеджеров хватает журналистских расследований, что позволило в сумме создать стройную картину.

Годовая премия руководителя госкомпании в России устанавливается в размере 140–150% его годового денежного вознаграждения. Начнём с самого принципа установления размера зарплаты руководителю госкомпании. Если вы думаете, что его определяет государство, то ошибаетесь. Как правило, должностной оклад и бонусы для главы госкорпорации определяются решением совета директоров. Сколько будут получать другие топ-менеджеры, определяет в большинстве случаев руководитель компании. К окладу добавляются ещё и доплата за участие в работе правления, и надбавка за работу с государственной тайной, и командировочные расходы, и представительские расходы, и компенсация расходов на аренду жилья, и компенсация затрат на обучение детей, и вознаграждение за работу в органах управления дочерних обществ...

А также годовые премии, премии за реализацию значимых проектов, премии в случае награждения государственными или ведомственными наградами. Причём «нормативный размер» годовой премии руководителя госкомпании может быть установлен в размере 140–150% его годового денежного вознаграждения! И ещё пенсионное корпоративное страхование, пожизненное бесплатное медицинское обслуживание, в том числе для членов семьи, «золотой парашют» (выплата при увольнении суммы, равной полугодовой зарплате).

А как среди гигантов?

Впрочем, лучше сравнивать российские компании, входящие в топ-6 крупнейших нефтегазовых компаний мира, с такими же колоссами, существующими в развивающихся странах. Например, третье место в мире по объёму добычи занимает Национальная нефтяная компания Ирана – 327 млн тонн за 2015 год. Зарплата рядового сотрудника в этой отнюдь не богатой стране составляет в среднем 4 тыс. долларов в месяц, а ежемесячная зарплата топ-менеджера, по слухам, примерно 45 тыс. долларов.

Особенно обидно, что речь идёт о госкомпаниях, работающих в нефтегазовой сфере. То есть не о тех предпринимателях, кто создал какой-то новый интересный продукт, а о тех, кто просто выкачивает сырьё из российских недр. Недр, принадлежащих по большому счёту, как и вся территория нашей страны, всему российскому народу. Средняя зарплата члена совета директоров нефтяной компании в России – 1,17 млн рублей в месяц.

Вот статистика российских средних месячных зарплат в нефтяной и газовой сферах. Бурильщик скважин – 46 тыс. рублей; оператор установки, взрывник, главный маркшейдер, главный технолог, геофизик – от 56 до 67 тыс.; геолог – 82 тыс.; инженер по бурению – от 100 до 150 тысяч... Размеры весьма внушительные для провинциальной России. Даже самая низкая зарплата здесь – рядового бурильщика – значительно превышает средний уровень заработка населения по России. Нефтяная и газовая отрасли по этому показателю уступают разве что работникам банковской сферы. Впрочем, стоит учитывать, что эта работа, как правило, ведётся в глухих уголках страны, зачастую на Крайнем Севере – там, где цены на продукты на порядок выше, чем на уютном, обжитом «материке». Так что особенно не пороскошествуешь на эти зарплаты...

А вот чтобы перейти к зарплатам начальствующего состава, надо преодолеть просто-таки космическую пропасть. Внимание: средняя зарплата директора фирмы – 600 тыс. рублей, средняя зарплата члена совета директоров компании – 1,17 млн рублей. Напоминаем: не в год, а в месяц!

А теперь давайте сравним эти показатели с зарплатой нефтяников в зарубежных странах. Начнём с интегрального понятия «средняя месячная зарплата по отрасли». Разумеется, средняя температура тела по больнице не отражает состояние больных. Но в данном случае этот показатель слишком впечатляющ. Судите сами. Для России средняя зарплата в нефтяной сфере составляет 150 тыс. рублей в месяц, то есть примерно 2,5 тыс. долларов США. Причём, сами видите, этот показатель за счёт директоров намного превышает реальную зарплату обычных работников. Что мы видим в странах Запада? Мировыми лидерами по уровню среднемесячного заработка среди работников нефтяных скважин являются австралийцы – около 14 тыс. долларов. Далее следуют нефтяники из Норвегии – 13 тыс., Новой Зеландии – 11 тыс., Нидерландов, Канады, США – 10 тыс., Франции – 8 тыс. долларов.

В Казахстане среднемесячная зарплата оператора на скважине – 2100 долларов. Как сами видите, мериться зарплатами России со странами Запада не с руки. Разумнее нам отправиться за аналогиями в третий мир, то есть к развивающимся странам, среди которых немало государств с нефтяными месторождениями. Как правило, во всех этих странах уровень зарплат в этой отрасли значительно превышает общенациональную среднюю зарплату. Сравним не только уровень зарплат, но и величину прибыли, нормы добычи и переработки. В качестве нормы отсчёта возьмём нефтяную российскую госкорпорацию «Газпром нефть». За 2015 год её годовая добыча сырья составила 79,7 млн тонн, а переработка – 43,1 млн тонн в год. Годовая прибыль «Газпром нефти» – 110 млрд руб­лей (1,8 млрд долларов).

И, наконец, доходы топ-менеджеров. Точных данных по «Газпром нефти» найти не удалось, но если ориентироваться на уровень доходов топ-менеджеров в головной компании, «Газпроме», то в среднем они составляют около 312 млн рублей (5 млн долларов) в год, или 420 тыс. долларов в месяц. И это при том, что у «Газпрома» с каждым годом всё растёт корпоративный долг. Размер же средней зарплаты рядовых сотрудников мы уже приводили выше – 45–80 тыс. рублей (700–1300 долларов) в месяц. А теперь сравните. В Казахстане, где тоже действует госкомпания «КазМунайГаз», среднемесячная зарплата оператора подземного ремонта скважин составляет 2140 долларов в месяц. Инженерно-технические работники, имеющие высшее образование и соответствующий опыт, получают ещё более высокую зарплату. И это при том, что по итогам 2015 года объём добычи нефти и газоконденсата составил всего лишь 23 млн тонн, а прибыль компании – 495 млн тенге (92 млн рублей).

Нефтяные боссы в Азербайджане получают до 200 тыс. долларов в месяц, а в Иране и того меньше. А теперь посмотрим, например, на Азербайджан, где экспорт нефти и газа, как и в России, является бюджетообразующей статьёй. В этой сфере там доминирует государственная компания SOCAR. Несмотря на то что устроиться туда – мечта для многих рядовых азербайджанцев, зарплаты в госкомпании отнюдь не поражают воображение. Сотрудники офиса получают 400–600 манатов (17–25 тыс. рублей) в месяц. Те, кто работает на буровых установках в открытом море, побольше – 1000 манатов (45 тыс. рублей) в месяц. Как нам рассказал один компетентный бакинец, пожелавший остаться неизвестным, главный секрет в том, что для «своих» там существуют ещё и «конверты», увеличивающие реальную зарплату в несколько раз.

Разумеется, практически весь топ-менеджмент относится именно к этой категории. Президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев, как и правящая династия Алиевых, – выходцы из Нахичевани, азербайджанского эксклава на территории Армении. Принадлежность к «нахчывани» – это «золотая карта» для того, чтобы попасть в SOCAR в круг «своих», то есть «конвертополучателей». По кулуарной информации от данного анонимного источника, топ-менеджмент, в том числе 10 вице-президентов госкомпании, получают... около 300 тыс. манатов (13 млн рублей – 200 тыс. долларов) в месяц. Как видите, по российским меркам – весьма скромная сумма...
«Яндекс» размножают делением
«Яндекс» подтвердил планы по разделу активов. Нидерландская материнская компания «Яндекса» — Yandex N.V. сообщила, что ее совет директоров предварительно намерен внести изменения в структуру собственности и корпоративного управления.
Хакеры могут взломать любого, Microsoft Office им в помощь
Всего 45 минут требуется злоумышленникам, чтобы через известную брешь ворваться в киберпространство любой компании и далее реализовывать черный сценарий — от хищения денег до блокировки деятельности предприятия.
«Билайн» перестанет жить на яркой стороне
Новые владельцы актива могут перепродать компанию дороже, но прибылью придется делиться с Veon.
Nissan подъехал к Мантурову
«АвтоВАЗ» обеспечит поставку запчастей и комплектующих, гарантийное обслуживание автомобилей компании, уже проданных в России.
Что посеет и пожнет Киев на зерновой сделке
Владелец «Уралхима» Дмитрий Мазепин стремится «решить вопрос» с поставками аммиака из Тольятти в Одессу.
Узбекистан просит за Усманова
Сможет ли основатель USM Holdings Алишер Усманов добиться отмены санкций.
Финансист Тимур Турлов меняет подданство
Как брокер-миллиардер Тимур Турлов переехал из Лобни в Алматы.
Гендиректора Redmond закоротило
Совладелец группы пытается оспорить свое отстранение от управления компанией.
Суд отфутболил вдову и детей от наследства миллиардера Бурлакова
За наследство умершего бизнесмена, в том числе яхту Black Pearl, боролись его вдова и дети, а также сестра предпринимателя и ее муж. Суд в Москве встал на сторону последних. Forbes оценивал состояние Олега Бурлакова в 2,7 миллиарда долларов.
Медведев - в Кейптаун, Мантуров - в Дубай
Куда летают российские чиновники при закрытых границах.
Андрей Гурьев отъелся на удобрениях
Компания «ФосАгро» выплатила своему основному бенефициару 48,4 миллиардов рублей дивидендов.
Собственные "шахты смерти" мало беспокоят Струкова
«Южуралзолото» ответило на иск в 162 миллиона заявлением о фальсификации. Работы на шахте «Центральная» снова привели бизнес Струкова в суд.
Британская Lush смылилась из России
После ухода из России косметической марки Lush ее бывший локальный партнер планирует запустить новую сеть. Магазины под брендом Oomph займут точки британского ретейлера, включая флагманский магазин на Тверской улице.
Иван Юзефович распашет «АФГ Националь»
Патнер миллиардера Махмудова планирует приобрести производства группы в Нижегородской области.
ФНС обувает Ralf Ringer
Налоговики хотят взыскать с компании 1,5 миллиарда рублей. Это может привести к банкротству компании, предупреждают юристы.
Что вылавливают сети «Рыбаря»
Как работает крупнейший анонимный провоенный телеграм-канал с миллионной аудиторией.
Маркировка Галицкого работает на офшоры
"Маркировочная дань", собираемая с россиян, пойдёт не только в казну государства. Часть средств через структуры олигархов может уйти в офшоры, на укрепление "недружественных экономик".
Греф сплавил Okko кому надо
Онлайн-кинотеатр перешел в собственность бывшего подчиненного Сбера Сергея Шишкина. Под зонтиком "Сбербанка" и его нужд глава госбанка продолжает "раздавать" активы "своим людям".
Никита Гордеев подлетел к коровам на "Самолете"
Лишившись властных полномочий, семья экс-губернатора Алексея Гордеева вместе с сыном продолжает бизнес не без помощи главы Подмосковья Андрея Воробьева.