Что создатель «Шалтая-Болтая» рассказал ФСБ

Льюис c единомышленниками якобы решили на деле доказать, что Интернет — это территория анархии, а идея монетизировать чужие электронные письма пришла ныне скрывающемуся в Эстонии хакеру.
16.02.2017
Cоздатель хакерского сайта  сообщил контрразведчикам, что изначально проект «Шалтай-Болтай» создавался как некое баловство. По данным "Росбалта", Льюис с несколькими единомышленниками якобы решил  на деле доказать, что Интернет — это территория анархии, где каждый может свободно размещать любую информацию. Взломав при помощи фишинга (этим занимался Александр Филинов) несколько почтовых ящиков, хакеры опубликовали их содержимое в Сети. По словам Аникеева, журналисты стали активно писать о «Шалтае-Болтае», снабжая публикации различными легендами об участниках проектах и тех, кто за ними может стоять.

В качестве пиара, как уверяет Льюис, он сам и его единомышленники в анонимных интервью активно поддерживали эти легенды, добавляя им таинственности и значимости. «В реальности все было проще и скромнее, чем описывали журналисты, однако нам нравилась шумиха, и мы ее активно поддерживали», — рассказал сотрудникам ФСБ Аникеев. По его словам, политических целей у сайта не было —  развлекались несколько «интернет-анархистов». Однако потом Александр Глазастиков решил  сделать проект прибыльным.  

Как уверяет Льюис, именно Глазастиков выставлял переписку чиновников и бизнесменов на биржу, где она продавалась за биткоины. Он же занимался всеми финансовыми вопросами. «Остальным участникам проекта перепадали какие-то незначительные суммы — для „поддержания штанов“, для нас „Шалтай-Болтай“ не являлся коммерческим проектом», — отметил Льюис. Поэтому он крайне возмутился тем, что Глазастиков сейчас активно раздает интервью, в которых основную роль в «Шалтае-Болтае» отводит Аникееву, говорит о неких кураторах и политических целях проекта. «Если мы являлись интернет-анархистами, то у Саши в глазах всегда были только деньги и никакой политики. А с кураторами вообще выдумка, которая нужна ему, чтобы получить политическое убежище в Эстонии. Я очень неприятно удивлен его поведением. Мы все в СИЗО, он на воле, и так поступает. Окажись я в его ситуации, я не стал бы раздавать интервью и подставлять знакомых», — рассуждает Льюис.

Что касается взлома почтовых аккаунтов, то пока Аникеев признался в одном эпизоде, которой ему и инкриминирует ФСБ, — во вскрытии ящика топ-менеджера «Сбербанка» Евгения Кислякова. По данным «Росбалта», сотрудников ФСБ также интересует ситуация с попаданием в Сеть переписок следующих лиц: телеведущего Дмитрия Киселева, замначальника управления по внутренней политике администрации президента Тимура Прокопенко, пресс-секретаря премьер-министра Натальи Тимаковой и секретаря бизнесмена Магомеда Магомедова. Однако вероятность, что они тоже будут признаны потерпевшими по делу, невелика. «Если будет собрано достаточно доказательств, то данных персон могут вызвать в ФСБ допросы. Там эти люди должны признать, что была опубликована их почта, и они понесли серьезный ущерб. Только в этом случае их признают потерпевшим», — отметил источник агентства, знакомый с ситуацией.

Что касается Льюьса, то он заявляет контрразведчикам, что готов признаваться только во взломе почтовых ящиков, которые действительно были осуществлены «Шалтаем-Болтаем». Он, в частности, категорически отрицает свое участие во вскрытии ящика главы холдинга News Media Арама Габрелянова. «К нам попала часть переписки, и мы решили „потроллить“ Габрелянова. Ни к вскрытию почты, ни к ее продаже на бирже я и лица, находящиеся под стражей, отношения не имели», — уверяет Аникеев. Также, по его словам, «Шалтай-Болтай» не принимал участия во взломе ящика помощника президента Владислава Суркова. «Там был ящик с окончанием gov, мы к подобным никогда не имели доступа. Нашим достоянием становилась только частная переписка, которая велась с личных почтовых аккаунтов», — рассказал Аникеев.