Что привело концерн Green Mama к краху

В 2007 году концерн Green Mama, выпускающий "натуральную косметику", имел оборот более 60 миллионов долларов и готовился выйти на IPO. В 2016 году оборот компании не превысил 2-3 миллионов долларов, а сама она оказалась в предбанкротном состоянии.
08.11.2017
С Урала на Лазурный берег

Во Францию уроженец Свердловска и выпускник Уральского политехнического института Олег Насобин попал в 1997 году транзитом через Чехию, куда он переехал еще в 1992 году. Причины отъезда из пост-советской России он комментировал расплывчато, что давало повод некоторым недоброжелателям заподозрить бизнесмена в связях с т.н. "уралмашевской группировкой":

В самом конце 80-х и начале 90-х годов нашей стране пришлось пережить жуткий катаклизм. Рушились планы, карьеры, привычная жизнь. Нам с Ириной повезло в том смысле, что мы были уже достаточно взрослыми, чтобы взять на себя ответственность за свою судьбу, но при этом молодыми и романтичными, чтобы не бояться перемен. Тем не менее нам пришлось расстаться со своими намеченными планами на будущую жизнь. Я — инженер, Ирина — скрипачка. В 1992 году мы оказались в Праге. В 1993 году начали продавать косметику, — заявил в 2007 году бизнесмен.

В Праге Насобины пытались выстроить бизнес по дистрибьюции товаров американской косметической марки Freeman в России. Однако дело не выгорело. Олег Насобин, которому тогда стукнуло 30 лет, согласно опубликованной на сайте его компании "легенде", собрал чудом сохранившиеся 50 тысяч долларов и в 1996 году запустил производство собственной линии косметики. Сначала в Чехии под брендом новой компании Green Mama — Green Mama CZ s.r.o. (основана 19 марта 1997 года, в настоящий момент находится в стадии ликвидации, владельцем 100% долей являлся Олег Насобин), а потом во Франции:

"Решили делать кремы с подорожником, а не с жожоба. Насобин сам придумал дизайн упаковки с листками подорожника и бузины. Символом компании стала смешная человеческая фигурка — рисунок четырехлетнего сына Насобиных, изобразившего маму в зеленом платье. Разработку рецептуры и производство заказали стоявшему без заказов пражскому заводу. Упаковку — немецкой фирме, пообещав расплатиться после продажи товара".

Здесь надо отдельно сказать, что уровень бизнес-журналистики и восприятия бизнеса российским обществом тогда и сейчас находился на примитивном уровне. Сакраментальный вопрос "откуда деньги" практически никогда не задавался в том числе и потому, что вокруг буквально из ниоткуда вырастали как опята на трухлявых пнях разнообразные "олигархи", владельцы газет, заводов и пароходов. Вчера комсомолец барыжил компьютерами или вообще занимался металлоломом, а через год-другой у него банки, состояние в миллиард долларов, личный бизнес-джет и флотилия яхт. Лопоухий обыватель не успевал даже крутить головой.

Но в Европе подобной эйфории 90-х годов не было. Поэтому сказки о немцах, которые сделали упаковку в расчете, что с ними расплатятся после продажи, можно рассказывать только обитателям северной Евразии. В реальности стоимость входного билета на рынок производства косметических средств и средств по уходу за кожей составляла тогда несколько миллионов долларов, минимум. Эта сумма включала в себя не только оборудование и найм персонала, но и закупку сырья, дистрибуцию, маркетинг, логистику и так далее вплоть до урегулирования правовых вопросов. Об этом в своих многочисленных интервью господин Насобин скромно умолчал, зато умудрился в своих блогах спустя годы намекнуть на сотрудничество со спецслужбами Чехии.

Чешские спецслужбы в 90-е годы прошлого века активно инвестировали "деньги компартии" и итальянской мафии в РФ — на этом, например, выросло миллиардное состояние владельца PPF Group и Home Credit Bank Петера Келлнера (также "парня из ниоткуда", сейчас это богатейший бизнесмен в Чехии, владевший до недавнего времени торговой сетью "Эльдорадо" в России). В свою очередь из РФ на Запад они перегоняли предметы искусства, занимались экспортно-импортными операциями и посредническими услугами при торговле оружием.

В официальной истории Green Mama трогательно сообщается, что отсутствие денег и дорогая рабочая сила во Франции не стали никаким препятствием для энергичной бизнес-пары из Свердловска:

Трудность была только в том, что у нас не было денег. Взять кредиты представлялось совершенно нереальным, как из-за их цены (ставки), так и из-за отсутствия какого-либо обеспечения. Были бытовые сложности, с офисными помещениями, как и у всех в те времена. Зато была любовь рынка "с первого взгляда". То, что мы рассчитывали продать за три месяца, продали за 7 дней. Потом еще и еще. Стремительный рост во всех аспектах, какая-то безбрежная любовь рынка были наградой нам за все испытания, — рассказал сам Насобин в интервью изданию "Семейный бизнес" в 2007 году. Говорил он все это россиянам, но рассказывал не про бизнес в России, а в Чехии и Франции. О реалиях которого большинство его читателей даже не имело представления.

Быстрый взлет Green Mama

По каким-то причинам завод в Чехии не "выстрелил" и Насобины в 1998 году запустили новое предриятие под названием Le Plantain (Поддорожник) в 40 километрах от курортного города Сант-Тропе на Лазурном берегу в городе Монтору (Le Plantain Zi Le Plan Oriental 83440 Montauroux) во Франции. В окрестностях этого города поселилась семья Олега Насобина на уютной вилле. Завод был зарегистрирован на фирму Le Plantain sas, созданную 12 ноября 1998 года. Стоимость строительства и запуска этого предприятия составили 16 миллионов франков или около 3 миллионов долларов. Откуда взялись такие деньги у людей, только что "не имевших никакого обеспечения для кредитов" — сама по себе увлекательная история, но она пока остается за рамками.

На излете 90-х годов казалось, что Насобины нащупали верную дорогу и оказались в нужном месте в нужное время. Вся производимая ими косметика под брендом Green Mama уходила из Франции на растущий российский рынок, только-только переживший последствия дефолта и кризиса 1998 года. Ежегодно рынок средств ухода и косметики в РФ рос на 25-35%, и Насобины делают попытку сначала построить новое предприятие в Рязанской области (на базе бывшей керамической фабрики), но в конечном итоге открывают российский завод в подмосковном городе Егорьевске в 2003 году. Штат компании вырос до 540 сотрудников (500 в РФ и 40-50 во Франции). В России Green Mama производила в основном шампуни и косметические маски. Более высокотехнологичные средства — кремы, молочко — делались во Франции и оттуда привозились в Россию. Бизнес компании быстро рос, ее оборот 2001 году составил около 20 миллионов долларов, в 2007 году — около 55-60 миллионов долларов (все по неофициальным данным и оценкам Euromonitor).

Тем не менее, уже в 2000-е годы у компании наметились проблемы, которые в дальнейшем ее погубят. Так, оборот компании к 2002-2003 годам достиг примерно 40 миллионов долларов, но затем вплоть до кризиса 2008 года рос относительно медленно. Это притом, повторим, что российский косметический рынок рос тогда как на дрожжах, а вот бизнес Насобиных не развивался. Ибо прирост в 5-10% на рынке с годовым ростом в 20-30% (а в некоторые годы и более) мог означать лишь стагнацию и медленную, но верную потерю доли на нем. Среди российских деловых СМИ на это первым обратило внимание издание "Ведомости" в 2003 году:

"По данным "КОМКОН-Фарма", рекламный бюджет Green Mama в России в прошлом году составил всего 50 000 долларов. Для сравнения: на рекламу "Черного жемчуга" было потрачено 2,9 млн долларов (крупнейший на нашем рынке бюджет на отечественную марку). Занимая в сегменте средств по уходу за кожей 14-е место в рейтинге потребления, брэнд Green Mama лишь 35-й по рекламным затратам".

Сам Насобин объяснял это якобы нехваткой средств:

"Слово "маркетинг " в Green Mama употреблять не принято. Во-первых, потому, что это "слишком общая и размытая" дисциплина. Во-вторых, потому, что за ней (по мнению Насобина) скрывается технократичное, механистическое применение каких-то инструментов к живому рынку. "Мы все частичка Бога, а на нас навешивают клише", - говорит Насобин. Но это не значит, что он категорически не приемлет рекламу. "Мы бы хотели делать рекламу, - признается предприниматель, - но для этого нам нужны огромные бюджеты. Если у нас есть 1 млн долларов, мы его лучше направим на исследования".

Такая установка оказалась ошибочной, хотя еще в 2003 году маркетологи предупреждали бизнесменов об угрозе роста конкуренции:

"Некоторые эксперты считают, что недостаточные расходы на рекламу могут в будущем навредить компании. По данным ACNielsen, розничные продажи средств по уходу за кожей лица и тела в России выросли с 2001 по 2002 г. на 48% до более чем 9 млрд руб. И игроков на этом рынке все больше. "Рано или поздно при появлении сильного конкурента им придется тяжело", говорит Александр Фридман, руководитель проектов исследований по косметике и парфюмерии компании "КОМКОН-Фарма".

Российский рынок парфюмерии и косметики в 2000-е годы привлек к себе не только любителей с заводом во Франции — на него стали выходить крупные корпорации с их внушительными рекламными и маретинговыми бюджетами, а также безграничными возможностями по дистрибуции и разработке. 

На переломе

Издание Forbes в 2005 году уделило внимание парадоксальной стагнации бизнеса Green Mama на фоне одинаковых по размеру с этой компанией бизнесов:

"Хотя российский рынок косметики и парфюмерии расширяется, по разным оценкам, на 15–25% в год и в 2003 году составил $5,3 млрд, Green Mama с выручкой в $41 млн, по оценке Euromonitor, занимает на нем не более 0,8%. Для сравнения: выручка российской косметической компании Faberlic, основанной в 1997 году, почти втрое больше".

Бывшие сотрудники Green Mama, не нашедшие общий язык с Олегом Насобиным, объясняли это презрением руководства к маркетингу и рекламе:

"В начале нового десятилетия на российском рынке стало тесно: пришли иностранные производители, активизировались бывшие советские предприятия — и московская фабрика «Свобода», и «Невская косметика», и «Уральские самоцветы» из Екатеринбурга (концерн «Калина»). «Но Green Mama позволяла себе не замечать конкурентов, работала по инерции. Слово «маркетинг» просто было запретным. На продвижение товара тратились мизерные средства, в месяц — не более $20 000. Ситуация сложилась критическая», — рассказывает бывший руководитель отдела рекламы Green Mama Евгений Карасев. Маркетологи предагали кардинальные способы решения проблемы:

«Компании, на мой взгляд, необходимо репозиционирование. Сейчас этот брэнд забыли и потеснили. Подняться на прежнюю высоту можно только при наличии очень мощной маркетинговой программы. Если бы мне поставили такую задачу, я бы отдал для начала 50% от оборота на продвижение продуктов», — говорит Евгений Карасев (сейчас он руководит отделом рекламы и продвижения продукции российского представительства латвийской парфюмерной компании Dzintars). «Новаторство Green Mama сейчас поблекло. Компании нужны «звездные» продукты, о которых будут говорить, которые активно рекламируются и способны вытянуть всю линейку», — добавляет Анна Дычева-Смирнова"
.

Однако, в позиции Насобина все же было одно здравое зерно — он полагал, что хороший товар будет сам себя рекламировать, так зачем тратить еще деньги на "братские могилы в журналах"? Беда Green Mama заключалась не столько в отсутствии маркетинга и рекламы, сколько в скудной линейке продукции и ее относительном качестве, слабой финансовой базе и некомпетентном руководстве. Последнюю проблему сам Насобин никогда и ни за что не признавал.

Мышь не ушла в Азию

В 2005 году Насобин планировал завоевать рынок стран Юго-Восточной Азии — прежде всего, Китая, Японии, Тайваня и других государств. К "натиску на Восток" уральский бизнес-гений относился как ко всем своим предприятиям — то есть, как к кавалерийской атаке.  

Мы вступаем в смертельные схватки, — говорил он, — и в этих схватках побеждаем. Не силой, а тем, что нам нечего терять. Представьте, что мы — мышь. Но мы — злая мышь.

Но на рынках Азии "злую мышь" ждал полный провал. Оказалось, что они, во-первых, затоварены, во-вторых, удивить там кого-либо "натуральной косметикой", да еще по высоким ценам было невозможно. Неудачей завершилась и попытка Green Mama пробиться на весьма конкурентный американский рынок. Еще в 2001 году средства Green Mama были успешно протестированы в одной из крупнейших американских сетей, как писало издание "Ведомости" в 2003 году. Однако предложенная американцами розничная цена в 2 доллара за тюбик Насобина не устроила: в других местах его косметика продавалась по 6-7 долларов. В результате на Западе косметику Green Mama тогда продавали в основном немногочисленные независимые аптеки. Тем временем, и российский рынок не стоял на месте.

В 2000-е годы конкуренция в РФ еще более обострилась, а инвестиции Green Mama в некоторые сегменты (например, помады, румяна и так далее), которые были заняты сильными конкурентами, результата не принесли. По уму Насобину надо было в середине прошлого десятилетия искать стратегического партнера и выходить на сделку по продаже своего бизнеса или обмена на долю в чужом, но более крупном. В 2007 году Green Mama оценочно занимала на российском косметическом и парфюмерном рынке с оборотом в 8,6 миллиардов долларов около 0,7% (менее 60 миллионов долларов) и особых надежд на увеличение своей доли практически не было. В 2008 году ряд российских СМИ сообщил, что руководство Green Mama наконец-то "созрело" до привлечения стратегического партнера-инвестора и даже всерьез задумалось о выходе на IPO (от которого в 2007 году открестился президент комании). А сам Насобин признался, что готов уступить штурвал своей компании:

Олег Насобин готов при определенных обстоятельствах даже покинуть директорское кресло и занять пост советника. Если, конечно, претендент на место сможет доказать, что достоин его.

Однако, рынок не стал ждать черепах из Green Mama. В 2008 году грянул гром — в России произошел острый и резкий обвал продаж потребительских товаров после падения цен на нефть. Даже после того, как ситуация во второй половине 2009 года стала выправляться, выяснилось, что ожидать лучшего не приходится. До 2008 года Green Mama представляла собой весьма специфического, нишевого игрока, который теоретически мог представлять интерес для сторонних инвесторов. После 2008 года она перестала быть ликвидным активом. На российском рынке появилось еще больше косметических товаров от крупных производителей, вкладывавших серьезные деньги в ритейл, рекламу и маркетинг. Конкурировать с которыми Насобины никак не могли. Собственные инвестиции в новые продуктовые линейки — шампуни, мыло и иные товары, которые пыталась выпускать Green Mama, отдачи не принесли.

На 2010 год оборот компании оценивался всего в 15-20 миллионов долларов, что было в три раза меньше уровня 2007 года, а на 2011 год — в 10 миллионов долларов (данные неофициальные). Все это означало, что семейный бизнес Насобиных шел ко дну. Отсутствие профессионализма и адекватного управления лишь подстегивали объективный процесс.

Рыба гниет с головы

Управление холдингом, состоящим из примерно полутора десятков разных сбытовых и производственных компаний, утонуло внутри семейного клана: Ирина Насобина, жена Олега, будучи директором по девелопменту марки Green Mama и по образованию музыкантом-скрипачкой, контролировала разработку новых продуктов. Российским подразделением управлял муж сестры Олега Насобина, а коммерческим директором бизнеса в России стала жена двоюродного брата Насобина.

Практически никто из Насобиных на профессиональном уровне не разбирался ни в косметологии, ни в химии, ни в медицине. А редкие попытки Насобиных рассуждать о предмете приводили к смешным конфузам.

Так, весьма бурную реакцию общественности вызвало интервью Ирины Насобиной, опубликованное на сайте самой компании об эфирных маслах и ароматерапии. Можно попробовать оценить его хотя бы по такому пассажу (орфография и лексика сохранены авторские):

"Но, наверное, не все знают, что Эфирное Масло это одна из самых загадочных субстанции на планете Земля. Никто еще не смог понять его суть полностью, и измерить его силу. Оно способно на чудеса. Например человеческое тело не представляет для молекул эфирного масла никакой преграды. Они проходят насквозь, если им так хочется".

Или вот такому:

"Каков же химический состав? Вся таблица Менделеева, включая еще не открытые элементы. Что же это такое - эфирное масло? Этого не знает никто. Таинство. Еще его называют Жидкое Солнце, Душа Растений, и так далее. Вот передо мной старинная алхимическая книга. Она ровесница династии Рюриков, то есть современница Ивана Васильевича Грозного. В книге этой описаны многие зелья и рецептуры, но на две третьих она состоит из рецептур искусства дистилляции. Именно так называется процесс получения эфирных масел".

Подобные шарлатанские рассуждения от руководителя косметического концерна сначала вогнали читателей Живого журнала в ступор, а затем — заставили издеваться над аромотерапевтом:

Это феерично. незнаю, смеяться или плакать.

Неоткрытые элементы --- эти курвы будут врачевать людей высокорадиоактивными изотопами? Ну-ну =) Лучше б они ГМО добавили.

Уж лучше бы молчала и продолжала быть красивой. Вот теперь я продукцию Грин Мамы покупать точно не буду — ссыкотно. Мало ли чего натурального масляного они туда напихают по дедовско-бабушкиным рецептам.

А где Философский Камень? Непорядок!


Смех смехом, а вот российские потребители довольно быстро разобрались, что предлагаемые им по достаточно высоким ценам косметика и средства косметического ухода от Green Mama представляют собой в целом товары посредственного качества, покупать которые во второй раз уже и не очень хочется. Несмотря на то, что Интернет тщательно зачищался Насобиными от негативных или критических комментариев, скрыть их все не удалось.

Например, такие неоднозначные отзывы в далеком 2008 году оставляли пользователи на сайте woman.ru:

— да не плоха она, но и не хороша!:) Есть какие-то удачные продукты, но в целом - ниже среднего. И цена завышена. Я пользовалась ей одно время, но потом надоела и вряд ли к ней вернусь. Мирра-люкс получше будет, на мой взгляд.

— Мне кажется, что соотношение цена-качество не очень. Для такого качества цена завышена. Кремы серии "Алеут" с витамином F - жалкое подобие крема F99, который продается в аптеках (и дешевле, чем Гринмама). Серия "формула тайги" качеством напоминает какую-нибудь "Чистую линию", зато стоит ого-го. В общем, понапробовала я всего и вернулась к эфирным маслам и базам. Дорого, но эффективность несравнима. Но мне уже 37. В молодости и Гринмама сойдет.

— Отвратительное качество и обслуживание! Кремы тяжелые, многие с плохим, резким запахом. Аллергенная, глаза слезятся. Более того, они играют нечестно! Один из кремов, который мне привез курьер, уже был кем-то использован, в нем не хватало и был грязный тюбик (в креме). Отзывы на своем сайте они пишут себе сами и пропускают только положительные! Я написала отзывов 10, не пропустили ни одного, кроме "нормальный крем". Жулики!


Качество кремов ухудшилось, пробовала много разных. Вот например пена-гель для умывания Ромашка и Брусника стала сушить даже мою жирную кожу, за те две минуты пока я не нанесла крем, кожа аж трескалась. Но, может быть, это индивидуальный случай, а в целом, кремы не приносят ощутимого результата, подходят для подростков больше, мне кажется.

Отличная продукция, первый раз ею начала пользоваться в 1998 году, была в восторге. Шампуни, бальзамы, скрабы просто супер! За этот период использовала много средств и других производителей, но все же решила вернуться к продукции Гринмама.... средства по уходу за телом и волосами замечательны!!! Цена тоже нормальная!!! Уж много Вам барышни хочется, и чтобы качество было MAX и цена MIN...

На разных интернет-площадках в Рунете до недавних пор шла вялая борьба между немногочисленными и часто расстроенными потребителями и пишущими как под копирку бравурные отчеты "позитивистами". Однако с 2011 года практически прекращаются публикации в СМИ о бизнес-успехах Green Mama, а сама компания прочно занимает маргинальную позицию в глубоком подвале российского косметического рынка.

Судьба Вороньей слободки

Выручка Le Plantain sas (юридическое лицо, владеющее насобинским заводом во Франции) в 2006 году составила 2,7 миллиона евро, штат — 37 человек, фонд оплаты труда — 690 тысяч евро (средняя зарплата составила чуть более 1500 евро). Заявленные высокие операционные расходы — 2,86 миллиона евро, а также социальные выплаты в размере 250 тысяч евро, делали производство весьма затратным, а чистую прибыль — мизерной. Все это существовало лишь пока продукция находила сбыт в России. Трехкратное падение выручки Green Mama в России в 2008-2010 годах привело к тому, что содержать подобное дорогостоящее предприятие во Франции Насобиным оказалось не по силам. В 2011 году завод "Поддорожник" (Le Plantain) практически прекратил свое производство. 28 февраля 2012 года юридическое лицо было закрыто по причине отсутствия активов (jugement prononçant la clôture de la procédure de liquidation judiciaire pour insuffisance d'actif).

Впоследствии Насобин неоднократно заявлял, что его "бизнес во Франции уничожили враги", но скорее, причина тут была экономической. В 2012 году оставался нерешенным вопрос о том, что делать с производственно-складским помещением в Монтору площадью в 6000 квадратных метров. У Насобиных были идеи сдавать его в аренду, но в дальнейшем события развивались по принципу Вороньей слободки, которая не могла не сгореть.

Темной ночью с 4 на 5 сентября 2012 года помещение бывшего завода "Поддорожник" оказалось объято пламенем. Пожар был очень сильным — с огнем до утра боролись почти 70 пожарников, выгорели 3000 квадратных метров здания. По данным пожарных, возгорание началось на складе духов:

Dans la nuit du 4 au 5 septembre, près de 70 pompiers étaient mobilisés pour éteindre le feu qui s'est déclaré vers minuit dans un entrepôt de Montauroux, dans le Var. Le feu a été circonscrit vers 6 heures du matin. Sur les 6000 m2 que compte l'établissement, plus de 3.000 m2 ont été détruits. L'incendie serait parti du centre de l'entrepôt où sont stockés des parfums. Une enquête a été ouverte pour déterminer l'origine du sinistre.



Сам Насобин давал растерянные комментарии в духе "странно, что пожар начался здесь, в это время и так быстро распространялся" (а чему удивляться, если начали гореть духи?):



В дальнейшем выяснилось, что хотя помещение было застраховано, получить страховую выплату оказалось не так просто. По этой или какой еще причине, но отношение Олега Насобина к Франции резко поменялось с положительного на отрицательное. Если в 2000-е годы бизнесмен объяснял, почему ему удобно жить на Лазурном берегу (горы, море, целебный климат), то уже во второй декаде XXI века он ударился в российские социальные сети и блоги. Их он превратил в поток желчных комментариев по поводу коррупции и правового беспредела во Франции, открыто называя ее "полицейским и террористическим государством", где бизнес душат налогами (странно, что он заметил это лишь после 2012 года).

Франция — провинциальная, неуважаемая в мире страна, и потому "знакомства" в ней это отстой, — писал он в Живом журнале (Livejournal) в 2013 году.

Виновником пожара на фабрике бизнесмен вообще назвал французскую полицию, действовавшую якобы по наущению тогдашних властей страны во главе с президентом Николя Саркози! Вот типичный комментарий Насобина из его блога по этому поводу (бывший президент Green Mama при этом аккуратно умалчивал, что сгорел вообще-то уже не действующий завод, а закрытый почти за год до этого из-за банкротства):

"Когда в 2012 году охуевшие от безнаказанности французские полицейские Саркозла сожгли мне завод и разрушили бизнес, я предупредил налоговую инспекцию во Франции, что не смогу заплатить налоги, поскольку нет доходов. Я показал свои заявы на имя прокурора, и налоговая проявила понимание, и согласилась подождать до суда. Саркозлиная опричнина, которая вербует и пасет проституированных судей, продала их услуги страховщикам, и дело затянулось на 4 года. И вдруг, намедни, налоговая безакцептно сдернула деньги с наших счетов. Видимо, там появились новые "манагеры" которым похер всё. Ну что же, я тогда отвечу публикацией реальных имен и фотографий агентуры Саркозлиной опричнины, с описанием их жизнедеятельности. Пошли на хуй, мрази".

Второе юридическое лицо Насобиных во Франции Laboratoire Cosmo Di Medici sarl (создано 21 февраля 2005 года, принадлежало Ирине Насобиной), занимавшееся разработкой косметических средств, в 2012 году показало чистый убыток в размере 144 058 евро и в последующие годы работало в минус. Пока оно не было закрыто 14 января 2017 года. В итоге после 2012 года компания сохранила производство лишь в городе Егорьевске Московской области. В России где ее продукцию по инерции считали "франко-российской", а вот в Европе найти косметику Green Mama сейчас практически невозможно (она там проходит по разряду экзотики).

Во Франции у Насобиных пока остаются лишь три юридических лица, которые демонстрируют стремление бизнес-пары уйти в новые отрасли: фирмы Phoenix 7 sarl (управление рестораном, основана 15 апреля 2014 года), GREEN MAMA INVESTISSEMENTS (операции с недвижимостью, основана 26 июня 2015 года) и LES PIERRES (операции с недвижимостью, основана 29 октября 2008 года). В российском блогосфере краткий разбор бизнес-империи Насобиных во Франции промелькнул в 2015 году. Тогда же многим наблюдателям стало очевидно, что крах Green Mama обусловлен именно экономическими причинами, а не коварными происками французских спецслужб, поджигающих по ночам закрытый завод российского бизнесмена.

Спасительная Россия?

В России деятельность четы "ароматерапевтов" в последние годы демонстрирует все признаки наступающего финансового коллапса (далее учтены лишь те фирмы, учредителями в которых выступают члены клана Насобиных).  

Так, если верить годовым отчетам ООО"ДК+" (владельцем 75% долей ООО выступает сам Олег Насобин, 25% долей его отец Бронислав Александрович Насобин), одной из основных сбытовых структур Green Mama в России (она продает косметику через корпоративный интернет-магазин), ее валовый доход в 2012 году составил 22,7 миллионов рублей, в 2013 году 17,58, в 2014 году 13,82, в 2015 году 13,14, в 2016 году 10,24 миллиона рублей. То есть, выручка компании за 5 лет упала в 2 с лишним раза. Чистая прибыль по РСБУ в 2012-2016 годах сократилась почти в три раза с 1,74 до 0,65 миллиона рублей (по данным СПАРК-Интерфакс).

Продажи косметики у Green Mama через Интернет никогда не занимали более 10% в общем объеме, но такая тенденция все равно дает пищу для размышлений. По всей видимости, совокупный оборот косметического бизнеса Green Mama в РФ в 2016 году составил вряд ли больше 100-130 миллионов рублей.

У других компаний бизнес-империи Насобиных в РФ дела обстоят не лучшим образом практически все они банкроты.

Оптовая торговля парфюмерными и косметическими товарами:

ООО "Шалфей" (совладельцы: Олег Насобин 60%, Бронислав Насобин и Дмитрий Буланов по 20%) последнюю отчетность с доходом сдавало в 2007 году. Господин Буланов владеет ООО "БС", которое при выручке в 55,5 миллионов рублей по итогам 2016 года накопило "скромную" кредиторскую задолженность в 38,7 миллионов рублей.

ООО "Шалфей 2" (совладельцы: Олег Насобин 75% долей, его отец Бронислав Насобин 25%) опутано серьезной кредиторской задолженностью. Выручка (валовый доход) у компании в 2012 году составила 16,8 миллионов рублей, в 2013 году 22,2, в 2014 году 22,2, в 2015 году 20,9, в 2016 году 19,3 миллионов рублей, чистая прибыль колебалась все годы у отметки 1,8 миллиона рублей, а в 2016 году упала до 1,2 миллиона рублей. На 2016 год у компании кредиторская задолженность составила 125,6 миллионов рублей (48 миллионов краткосрочная и 77,6 миллиона долгосрочная).

ООО "Лаванда Н" (совладельцы: Олег Насобин 95% долей, Елена Насобина 5%). В 2012-2016 годах валовая выручка рухнула почти в три раза. Выручка в 2012 году 61,77 миллионов рублей, в 2013 году 52,16, в 2014 году 38,5, в 2015 году 32,64, в 2016 году 19,1 миллиона рублей. Чистая прибыль колебалась от 0,3 до 0,8 миллионов рублей в год, а в 2016 году компания оказалась в минусе. Кредиторская задолженность компании на конец 2016 года составляла более 97 миллионов рублей (для сравнения по итогам 2010 года она была чуть больше 5 миллионов рублей).

Производство мыла и моющих, чистящих и полирующих средств; парфюмерных и косметических средств:

ООО "ГМ Продуксьон" (владелец 100% долей Олег Насобин) валовая выручка в 2014-2016 годах упала в два раза с 14,5 до 7,4 миллионов рублей. Чистая прибыль сократилась с 880 до 434 тысяч рублей. На конец 2016 года компания имела 13,7 миллиона рублей кредиторской задолженности.

Оптовая торговля непродовольственными потребительскими товарами:

ООО "Лист 3" (совладельцы: Олег Насобин 95% долей, Елена Насобина 5%). Здесь все тоже самое. В 2014 году валовая выручка компании составила 22,53 миллиона рублей, в 2015 году 17,77 миллиона рублей, в 2016 году — 10,6 миллиона рублей. Чистая прибыль — сократилась с 930 до 140 тысяч рублей. Кредиторская задолженность на конец 2016 года составила более 40 миллионов рублей.

Сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества:

ООО "Дизайн комбинат "Три Медведя" (совладельцы: Олег Насобин — 60% долей, Бронислав Насобин — 20%, Дмитрий Буланов — 20%, вышел из участников общества в июле 2017 года). Выручка компании в 2010 году — 11,27, в 2011 году — 11,5, в 2012 году — 17,41, в 2013 году — 24, в 2014 году — 31,86, в 2015 году — 29,33 миллионов рублей. Чистая прибыль варьировала все эти годы от 30 до 250 тысяч рублей в год. Кредиторская задолженность компании на конец 2015 года — 22,64 миллиона рублей.

Остальные компании бизнес-империи Насобиных заметной экономической активности не показали: это ООО "Французские Кондитерские Изделия Дениса Озорнина" (владелец 100% Олег Насобин), ООО "Грин Нова" (владелец 100% Дмитрий Буланов), ООО "Альбатрос" (до июня 2013 года Олег Насобин владел в ней 50% долей), ООО "Тимьян 7" (владелец Олег Насобин, гендиректор — Степан Насобин).

В последние пять лет и без того скромные расходы марки Green Mama на рекламу и маркетинг сократились до нуля, с 2014 года прекратилось обновление статей на корпоративном сайте, в 2015 году перестал работать даже "зачищаемый" корпоративный форум, а с весны 2016 года прекратили публиковаться новости компании (они переместились целиком во Вконтакте). На ряде сторонних форумов в Рунете стали плодиться весьма критичные замечания о работе на Green Mama, которую упрекали в низких зарплатах и их задержках. Редкие положительные отзывы перекрывались негативными (особенно в российских регионах):

Компания полный отстой. Тот, кто написал положительный отзыв, просто врет и жутко преукрашивает. Нет там никакой семьи и команды. Текучка жуткая, директриса жуткая истеричка. ЗП задерживали на три и более месяцев. Выдают крохами. За опоздания негласно штрафуют. Так что никому не советую.

Дали тестовое задание сделать анализ конкурентов и разработать новую марку косметики. Потратила на выполнение все выходные, т.к. ходила в магазин смотрела конкурентов, оценивала их цены, сайт, количество позиций и т.д. нарисовала 2 концепта новой марке,, отправила презентацию-мне даже спасибо за участие не написали. Вакансия еще висит на hh-такое чувство что люди собирают бесплатную работу, либо хотят взять человека, который будет выполнять стратегическую работу за копейки. Офис маленький- 2 комнатки, находится в жопе, зато у директора отдельный кабинет. Думайте сами тратить свое время или нет.

Если предлагают у них поработать откреститесь от них и бежите в другую сторону.


Если эта тенденция не изменится, то в ближайшие годы марка Green Mama на российском косметическом рынке может стать музейной редкостью.