Чайка свободы: Дмитрий Каменщик остался на воле благодаря Генпрокуратуре

Из-за конфликта между Следственным комитетом и Генеральной прокуратурой владелец аэропорта "Домодедово" не попал в застенки.
30.12.2016
Владелец аэропорта Домодемово Дмитрий Каменщик, занимающий с состоянием в $3,8 млрд 27-е место в рейтинге богатейших бизнесменов России по версии журнала Forbes, был задержан по обвинению в причастности к гибели сорока человек во время теракта в аэропорту. После пяти месяцев домашнего ареста уголовное дело было закрыто.

Предпринимателя подозревали в оказании ненадлежащих услуг по безопасности. В январе 2011 года в Домодедово смог проникнуть террорист-смертник, самоподрыв которого привел к гибели 37 человек и ранению почти 200. Каменщик выплатил компенсацию родственникам погибших через специально созданный фонд, но причина удачного для коммерсанта финала, скорее всего, не в этом. Свободой предприниматель может быть обязан конфликту между генеральным прокурором Юрием Чайкой и председателем Следственного Комитета России Александром Бастрыкиным. Скандальное дело топ-менеджеров Домодедово стало поводом для принятия прецедентного решения прокуратурой. Чайка лично потребовал от СКР прекратить преследование Каменщика. Прокуратура настаивала, что связи между действиями руководства аэропорта и взрывом нет.

Громкое уголовное дело было возбуждено 28 апреля 2015 года в отношении Дмитрия Каменщика, Вячеслава Некрасова, а также бывшей главы российского представительства компании Airport Management Company Limited Светланы Тришиной и экс-управляющего директора ЗАО "Домодедово Эрпорт Авиэйшн Секьюрити" Андрея Данилова по ч. 3 ст. 238 УК РФ. Все обвиняемые были отправлены судом под домашний арест, но потом меру пресечения им изменили на подписку о невыезде. С самого начала это скандальное расследование стало камнем преткновения между СКР и надзорным ведомством. По версии следствия, фигуранты дела необоснованно упростили процедуру досмотра при входе в аэропорт. И именно это якобы позволило 24 января 2011 года проникнуть в зал международных прилетов террористу Магомеду Евлоеву и совершить там самоподрыв.

Сразу после трагедии СКР расследовал уголовные дела по нескольким направлениям — шел розыск организаторов теракта и пособников взорвавшегося террориста (ст. 205 УК), а параллельно велось разбирательство о предполагаемом нарушении требований в области транспортной безопасности (ст. 263.1 УК РФ). Первое дело завершилось обвинительным приговором Мособлсуда четверым террористам: трое получили пожизненные сроки, а еще один сел на десять лет. Второе же уголовное дело СКР прекратил в августе 2015 года, не найдя в действиях фигурантов — бывших сотрудников транспортной милиции и тех же коммерсантов Вячеслава Некрасова и Андрея Данилова — состава преступления как лиц, которые отвечали за транспортную безопасность.

В рамках нового уголовного дела следователи СКР ссылались не только на недостатки действовавшей в 2011 году системы досмотра пассажиров, но и на показания Ислама Яндиева, одного из осужденных на пожизненный срок террористов. Он пояснял, что приезжал на разведку в Домодедово и на основании своих наблюдений дал указания смертнику, через какой вход пройти внутрь, как обойти детектор. Сами новые фигуранты во главе с Дмитрием Каменщиком своей вины в рамках следующего расследования не признали, настаивая, что или добросовестно выполняли свои обязанности, или же не имели отношения к службе авиационной безопасности. Их позицию почти сразу же поддержал заместитель генпрокурора Владимир Малиновский, курирующий Центральный федеральный округ. Он направил председателю СКР Александру Бастрыкину ряд требований об устранении нарушений законодательства, допущенных в ходе следствия. Представитель надзорного ведомства настаивал: "причинно-следственные связи" между действиями фигурантов дела и наступившими последствиями в виде гибели людей "следователем не добыты", в связи с чем предъявленные им обвинения в тяжком преступлении "являются незаконными". Малиновский также ссылался на решения нескольких судов, ранее отказавших одной из пострадавших в теракте в компенсации морального и материального вреда от структур аэропорта. Однако, несмотря на вмешательство Генпрокуратуры, следствие продолжалось.

В марте Мосгорсуд отказался отпустить Дмитрия Каменщика под залог в 50 млн рублей. Адвокаты Игорь Трунов и Людмила Айвар тогда говорили, что зарплата Каменщика – 60 млн рублей, подчеркивая этим ничтожность суммы залога. Адвокат Каменщика уверял, что его подзащитный получает «всего» 10 млн.

Более ста человек, ранее признанных пострадавшими от теракта, были признаны следствием потерпевшими по делу по ст. 238 УК. Сами жертвы с помощью адвоката Трунова подали к Домодедово гражданские иски, суммы которых доходили до 50-70 млн рублей. Впрочем, летом этого года в споре СКР и Генпрокуратуры вокруг скандального и неоднозначного дела была поставлена точка. И. о. генпрокурора Александр Гуцан, руководивший ведомством во время командировки Юрия Чайки и его первого зама Александра Буксмана, направил в СКР еще одно требование. Оно, в отличие от предыдущих, в соответствии с законодательством не могло быть отменено или обжаловано, так как было подписано первым лицом Генпрокуратуры.

В итоге расследовавший уголовное дело следователь ГСУ СКР Сергей Василовский вынес постановление о его прекращении, оставив за уже бывшими обвиняемыми право на реабилитацию. При этом в самом документе он ясно дал понять, что не согласен с позицией прокуратуры, но вынужден подчиниться ее требованию. По данным "Ъ", бывшие обвиняемые не стали требовать компенсаций за незаконное уголовное преследование и извинений от правоохранительных органов.

На пресс-конференции накануне предъявления обвинения Каменщик говорил, что предложений о продаже аэропорта не получал. В июне 2016 года, когда бизнесмен еще был под домашним арестом, владелец аэропортового холдинга «Новапорт» Роман Троценко сказал RNS, что заинтересован в покупке «Домодедово». Ряд СМИ называли Троценко и его покровителя Игоря Сечина возможными заказчиками уголовного дела против Каменщика.