Бизнес Ланы Рунденберг накрылся палаткой

Предприниматель заявляет о заказном уголовном преследовании из-за поставленных Минобороны палаток для мобильных госпиталей.
04.05.2021
Бизнесвумен обвинили в хищении свыше 700 млн рублей на контракте, связанном с поставками мобильных госпиталей для Минобороны. По версии следствия, палатки для этих госпиталей, за которые отвечала ее фирма, оказались не из той ткани. Сама же предприниматель заявляет, что  товар был качественный, а за уголовным преследованием стоит монополист подобных тендеров с высокими связями в военном ведомстве и главное военной прокуратуре. 

Накануне стало известно о заочном аресте главы компании “ИнвестТехнологии” Ланы Рунденберг. Женщина, которая, судя по всему, находится в Германии, проходит по делу о крупном мошенничестве, связанном с госконтрактом Минобороны. Она заявляет о своей невиновности и происках конкурента с влиятельными закомствами, правда, не выполнив обещание подкрепить свои слова документально. Тем не менее, ее версия происходящего имеет право на существование, хотя бы в качестве повода для проверки информации правоохранительными органами.

Арест без СИЗО

29 апреля сообщение о том, что Хамовнический суд Москвы удовлетворил ходатайство следствия о заключении под стражу владелицы ООО “ИнвестТехнологии” Ланы Рунденберг, появилось на телеграм-канале ВЧК-ОГПУ. По данным его авторов, ФСБ якобы установила, что компания Рунденберг под видом собственной продукции поставляла Минобороны китайские дешевые тенты из горючих материалов.

Как пояснили ПАСМИ в пресс-службе Хамовнического суда, ходатайство следствия об избрании меры пресечения для Рунденберг в рамках дела по ч.4 ст.159 действительно было удовлетворено, но арест был заочный — бизнесвумен находится за пределами России.  

Честь без защиты

Первый раз о ней ПАСМИ написало в декабре 2019 года. Речь шла о проверках ФСБ, касающихся все тех же поставок тентов. Лане Рунденберг публикация не понравилась, она сначала потребовала ее удалить, а после отказа редакции обратилась в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации.   

В исковом заявлении, направленном в Останкинский суд Москвы в мае 2020 года, она просила опубликовать опровержение указанной информации и взыскать с ПАСМИ 600 тыс. рублей — 500 тыс. в качестве моральной компенсации и 100 тыс. — компенсации услуг адвоката. 

В октябре суд вынес решение — в удовлетворении исковых требований отказать. Апелляционную жалобу представители Рунденберг подавать не стали, и спустя месяц решение вступило в законную силу.

Палатки для Шойгу

Между тем, непонятно, что пыталась оспорить бизнесвумен. Дело в том, что на момент подачи иска к ПАСМИ в ООО “ИнвестТехнологии” не только шли проверки ФСБ, но и уже было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленной группы лиц по обстоятельствам поставки некачественного товара.  

Они в курсе:
— главный военный прокурор Валерий Петров
— и.о. руководителя Главного военного следственного управления СКР Сергей Федотов

Как сообщила позднее редакции сама Лана Рунденберг, это уголовное дело по статье “Мошенничество” Главное военное следственное управление СКР возбудило 23 марта 2020, а 19 ноября того же года было заведено новое производство — по той же статье, по тем же обстоятельствам, но в отношении самой владелицы “ИнвестТехногий”.

В разговоре с ПАСМИ, который состоялся в феврале текущего года, она пояснила, что уголовное преследование связано с госзакупкой трех мобильных госпиталей с медоборудованием стоимостью свыше 1 млрд рублей. Контракт был заключен между Минобороны РФ и структурой “Ростеха” ООО “Швабе-Москва”, а компания Ланы Рунденберг выступала в качестве субподрядчика — по предложению “Швабе” она должна была поставить палатки для госпиталей и систему жизнеобеспечения к ним. Договор с “дочкой” “Ростеха” на 545 млн рублей был подписан в феврале 2018 года. 

Правда, по версии предпринимательницы, товар был поставлен качественный и собственного производства — в Китае закупалась лишь ткань “кевлар”, так больше ее в наличии нигде не было. Лана Рунденберг пояснила, что в декабре 2018 ООО “Швабе-Москва” приняло  палатки без каких-либо претензий к качеству. Более того, по ее словам, структура “Ростеха” сдала один из трех мобильных госпиталей с палатками от “ИнвестТехнологий” ведомству Сергея Шойгу.

Нездоровая конкуренция

Но затем, как рассказала владелица компании, начались неприятности — сотрудников вызывали в Управление К ФСБ России, а Главная военная прокуратура инициировала многочисленные проверки и экспертизы, по итогам которых позднее началось уголовное преследование. 

Сама бизнесвумен считает это преследование заказным. По ее мнению, за ним стоит фактический монополист на рынке мобильных госпиталей  Александр Сонькин, который может иметь связи в Главной военной прокуратуре и Минобороны.

Рунденберг рассказала, что Сонькин связался с сотрудниками ее компании спустя несколько месяцев после  заключения договора со “Швабе”. Он якобы бахвалился тем, что всегда выигрывает закупки в Минобороны на поставку мобильных госпиталей и палаток для них, и что именно под его компании прописывают условия техзаданий на таких тендерах.

По словам предпринимательницы, “ИнвестТехнологиям” было сделано и конкретное предложения — купить у Сонькина товар, который надо поставить “Швабе”,  по цене, которую платит “Швабе” за вычетом 1%.  В случае отказа Александр Сонькин грозился проблемами при сдаче товара заказчику, заявляя, что у него все под контролем в ГВП и Министерстве обороны, отметила Рунденберг.

Помощь прокурора

Она ответила отказом, и проблемы действительно начались. Причем, инициатором большинства из них, по словам бизнесвумен, было именно ведомство главного военного прокурора Валерия Петрова, о связях с которым якобы упоминал Александр Сонькин. 

Они должны быть в курсе:
— министр обороны Сергей Шойгу
— глава Департамента военной контрразведки ФСБ России Николай Юрьев
— генпрокурор Игорь Краснов
— председатель СКР Александр Бастрыкин

В качестве примера Лана Рунденберг привела обращение Главной военной прокуратуры в ФАС с просьбой проверить “Швабе” и “ИнвестТехнологии” на предмет соблюдения законодательства о гособоронзаказе, а также запросы подчиненных Петрова, касающиеся хозяйственной деятельности компании, при том, что официально никаких проверок не проводилось.

Но самым странным, по словам предпринимательницы, стало проведение экспертизы ткани, из которой делались палатки. Лана Рунденберг подчеркнула, что ее инициировала Главная военная прокуратура после того, как она предоставила ее сотрудникам некие доказательства аффилированности Александра Сонькина с  высокопоставленными сотрудниками Минобороны.

Она пояснила, что ткань проверяли, в том числе, на соответствие  техническим условиям посторонней коммерческой компании ЗАО «Ярославль-Резинотехника», которая якобы аффилирована с Сонькиным. По словам Рунденберг, вызывает вопросы, почему ткань должна соответствовать не каким-то важным параметрам, а внутренним требованиям некоей компании, а также откуда у экспертов были тексты ТУ этой компании, которые в открытом доступе найти невозможно.

Бесплатный товар 

Предприниматель также сообщила, что в декабре 2019 года главный военный прокурор Валерий Петров отправил первому замминистра обороны Руслану Цаликову представление об устранении нарушений при поставке мобильных госпиталей. В нем он ссылался на результат экспертизы ткани для палаток, а также фиктивность сертификатов на них, при том, что обязательной сертификации не прописано ни в законах, ни в самом контракте. Сотрудник надзора, по словам Рунденберг,  указал на необходимость организации возврата товара, возмещению ущерба и привлечению к ответственности поставщика.

После этого, как заверяет Рунденберг,  ООО” Швабе-Москва” вернуло  по банковским гарантиям всю сумму аванса по госконтракту, а товар стоимостью свыше 1 млрд рублей остался на складах военного ведомства.

Растущий ущерб

Что же касается самой главы “ИнвестТехнологий”, то материалы о признаках ее причастности к преступлению военные прокуроры направили в Следственный департамент МВД. По словам Ланы Рунденберг, речь там шла о хищении у Минобороны путем мошенничества 747 млн рублей, при том, что сумма контракта составила 545 млн, и заключен он был отнюдь не с военным ведомством. 

Предприниматель рассказала, что полицейские следователи состава преступления в материалах не усмотрели, после чего Валерий Петров изъял у них это дело и передал в ГВСУ СКР. 

Она добавила, что следствие ГВСУ ведет с нарушениями, а направленные в Главную военную прокуратуру жалобы по этому поводу возвращаются военным следователям. По словам Рунденберг, арестовано все ее имущество, в том числе приобретенное  задолго до заключения договора с “Швабе”, деятельность компании парализована, а на ее сотрудников оказывается давление.

Следует отметить, что Лана Рунденберг, предоставив всю эту информацию, так и не подтвердила ее документами. Он обещала прислать в редакцию и схему связей предпринимателя Сонькина с сотрудниками Минобороны, и письмо Валерия Петрова в Минобороны, и итоги экспертизы тканей для палаток, но затем перестала выходить на связь.