Банкротство бывшего совладельца Балтийского банка Андрея Исаева могло быть преднамеренным

Финансовый управляющий представит доказательства правоохранителям.
13.07.2017
Финансовый управляющий бывшего совладельца Балтийского банка Андрея Исаева Олег Елисоветский проанализировал финансовое состояние должника и его сделки и сделал вывод о наличии признаков преднамеренного банкротства. Информацию об этом Елисоветский опубликовал на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве. Возможность установить признаки фиктивного банкротства отсутствует, говорится в его сообщении.

Елисоветский отказался назвать признаки преднамеренного банкротства, которые он обнаружил у Исаева, сказав лишь, что собирается представить отчет в суд и в правоохранительные органы.

Елисоветский уже оспорил несколько предбанкротных сделок Исаева. В понедельник, 10 июля, Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти признал недействительными договоры дарения, по которым Исаев передал Ларисе и Екатерине Исаевым три земельных участка и два жилых дома в Сестрорецке. Все это имущество суд вернул в конкурсную массу, а также взыскал с Екатерины Исаевой в конкурсную массу 96,4 млн руб. Теперь дома и участки Исаева могут быть проданы с торгов в пользу кредиторов.

Андрей Исаев – основатель Петербургского агентства недвижимости (ПАН), он был акционером Балтийского банка, санатором которого в августе 2014 г. стал Альфа-банк. Банкротство Исаева инициировало в октябре 2015 г. ООО «Мойка 22» (компании принадлежит здание отеля «Кемпински»). В феврале этого года Исаев был признан банкротом, в отношении его введена процедура реализации имущества. В реестр кредиторов включены требования на 1,3 млрд руб. (см. врез).

Некоторые из кредиторов Исаева предположительно могут быть с ним связаны. ООО «Мойка 22», требования которого на 2,6 млн руб. включены в реестр, через суд пытается увеличить их на 1 млрд руб., полученный по договору уступки прав от ООО «Русская торгово-финансовая компания» (РТФК). Для установления законности этих прав суд назначил экспертизу.

По данным «СПАРК-Интерфакса», ООО «Мойка 22» было совладельцем ПАНа, которое считалось подконтрольным Исаеву. Здание на наб. Мойки, 22, известно как актив Исаева, рассказывали ранее «Ведомостям» несколько девелоперов, но представитель «Мойки 22» отрицала связь компании с Исаевым. РТФК, долями в котором владеют «Мойка 22», ПАН и ООО «Невский, 96», была также совладельцем ООО «Фортис».

Кому должен Исаев

В реестр кредиторов включены Балтийский банк (1,2 млрд руб.), ООО «Невский, 96» (129,6 млн руб.), ПАН (21,5 млн руб.), ООО «Фортис» (62,5 млн руб.), Межрайонная ИФНС России № 12 (10,6 млн руб.), ООО «Мойка 22» (2,6 млн руб.) и ООО «ТД «Экспортлестрейд» (244 000 руб.).

Пресс-служба Балтийского банка от комментариев отказалась. Связаться с Исаевым и представителем «Мойки 22» не удалось.

Уголовный кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность за фиктивное и преднамеренное банкротство: под фиктивным банкротством понимается публичное заведомо ложное заявление о своей неплатежеспособности, преднамеренным банкротство считается, если должник умышленно увеличивал свою кредиторскую задолженность, говорит юрист Rightmark Group Максим Смирнов. Согласно ст. 196 УК РФ, если кредиторам нанесен ущерб более чем на 2,25 млн руб., должнику может грозить штраф от 200 000 до 500 000 руб. (либо в размере дохода за 1–3 года), принудительные работы на срок до пяти лет или лишение свободы на срок до шести лет, говорит Михаил Черба, член Адвокатской коллегии Москвы. Положительное заключение о наличии признаков преднамеренного (фиктивного) банкротства конкурсные управляющие делают достаточно редко и это позволяет предположить, что уголовное дело может быть возбуждено, считает Смирнов. Управляющий мог обнаружить факты передачи ценного имущества и активов в пользу третьих лиц, в том числе и сделок купли-продажи имущества по несоответствующим рыночным ценам, фиктивных сделок, в общем, любых действий, направленных на ухудшение финансового состояния банкротящегося лица и способных нанести ущерб кредиторам, говорит Черба. Приемы вывода имущества бывают самые разные: от простых, как фиктивное дарение или продажа, фиктивный развод и раздел имущества, до более изощренных, таких, как передача имущества другим лицам по фиктивным судебным решениям или появление дружественных кредиторов, которые якобы предоставляли банкроту крупные займы, как правило, в обмен на простые расписки, говорит партнер юридической фирмы MGP Lawyers Денис Быканов. К реальной уголовной ответственности по этой статье привлекают нечасто: в связи со сложностью сбора доказательств из нескольких сотен возбужденных дел до обвинительных судебных приговоров доходят единицы, говорит Быканов. По его словам, в 2013–2014 гг. вынесено только 14 таких приговоров, а приговоров с реальными сроками – еще меньше.