Авторитетному бизнесмену Анатолию Быкову сняли профучет, но арест оставили

Бывшему «ночному королю» Красноярска удалось хитроумным способом удалиться из отметки ФСИН, но остаться обвиняемым в заказных убийствах.
29.04.2021
26 апреля Железнодорожный районный суд Красноярска снял с профилактического учета предпринимателя Анатолия Быкова, арестованного по делам о заказных убийствах. Об этом сообщают «Открытые медиа» со ссылкой на адвоката Марию Серновец. Быков был на особом учете ФСИН «как участник и лидер преступных группировок». Адвокаты обжаловали этот статус 1 апреля. «Открытые медиа» тогда сообщили, что суд обязал администрацию представить решение о постановке Быкова на профучет, однако сам арестованный с этим документом ознакомлен не был.

Профилактический учет — отметка о склонности к тому или иному типу нарушений, после появления которой за человеком устанавливается особый надзор. Политический хулиган Алексей Навальный 18 февраля сообщал, что его поставили на профилактический учет как «склонного к побегу». После этого Навальный требовал обеспечить его гарантированным законодательством восьмичасовым сном, объяснив, что в течение ночи к нему каждый час подходит сотрудник УФСИН с проверкой из-за того, что политика поставили на учет. Быков на нарушения сна не жаловался, но сам факт постановки на учет (как подростка в детской комнате полиции) ему очень не понравился.

В середине апреля Красноярский суд продлил арест авторитетного бизнесмена из 90-х Анатолия Быкова (он же Толя Бык, он же Челентано, он же Петрович) до конца июня. Об этом журналистам рассказала адвокат коммерсанта, спортсмена, политика, общественного деятеля и вообще, более чем многогранного человека. Уроженца и многолетнего «ночного губернатора» Красноярского края подозревают в организации трёх убийств, создании преступного сообщества и уходе от уплаты налогов. Сам Быков вину не признаёт, считает своё преследование едва ли не политическим, чем импонирует (не будем писать «стимулирует», дабы не обижать коллег) некоторым СМИ настолько, что в сети и на бумаге, то тут то там, мелькают красивые портреты настоящего патриота Сибири, защитника родного края от московских крохоборов и просто хорошего парня.

Время течет, люди меняются, но некоторым не удается перейти на новый уровень. В свое время Быков и так, казалось бы, совершил невозможное. Никому не известный, но талантливый и незаурядный спортсмен, в прошлом учитель физкультуры переехал в Красноярск, чтобы, по его собственному признанию, посвятить себя новому веянию под названием «коммерция». Ни о каком «бизнесе» в то время ещё слыхом не слыхивали, любил впоследствии повторять Анатолий Петрович (как бывший учитель, он любит, чтобы к нему обращались именно так) в многочисленных интервью. Занятия той самой «коммерцией» проходили в Красноярске, как и во всей молодой России – весьма активно и, мягко говоря, не по биржевым канонам какого-нибудь захолустного Сити. В городах звучали автоматные очереди, на воздух взлетали начинённые взрывчаткой бронированные «Мерседесы», а неприкасаемых не было – в ящик мог сыграть и коммерс, и браток, и банкир, и милиционер, и депутат.

Такой подход вполне устраивал амбициозного и неглупого начинающего авторитета Анатолия Быкова. Молодой спортсмен довольно быстро закрепился на Олимпе красноярской элиты 90-х, окружил себя последователями из числа адептов физкультуры и ЗОЖа, и, главное, сумел войти в доверие к когорте «смотрящих» за его новым домом. Уголовники со стажем и воры в законе, очевидно, не увидели угрозы в молодом да раннем физруке, приблизили его е себе и… упустили момент. Квартет криминальных светил Красноярска был поочерёдно устранён физически буквально в течение года. И по стечению обстоятельств контролируемые ими сферы жизни города-миллионника перешли под крышу окружения Анатолия Петровича Быкова.

И тут произошел новый рывок. Будучи человеком обстоятельным, Быков смотрел уже совершенно в другую сторону. Естественно, никто не отменял прибыль от теневых дел, доходы от казино, ресторанов или рынков. Строительная сфера также приносила стабильный доход, однако взгляд Петровича был направлен на один из элементов таблицы Менделеева – алюминий. Господин Быков страстно желал войти в металлургию, и, как привык, довёл дело до конца. Путь от покупки первого пакета акций до кресла председателя совета директоров КрАЗа и фактически тотального контроля над промышленным гигантом страны был тернистым, но успешным.

Хотя, откровенно неудачным «визит» Быкова на КрАЗ назвать язык не повернётся. Спустя 12 лет после покупки первого пакета акций алюминиевого завода, в 2004 году Анатолий Петрович продал оставшийся 4%-ый «пакетик» за сумму в 110 миллионов долларов. Эту сумма недостаточна для того, чтобы тобой заинтересовался «Форбс», но вполне космическая, если думать, как такие деньги заработать.

И очевидно, что тут Анатолий Петрович достиг своего «потолка». Циник, которому сильно везло в 90-е, «зацепил» пакет, послушав то ли коммерсов, то ли жуликов. И продал его, как только смог – зафиксировать барыш. И в этот момент Быкову повезло еще раз. Сколько по всей России было таких скороспелых миллионеров, которые растеряли наловленное в мутной воде в казино, потратили на машины и дома в Испании, в итоге оставшись ни с чем.

А. Быков неожиданно, в том числе для себя самого, обрел имидж «своего сукина сына» для Красноярска, как в свое время никарагуанский диктатор Сомоса для американцев. Люди вспоминают деньги, выделяемые на строительство поликлиники или церкви, приводят в пример выпестованных спортсменов (было бы странно, если бы почётный президент Федерации бокса России забыл о коллегах) и прочие благие дела. Это всё хорошо, но куда пошли вырученные за акции КрАЗа миллиарды рублей?  Вдумайтесь, сумма, полученная Быковым за его пакет, равняется 355 тысячам средних зарплат (по 8000 рублей) красноярцев в 2004 году. «Свой сукин сын» не потратил их на филантропию и благотворительность, в отличие от основателя «макдональдса», но к нему до сих пор подсознательно относятся лучше, чем к фигурам последних десятилетий.

Эти фантомные народные боли постепенно стихают, так как никто не вышел на улицы протестовать против неожиданного ареста Быкова. И превратились будни Толи Быка в нескончаемую корриду с правосудием. А на арену в качестве зрителей загоняют всё новых и новых людей – посредством статей маститых журналистов (не будем называть имён), уважающих истину, но легко путающих КрАЗ и КраМЗ.