Александру Лукашенко не дали посидеть в погребе

КГБ и ФСБ раскрыли «заговор против Лукашенко». Погреб в Гомельской области финансировался ЦРУ и ФБР.
19.04.2021
«Заговор» против Лукашенко имел четкий сценарий. 9 мая (или позже — версии КГБ и ФСБ немного различаются) Лукашенко должны были убить, а затем посадить в погреб в Гомельской области вместе с сыновьями (или сначала посадить в погреб, а потом устроить расстрел, как в Ипатьевском доме, — в этом вопросе тоже пока точности нет).

Но белорусские спецслужбы смогли вовремя раскрыть преступление, свозить Лукашенко на экскурсию в погреб, связаться с российскими коллегами, арестовать заговорщиков и выяснить, что заговор этот организовали ЦРУ и ФБР. После этого Путин поговорил об этом по телефону с Байденом и пристыдил его, но Байден в ответ лишь «булькал». Путин с ним как с человеком, а он булькает.

Все это Александр Лукашенко рассказал журналистам своего пула 17 апреля, во время субботника. Причем рассказал всерьез.

В Беларуси субботники никто не отменял, так что все госслужащие в одну из апрельских суббот выходят красить траву перед телекамерами и начальством. Сам Лукашенко тоже всегда выходит попозировать с ведром или лопатой, а заодно рассказать об очередном заговоре. Много было всяких историй за четверть века. Но такое — впервые.

Журналисты спросили его о задержании в Москве политолога Александра Федуты и юриста Юрия Зенковича, имеющего гражданство США. В ответ Лукашенко заявил, что они готовили покушение на него и его семью: «Почему я молчал — о себе, о семье, о детях не хочется говорить. Но они взялись за детей. В планах захват ребенка одного, второго, как получится. Посадим в погреб. Кстати, в Гомельской области погреб подготовили. Мы задержали группу, они провели, показали, как это все планировали. Затем мы обнаружили работу явно иностранных спецслужб. Скорее всего, Центрального разведывательного управления, ФБР, не знаю, кто там из американцев работал. Мы обнаружили их желание явиться в Минск и уже заняться организацией покушения на президента и детей… Их захватили в Москве. Из США прилетела агентура, какой-то Зенкович. Мы их отслеживали, наблюдали. Они боялись сюда ехать после того, как мы задержали несколько групп, которые оружие уже сюда свезли и в тайники спрятали. А они уехали в Москву».

После этого, по словам Лукашенко, он попросил о помощи президента России, а председатель КГБ — «своего коллегу Сашу Бортникова», и в Москву выехала группа захвата численностью 11-12 человек.

Федуту и Зенковича задержали и доставили в Минск: «Живые люди, записали все, аудио, видео. Не дай бог, они прикоснутся к моим детям, которые вообще непричастны к этому. Не дай бог, не только к моим, но и к вашим, это будет страшная резня. Понимаете, я терпел, все ждал, красные линии рисовал для себя, отодвигал. А сейчас мы их будем мочить так, что им мало не покажется. Но меня удивляет другое: почему американцы себя так ведут? Ведь поставить задачу устранить президента, запомните, не может дать никто, кроме высшего политического руководства. Только они, никакие спецслужбы, только они. Я благодарен Путину. Когда он разговаривал с Байденом, он ему задал этот вопрос. Бульканье — и ни одного ответа!»

Почти сразу же после того, как Лукашенко рассказал про погреб в Гомельской области и первые сообщения появились в новостных лентах, государственный телеканал ОНТ показал семиминутный сюжет о раскрытии заговора. Там есть видео задержания в Москве Федуты и Зенковича, есть кадры зум-конференции, где Федута вспоминает о судьбе Анвара Садата, есть оперативная съемка встречи в кафе незадолго до задержания. И, конечно, есть комментарии председателя КГБ Ивана Тертеля.

В той зум-конференции, «снятой» спецслужбами, участвовали семь человек. Кроме Зенковича и Федуты — лидер Белорусского народного фронта Григорий Костусев; бывший омоновец Павел Кулаженко, уехавший десять лет назад в США по грин-карте и работающий тренером; бывший офицер спецподразделения «Алмаз» Игорь Макар, который с 2006 года живет в Литве; ученый Александр Перепечко из Сиэтла и врач-психиатр Дмитрий Щигельский, уехавший в США 20 лет назад. Единственный, кто постоянно жил в Беларуси, — Костусев. Он задержан 12 апреля. Федута и Зенкович перестали выходить на связь 11 апреля.

Все эти люди в одной зум-конференции — это суповой набор. Бросить их в кастрюлю и сварить бульон можно. Состряпать заговор — никак. Если КГБ еще не в курсе, заговоры не обсуждаются на зум-конференциях и в московских кафешках — на то они и заговоры. А подслушанные спецслужбами разговоры о том, что единственный путь — силовой, — и о том, что после устранения Лукашенко нужен вариант ГКЧП, блокирования Минска и непременного интернирования нескольких десятков человек, напоминают диалоги персонажей Михаила Мишина и Александра Адабашьяна в комедиях Аллы Суриковой. Помните, они обсуждают, во сколько обойдется транспортировка алмазов из Африки сухогрузами и нефти танкерами, и тут же просят прохожего, допивающего пиво: «Молодой человек, можно бутылочку?» Разговоры задержанных в Москве Федуты и Зенковича — примерно такого же порядка. Делать из этих диалогов заговор и всерьез арестовывать людей по статье 357 УК Беларуси («Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем», санкция в зависимости от части статьи — от восьми лет лишения свободы до смертной казни) — для спецслужб означает открытый уход в буффонаду.

Даже председатель КГБ Иван Тертель, всерьез рассказывающий на экране о том, что «участники данной группы детально спланировали и приступили к практической реализации замысла по физическому устранению президента Беларуси, членов его семьи, организации вооруженного мятежа с целью захвата власти насильственным путем», выглядит так, будто с трудом сдерживает смех. Кажется, если сейчас оператор, стоящий за камерой, покажет ему палец — Тертель «расколется» и захохочет до слез. Возможно, произнося этот текст, он представлял себе Лукашенко в погребе в Гомельской области — с соленьями, квашеной капустой и наливочкой, без которых ни один погреб не обходится.

Если с белорусскими спецслужбами и Лукашенко все понятно, то степень участия спецслужб российских неясна до сих пор, как и вопрос, кто именно задерживал Федуту и Зенковича в Москве: КГБ или ФСБ.

Похоже, что спецслужбы заранее не договорились об общей версии. И официальное заявление ФСБ появилось на ее сайте вскоре после того, как в медиапространство одновременно, залпом, «выстрелили» Лукашенко и белорусское телевидение.

Так вот, Лукашенко говорил на субботнике, что его устранение и переворот планировались на июнь-июль. А в заявлении ФСБ написано, что переворот должен был состояться 9 мая. Не успели договориться? Возможно. Но выглядит так, будто ФСБ просто реагирует на информацию из Беларуси, чтобы не выглядеть уж совершенно «не при делах». Вопрос, что же это все-таки было — похищение или задержание, — остается открытым.

На видео Федуту и Зенковича задерживают люди в штатском. Задерживают корректно — никаких «мордой в пол» или «берцами по почкам», — и это совсем не похоже на белорусский стиль. В заявлении ФСБ говорится, что Федуту и Зенковича задержали российские органы безопасности и передали белорусским партнерам. Но зачем тогда группа захвата из КГБ численностью в 11-12 человек, о которой говорит Лукашенко? Если только для сопровождения в Минск — слишком щедро получается. Если все-таки для захвата и тайного вывоза — тогда ФСБ действительно непричастна и составляет пресс-релизы, чтобы избежать обвинений в предоставлении свободы чужим спецслужбам для похищения людей на территории России.

Конечно, вся эта история — свидетельство полураспада. Лукашенко всерьез говорит о погребе в Гомельской области, куда его должны были вместе с сыновьями отправить после убийства. Путин с Байденом обсуждают этот погреб по телефону. ЦРУ с ФБР прячут лопаты, а спецслужбы Беларуси и России путаются в показаниях. Всерьез комментировать это невозможно, и хочется все списать на весну с последствиями.

Впрочем, легко заметить, что уже второй раз раскрытие заговоров связано с приездом в Минск российского премьера Михаила Мишустина. Когда Мишустин приезжал в сентябре прошлого года, Лукашенко рассказал ему про перехваченный разговор Ника и Майка — заговорщиков из Варшавы и Берлина, из которого следует, что никакого отравления Навального не было, Меркель врет, а сам Лукашенко «оказался крепким орешком». Ник и Майк мгновенно стали популярнее Петрова и Боширова, самого Мишустина как первого адресата этой сенсационной информации все мгновенно забыли, а зря.

Сенсационное разоблачение нынешнего заговора с погребом произошло сразу после визита Мишустина в Минск. Пожалуй, Владимиру Путину следовало бы запретить главе российского правительства ездить в Беларусь. Еще один такой визит с разоблачением заговора — и в спецслужбы обеих стран уже точно никто никогда не пойдет работать, чтобы знакомые не засмеяли.