Администрация президента ставит на верхнее

Кремль все чаще вносит значимые законопроекты через Совет Федерации, а не через Госдуму.
02.05.2017
Законодательные инициативы Кремля все чаще проводятся через Совет Федерации, а не Госдуму, рассказали «Ведомостям» в администрации и обеих палатах парламента. Так было и с поправками в избирательное законодательство, которые внес сенатор Андрей Клишас, и с антитеррористическими поправками об усилении контроля за продажей sim-карт, которые, по данным собеседников «Ведомостей», разрабатывает сенатор Людмила Бокова по инициативе Кремля.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко активнее, чем председатель Госдумы Вячеслав Володин. Она одной из первых среди высокопоставленных политиков прокомментировала антикоррупционные митинги, организованные 26 марта Алексеем Навальным: власть должна реагировать на протесты и вести диалог с гражданами, чтобы понимать, почему они протестуют. Матвиенко – в отличие от пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова и замминистра иностранных дел Сергея Рябкова – согласилась с критикой в адрес заместителя постпреда России при ООН Владимира Сафронкова за его резкие высказывания; на Совете законодателей она отчитала Роскомнадзор за бездействие в борьбе с «группами смерти» в соцсетях. А когда в Совете Федерации с ежегодным докладом выступал генпрокурор Юрий Чайка, Матвиенко поддержала прокуратуру в споре со Следственным комитетом России – предложила подумать о расширении полномочий прокуроров в надзоре за следствием.

Рейтинг одобрения Совета Федерации, по данным ВЦИОМа, в последние три месяца заметно увеличился и превысил рейтинг Госдумы, а медиаиндекс самой Матвиенко, рассчитанный по просьбе «Ведомостей» в «Медиалогии» (количество и качество упоминаний в СМИ), с сентября 2016 г. вырос почти вдвое и она обогнала Володина (см. график).



Володин совершает ответные шаги. Например, на Совете законодателей он поблагодарил президента за поддержку своей инициативы создать Центр законотворчества, чтобы помочь депутатам, членам Совета Федерации и региональным парламентам в законотворческой деятельности. Близкие к руководству Думы люди тогда указали, что эта идея с Матвиенко заранее обсуждена не была. Обсуждений не было, комментировать нечего, подтверждает человек, близкий к руководству Совета Федерации.

В продвижении инициатив государственной важности у Госдумы случаются сбои: к примеру, в апреле лидеры всех фракций внесли было поправки о лишении террористов российского гражданства, но были вынуждены их отозвать и внести исправленную версию. Собеседники в администрации объяснили, что Володин проявил инициативу, хотя в Кремле уже лежала более юридически корректная версия государственно-правового управления (ГПУ) президента, которую потом и внесли как исправленную. Думские собеседники настаивают, что это старые поправки из пакета депутата Ирины Яровой и оба текста писались в Думе.

К законопроектам сенаторов в Госдуме всегда было непростое отношение, напоминает сотрудник думского аппарата: «У Клишаса не было проблем, а вот у [Валерия] Рязанского не все проходило на ура». К проходным инициативам сенаторов до внесения часто присоединялись статусные депутаты, продолжает аппаратчик, в новом созыве Думы, например, инициативы сенатора Сергея Лисовского останавливают на уровне идей.

По данным думской базы, в шестом созыве были приняты 167 из 496 (33,6%) проектов сенаторов, приводит статистику другой думский аппаратчик, в нынешнем, седьмом, – всего 12 из 109 (11%), хотя обычно от сенаторов принимается 20–30% проектов. Многие сенаторы стали тщательнее готовить проекты и активнее их сопровождать, знает еще один сотрудник думского аппарата.

Матвиенко – системный человек и администрации президента лучше работается с ней, Володин в последнее время ведет себя непредсказуемо, говорит федеральный чиновник. Собеседник, близкий к администрации, отрицает системное использование Совета Федерации руководством внутриполитического блока Кремля для своих инициатив, но соглашается, что такие случаи были. Человек, близкий к думскому руководству, уверен, что таково право администрации, и подчеркивает хорошие отношения Володина и Матвиенко.

Матвиенко улавливает повестку и пытается ее использовать, считает собеседник в Госдуме, избирательные поправки внесены через Клишаса потому, что так удобнее технически: «Раньше еще использовали [бывшего председателя комитета Думы по госстроительству] Владимира Плигина, но сейчас его в Думе нет. С Думой стало менее удобно работать, внести законопроекты через депутатов сложнее, сейчас это не приветствуется». Если ГПУ продолжит действовать через сенаторов, Матвиенко постарается это использовать, полагает собеседник. Администрации легче выходить с темами через Совет Федерации, потому что Госдума теперь ей неподконтрольна, нужно учиться договариваться, считает еще один собеседник в Госдуме.

Администрация всегда влияла и на Думу, и на Совет Федерации, говорит политолог Андрей Колядин: «Нынешняя ситуация не нова, система возвращается к той, что была, а при Володине Совет Федерации был этаким секретариатом, который лишь носил бумажки».

Совет Федерации и лично Матвиенко сильно активизировались, согласен политолог Константин Калачев, для администрации это удобный партнер, но роли и влияния Думы это нисколько не уменьшает: «Наоборот, это подтверждает, что у администрации нет влияния на Госдуму. Роль играет и комфортность личных отношений».