Знаковым питерским рубоповцам удалось усидеть на трех стульях

Кто сегодня влияет на Петербург из легендарного РУБОПа 90-х.
Давно сгинули 90-е, когда все наблюдали за поединком РУБОПа и Братвы. К юбилею одной из сторон мы подсчитали тех, кто из них сегодня делает погоду Петербургу. Даем и формулу их успеха.

Почти три десятилетия назад, 15 ноября 1993 года, было создано Региональное управление по борьбе с организованной преступностью. Сама же мафия не имеет точной даты рождения, но 1993-й — это время, когда гангстеры, захватив власть на улице и нагнув практически всю коммерцию, занялись единственным делом, где им не было равных. Они начали уничтожать своих и чужих. Это эпиграф.

Мы пропустим многотомную историю противостояния этих сил. Посмотрим на то, кто усидел сразу на трех стульях — публичном, властном, влиятельном. Они разные, но фигуры на доске города.

Начнем с производственно-близкого нам Максима Езупова. После рапорта об увольнении по собственному желанию он взялся за клавиатуру и написал несколько детективов, по которым сняты фильмы. Разумеется, не в этом дело. По его текстам сделан важный сериал. Так родился третий кинематографический, исключительно петербургский код — «Ментовские войны». Этим выражением давно говорят в обиходе, часто не ведая, откуда оно взялось. До этого был лишь «Бандитский Петербург» Андрея Константинова и «Улицы разбитых фонарей» Андрея Кивинова.

Знаковым местом Петербурга руководит Павел Селезнев. Он директор Центрального парка культуры и, между прочим, отдыха на Елагином острове. Пусть посетителям не очень интересно, кто тут главный по аллеям, а понимающие бизнесмены и властные люди Селезнева знают. И еще как. Он не только сохранил, но и укрепил свои РУБОП-овские связи. Может позвонить высоко, и трубки снимают. Может зайти страшно куда сказать и в приемной не ждет. Так что, Павел Андреевич — это не только про комитет культуры Смольного.

Вот Дмитрий Шаханов. Сегодня он ни много ни мало замгендиректора всего АО «РЖД». Во многих вопросах это серьезнее, чем замминистра МВД РФ. РЖД же — не структура, а мир от Выборга до Дальнего Востока. И пусть его имя не часто упоминают при решении неформальных проблем — Шаханов не любитель теневой тусовки, — когда прижмет, тут же вспоминают: «Так Шаханов же в РЖД!». До фактического звания генерал-лейтенанта он точно дорос.

Среди нас есть и настоящий генерал-майор МВД, вышедший из недр РУБОПа. Это вице-губернатор Ленобласти Михаил Ильин. Пусть ему президент удивительно присвоил большую звезду на погон уже после отставки, но Ильин в игре, в новостях, в кулуарных сплетнях, в интригах. А это и есть активная репутация.

В Петербурге имеем двух реальных полковников, в прошлом сотрудников РУБОП, имена которых с трудом можно найти в интернете, но, если ты не знаешь их фамилии, — ты не в теме. Это начальник УМВД Невского района Петербурга Сергей Уваров и начальник оперативно-разыскной части ГУ МВД, заботящейся об оргпреступности, Роман Полозаев. Оба исторически занимались ворами и бандитами с большой буквы, про них в темном мире судачат разное, как и о любых спецах, но не считаться с ними нельзя. Вернее, можно, если ты, конечно, собираешься мотануть, допустим, в Грузию. И заметим, что мафия — это не подполье. Многие ее менеджеры грамотно интегрированы в государственный круг. Поэтому внутри проблемы касаются не только «постоянно сыто-пьяно», но и «держим в банках миллионы». Отсюда Уваров и Полозаев еще как могут испортить аппетит.

Да, пожалуй, и весь рейтинг. Повторимся — мы говорим о тех, чье влияние на слуху делового общественного мнения. Это не значит, что все остальные канули. Иначе ответ будет равен неправильно поставленному вопросу. Многие ушли в бизнес. Спокойно ведут свои активы, не лезут в чужие распри. Например, мало кто знает Александра Мазура, а он, на всякий случай, замдиректора Монетного двора, где делают наши рубли. Обязаны вспомнить и о классическом выпускнике РУБОП, еще недавно начальнике главка, советнике министра МВД Сергее Умнове. Но он где-то ошибся и сейчас в Лефортово.

Если предельно кратко сравнить выбранный нами РУБОП с могучей системой координат, которую им приказали победить в 1993-ем, то боссов Коза Ностра невского разлива совсем уж накрыло прошлое. Сегодня они не банкуют. Их преемники лишь отдают уважение былой славе и решают вопросы по своему хотению. Хотя, конечно, и из ветеранов мафии некоторые до сих пор активно занимаются бизнесом, присутствуют на совещаниях у чиновников, укоряют местные власти в ошибках. Другое дело, что их давние прозвища и под пытками уже не назовут даже в Управлении уголовного розыска. Потому что не знают. Именно так в этом месте победило наблюдение: «Имена наиболее успешных пиратов в истории остались неизвестными».

Как так случилось, что из сотен оперативников и тысяч представителей братвы лишь единицы сохранили власть, вес, престиж — предмет отдельного исследования. Мы же нашли наблюдение у одного из ньюсмейкеров.

Журналист поговорил с Максимом Езуповым, так как он единственный из представленных нами мыслит объемно. Он предложил то, что нужно:

«Победили, если так можно сказать, те, кто не старались занимать руководящие, читай — политические — должности. Не у всех же есть амбиции. Не всем же хочется высоко подниматься, а после ухода со службы искать себе важные государственные должности. А многие с апломбом — сгорели. Если в этом ключе объединить их с представителями оргпреступности, то можно так сказать — выиграли те, кто не лез в авторитеты».
Будущая глава партячейки "эсеров" в Петербурге Надежда Тихонова - кого надо племянница
Племянница Сергея Миронова Надежда Тихонова нацелилась на первые роли в ЗакСобрании Санкт-Петербурга, а за ее плечами может стоять многомиллионный мебельный бизнес.
Суд больше не считает, что миллиардер Берсон не в себе
Борису Берсону отменили арест и психо-неврологическую экспертизу.
Питерские чиновники - вылитые уголовники
Почему в Санкт-Петербурге чиновников уголовно стали наказывать всё чаще, и есть ли тут конспирология.
Земельный схематоз от Маринэ Тоноян
В скрытом владении новой главы КУГИ Маринэ Тоноян могли оказаться огромные территории Ленобласти, записанные на ее возможного отца..
Питерский «Метрострой» закопался в банкротство
Кто заплатит за развал так нужной городу компании?
Питерский депутат-прогульщик избавляется от активов
Бывший депутат Законодательного собрания Петербурга Александр Салаев продаёт торговые центры в Рыбацком и Гатчине общей площадью 50 тысяч кв. м. За оба объекта он хочет получить 4 миллиардов рублей.
Особняк Черкасского аукнулся совладельцу «Адаманта»
Бориса Берсона арестовали заочно.
Завод Nissan под руководством Соколова может загнуться окончательно
Бывший завод Nissan в Санкт-Петербурге "прицепят" к АвтоВАЗу. Вот только справится ли с управлением гендиректор предприятия Максим Соколов.
Закат «Красной звезды» Павла Бараненко
В суде закатилась звезда реконструктора Бараненко.
Немецкого подрядчика завода в Усть-Луге просят раскошелиться почти на миллиард евро
Сумма иска «Русхимальянса» к Linde превысит 970 миллионов евро.
Конкурентов «Ленэнерго» выдавливают с рынка чужими руками
Похоже, что именно на «ЛОЭСК» Рюмин обкатал тактику «работы» с сетевыми компаниями в регионах.
К «Морскому вокзалу» никак не причалят инвесторы
Отсутствие иностранных круизов тормозит знаковый проект в Санкт-Петербурге.
Силовики глушат Оксимирона
В музыкальном произведении нашли призыв к сепаратизму.
Питерского градозащитника избивали в пользу застройщика
Дело о нападении на Олега Мухина дошло до суда.
Санитарные вырубки Александра Дрозденко
Леонид Лагода мог стать "крайним" в "разборках" губернатора Александра Дрозденко за лесные фонды Ленобласти.
Эллинг «Северной верфи» принял не тех
Как «электрики» из ООО «ПК РусГард» взялись достраивать сложный объект.
Пакистанских мандаринщиков развели на деньги
Арбитраж вне подозрений.
Склады сына Матвиенко вновь выставили на торги
Газпромбанк пытается продать производственно-складской комплекс за 300 миллионов рублей.
Ленобласть попала в неласковые «Россети»
ЛОЭСК продолжает отсуживать у Ленобласти миллиарды: счет стремится к пяти.
IKEA заплатит за непостроенную развязку под Питером
Суд взыскал с нее 60 миллионов рублей. Это сумма расходов партнера шведской компании за непостроенную развязку к торговому центру под Санкт-Петербургом.