Жена Чемезова хранила под матрацем €9,5 млн наличными?

 Глава «Ростеха» отказывается комментировать рассказ о том, как его супруга делила валютный кэш с грузинским дизайнером Наной Геташвили.
06.04.2016
Ярославский областной суд отказал в удовлетворении всех кассационных жалоб мэра города Рыбинска Юрия Ласточкина, о злоключениях которого агентство «Руспрес» неоднократно сообщало читателям. Протесты против коррупционных схем главы государственной корпорации «Ростех» Сергея Чемезова и погрома главного производителя военных газотурбинных двигателей — «НПО «Сатурн», закономерно привели бывшего директора «Сатурна» Ласточкина и на скамью подсудимых. Суд отправил его в колонию на 8,5 лет по безумному обвинению в получении денег от подчинённого, со скандалом уволенного мэром за две недели до якобы принятой взятки.

Сейчас адвокаты Ласточкина планируют обратиться в Верховный суд. Пока они готовят документы, в редакцию поступила информация относительно ещё одного человека, имевшего несчастье повздорить с семейством главы «Ростеха». Как и в случае с Ласточкиным, признанная лучшим архитектором Европы за 2014-15 годы Нана Эрнандес-Геташвили оказалось за решеткой. Ранее госпожа Геташвили оформляла яхту Predator  по заказу партнера Чемезова — авторитетного бизнесмена Искандера Махмудова, но, по сообщению Lifenews, была недавно арестована в ходе коммерческого конфликта с хозяевами элитного особняка в подмосковной Барвихе.

Журналистам Lifenews запретили раскрывать имена противников Геташвили. Достоянием прессы стало только то, что эти анонимные личности передали Манане Георгиевне значительную сумму денег за реализацию дизайн-проекта собственного поместья. В ходе выполнения работ между сторонами произошел конфликт, и заказчик решил разобраться с архитектором при помощи силовиков.

Источник, близкий к защите Геташвили, утверждает, что клиентами обвиняемой была семья Сергея Чемезова, ранее заказывавшая архитектору перепланировку квартиры главы «Ростеха» на Поварской улице. При этом новостной ресурс короля бульварной журналистики Арама Габрелянова  мог существенно занизить себестоимость работ в Барвихе. Если верить источнику, на самом деле предмет спора составляет не $3,15 млн, а  €9 млн. 570 тыс 749, которыми с Геташвили расплатилась молодая супруга Чемезова — Екатерина Игнатова. По сведениям источника, в ходе исполнения контракта клиентку якобы настроили против дизайнера члены окружения Екатерины Игнатоовой — некие Агапова и Агафонов, которым было поручено контролировать доставку отделочных материалов из Италии. Личная встреча Мананы Георгиевны с самим Чемезовым в конференц-зале «Ростеха»  на улице Усачева, 24 не помогла достичь компромисса.

Чтобы проверить, является этот рассказ истиной, либо же ложью, агентство «Руспрес» направило официальный запрос в «Ростех». К нам поступил ответ, в котором не подтверждались, но и не опровергались факты поступления денег от родственников Сергея Чемезова обвиняемой Эрнандес-Геташвили.

Представляется сомнительным, чтобы дизайнер с репутацией госпожи Геташвили вдруг решила украсть такую сумму. И совершенно необъяснимо то, что после подобной «кражи» женщина осталась в России. Логичнее предположить, что большая часть денег была потрачена потому, что капризная клиентка многократно требовала переделать уже готовую работу и меняла техническое задание по материалам. Впрочем, пусть конфликтом двух дам занимается суд. Для нас куда существеннее вопрос — достоверен ли эпизод с деньгами? Если да, то многие ли жёны высокопоставленных слуг государства хранят у себя под матрацем без малого €10 млн евро наличными? Ведь Екатерина Игнатова, если поверить версии ее противников, которую она с мужем отказываются комментировать, передавала миллионы Эрнандес-Геташвили именно в таком виде — пачками евро, прямо у себя, в московской квартире на Поварской улице.

Согласно официальной декларации о доходах, Чемезов с Игнатовой заработали в 2012 году 518,1 млн рублей. При этом Эрнандес-Геташвили не возводила их помпезный загородный дом, а всего лишь занималась его внутренней отделкой. Сколько стоили Чемезовым земля и строительство всех этажей поместья в небольшом, но самом пафосном поселке огромной страны, мы попытаемся в ближайшее время уточнить через компанию-застройщика «ТВТ-Рус» и компетентные структуры.

Откуда мог взяться валютный кэш? Вспоминается 2009 год, когда структуры «Ростеха» передали Екатерине Игнатовой через фирму с говорящим названием «Кате»  фактически бюджетные средства в размере от 300 до 500 миллионов рублей на разработку автоматических коробок передач для «АвтоВАЗа», председателем совета директоров которого был Чемезов. Примерно тогда же госпожа Эрнандес-Геташвили получила первые транши на отделку загородного дома Чемезовых-Игнатовых. Совпадение?

Возможно, у хозяина «Ростеха» на различных счетах припасено еще немало денег, в том числе бюджетных. Но выполнять свои обязательства перед идеологическими единомышленниками он явно не торопится. Участие мужа Игнатовой в политической жизни страны трудно отделить от финансирования партии «Родина». С ее лидером Дмитрием Рогозиным  «Ростех» связывает совместная работа в военно-промышленной сфере, которая привела к объединению политических усилий в преддверии парламентских и президентских выборов. «Родина» заявила о себе как о сильном политическом объединении в единый день голосования в 2013 году, показав неплохие результаты на выборах в законодательные органы в 15 регионах.

Начало положено, но для развития успеха необходимы средства на пропаганду и федеральную организационную работу. Между тем, в год парламентских выборов партия, поддержанная первым заместителем руководителя администрации президента России Вячеславом Володиным, остается сильно недофинансированной. Вице-премьер Рогозин вынужден самостоятельно искать деньги на развитие «Родины», используя влияние на директоров военных заводов. Эти сбои могут быть вызваны тем, что интерес Сергея Чемезова к политическим проектам Рогозина заметно охладел. Похоже, что для уже немолодого главы госкорпорации более актуальны мысли о пенсии и обеспеченной семейной старости, чем планы активной политической борьбы. Поэтому хозяин «Ростеха» охотнее спонсирует дизайнерские проекты своей жены, которые, к сожалению, оказываются убыточными.