Избиение с летальным исходом с трудом довели до суда

Долгопрудненское дело сдвинулось с места благодаря главе СКР.
18.03.2014
В Симоновском суде Москвы начался резонансный процесс по делу о гибели в августе 2011 года в Москве жителя подмосковного Долгопрудного Владимира Шмойлова, жестоко избитого, по версии следствия, уроженцами Армении и Азербайджана. Резонанс этому делу придало то обстоятельство, что оно было доведено до суда лишь благодаря вмешательству председателя СКР Александра Бастрыкина. До этого следственные органы, ссылаясь на выводы экспертов, отказывались признавать связь между избиением потерпевшего и его смертью.

Перед судом предстали Руслан Манафлы, Артур Авагян и Тигран Галстян. Все они находятся под подпиской о невыезде. Как говорится в обвинительном заключении, вечером 23 августа 2011 года работавший плиточником Владимир Шмойлов направлялся по Судостроительной улице к приятелю. Проходя мимо группы подвыпивших подростков, вступил с ними в словесную перепалку, по версии следствия, из-за того, что те приставали к девушке. Обвиняемые, напротив, утверждают, что Шмойлов был сильно пьян (судмедэксперты установили легкую степень опьянения) и не контролировал себя.

Как бы то ни было, завязалась потасовка. Владимир Шмойлов, говорится в деле, чувствуя, что не справится с подростками, побежал к трамвайной остановке, но пятеро уроженцев Кавказа догнали его, повалили на трамвайные пути и жестоко избили. Прохожие вызвали полицию и скорую помощь. Однако прибывшие медики лишь констатировали смерть потерпевшего. А полицейские задержали пятерых участников драки, которых доставили в ОМВД "Нагатинский Затон".

Однако задержанных в тот же вечер отпустили, а несколько дней спустя в ОМВД "Нагатинский Затон" отказались возбуждать уголовное дело на том основании, что исследование трупа не установило связи между причиненными телесными повреждениями и смертью. В частности, причиной гибели Владимира Шмойлова был назван разрыв сосуда головного мозга. Материалы доследственной проверки сдали в архив, заверив мать, сестру и жену погибшего, что дознание сделало все, "что могло".

Однако родственники наняли адвоката и обратились в СМИ. После ряда публикаций осенью 2011 года начальник отдела дознания ОМВД "Нагатинский Затон" все же пришел к выводу о необходимости возбуждения дела. К ноябрю 2012 года следственное управление по Южному административному округу (ЮАО) главного следственного управления СКР по Москве завершило расследование дела Руслана Манафлы, Артура Авагяна и Тиграна Галстяна, обвиненных в хулиганстве (ст. 213 УК РФ) и нанесении побоев из хулиганских побуждений (ст. 116 УК РФ). Однако прокурор ЮАО Москвы, посчитав, что в действиях обвиняемых не было хулиганства, отказался подписывать обвинительное заключение, вернув дело на дополнительное расследование. Год спустя обвинительное заключение вновь не было подписано.

Между тем мать убитого Наталья Шмойлова добилась приема у руководителя СКР России Александра Бастрыкина. Тот не только распорядился в кратчайшие сроки разобраться с делом, но и обратился к генпрокурору России Юрию Чайке. После чего осенью 2013 года Руслану Манафлы, Артуру Авагяну и Тиграну Галстяну обвинение было переквалифицировано на более тяжкое — "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего" (ч. 4 ст. 111 УК РФ; до 15 лет лишения свободы). В конце декабря 2013 года прокурор утвердил обвинительное заключение, и дело было направлено в суд.

После оглашения обвинительного заключения обвиняемые заявили, что не признают вины. А их адвокаты, утверждая, что Владимир Шмойлов был в тот вечер пьян, намекали, что ссора могла возникнуть из-за "оскорблений на национальной почве" (ст. 282 УК РФ). Однако мать, жена и сестра погибшего отрицали не только пристрастие Владимира Шмойлова к алкоголю, но и факт его неуважения к другим национальностям. Они отмечали, что сами долго жили в Узбекистане, откуда переехали в 1990-х.