Закат «Сириуса»: «организованная группа с участием Сбербанка» или «токсичный менеджмент»?

Как крупнейший банк страны банкротит Казанский завод металлоизделий — бывший актив Альберта Каримова.
30.09.2016
17 лет сотрудничества со Сбербанком не помогли Казанскому заводу металлоизделий, когда он лишился «золотого» заказа от «Магнита» на стеллажи для торговой сети. Как стало известно «БИЗНЕС Online», кредитор инициировал процедуру банкротства компании. Ее владелец говорит о рейдерском захвате, но банк указывает на классические признаки «бегства» от долга. Причастные к истории лица рассказывают о подаренных будущему министру РТ акциях, прослушке, детекторе лжи и бритых налысо сотрудниках завода.

 КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА                                                                                                                    

Первая стадия банкротства запущена на АО «Сириус», ранее известном как Казанский завод металлоизделий. Наблюдение на предприятии введено из-за долга, возникшего перед Сбербанком на сумму в 22 млн. рублей. За кулисами этой, казалось бы, будничной для кризисных времен ситуацией кипят, как выяснил «БИЗНЕС Online», шекспировские страсти. Руководство завода подозревает, что татарстанские сотрудники Сбера могли инициировать банкротство, дабы покрыть за их счет долг на 73 млн. рублей другого крупного заемщика— ООО «Премиум Трейд». Банк тем временем уверяет, что был вынужден инициировать банкротство из-за того, что должник не смог доказать свою способность к дальнейшему обслуживанию кредита.

Согласно официальному сайту Казанского завода металлоизделий, предприятие более 14 лет специализируются на производстве торгового и складского стеллажного оборудования, металлической мебели (сумочных и раздевальных шкафов), лабораторной мебели, электротехнических шкафов, а также этажных щитов и баллонных шкафов под торговой маркой Sheaco. «За время нашей работы по России и странам СНГ было оснащено более 1000 магазинов», — отмечается на сайте. Главный владелец предприятия Айрат Амиров рассказал корреспонденту «БИЗНЕС Online», что среди клиентов были такие монстры ретейла, как X5 Retail Group, ЗАО «Тандер» (сеть «Магнит»), сеть бытовой техники Media Markt, а также компании «Домо», «Колорит», «Фикс прайс». Завод производил стеллажи для магазинов электроинструментов таких брендов, как Stanley и Stihl. Кроме торговой компания выпускала лабораторную мебель, модифицировала автобусы для перевозки лесных бригад, производила базовые станции сотовой связи, пекарные печи, остановочные павильоны, электрошкафы различных модификаций и другие изделия по заказам клиентов.

Согласно данным базы «Контур-Фокус», учредителями предприятия (в начале этого года переименованного в АО «Сириус») являлись сам Амиров, Лидия Евграфова и Айрат Шаймарданов (УК был разделен на три равные части). На конец 2014 года бухгалтерский баланс указан в размере 142 млн. рублей, выручка — 404 млн. рублей, чистая прибыль — 7,7 млн. рублей. При этом все стороны конфликта подтверждают, что сейчас контроль над предприятием находится у Амирова. Последний рассказывает занимательную историю того, как в его руках оказались другие акции: «Евграфова, по странному стечению обстоятельств, в 2014 году подарила свой пакет акций Каримову Альберту Анваровичу (в то время председатель совета директоров ОАО „Химград“, сейчас министр промышленности и торговли РТ — прим. ред.), а впоследствии он продал данный пакет акций мне. Но Евграфова до настоящего времени продолжает оставаться собственником половины производственной базы».

Стоит также отметить, что завод и ранее сталкивался с кризисами различной степени тяжести. Так, в 2009 году сообщалось о переходе работы предприятия на неполный рабочий день и в общем-то небольшой — 500 тыс. рублей — задолженности по зарплате. Уже в этом году «БИЗНЕС Online» писал о выплате сотрудникам 1 млн. рублей: конфликт тогда возник с 97 уволенными рабочими, которые не получили вовремя оплаты за апрель 2016 года. На момент ввода наблюдения в штате предприятия числились 150 человек.

ДОЛГ ПОГАШЕН НА 70%

Перейдем к сути происходящего. Амиров рассказал «БИЗНЕС Online», что является клиентом Сбербанка уже более 17 лет. Ранее КЗМИ обслуживался в Приволжском отделении Казани, в сотрудничестве с которым удалось пройти кризис 2008 - 2009 годов — тогда кредитная организация пошла на реструктуризацию задолженности. Роковой займ был взят в марте 2012 года, в результате завод купил на кредитные средства автоматизированную линию Iron итальянского производства и покрасочную установку Prima Cub, выйдя на новый уровень. Ему удалось заключить контракты с федеральными ретейлами, например, 100-миллионный — с ЗАО «Тандер». Однако в 2015 году долг предприятия был передан на обслуживание в отделение Сбербанка «Банк Татарстан», а параллельно набирал силу новый кризис. После того как экономика вошла в очередной штопор, крупные сети замедлили экспансию, и спрос на продукцию завода резко упал.

Владелец компании подчеркивает, что на входе в кризис из первоначально взятого кредита на 67 млн. рублей было погашено более 70% — 46 млн. рублей, ежемесячный платеж составлял 1,4 млн. рублей. По словам Амирова, видя складывающуюся ситуацию, он сам в октябре 2015 года начал выходить на руководство татарстанского Сбербанка. Его предложение по реструктуризации заключалось в том, что основной долг замораживается на один год, при этом предприятие продолжает платить проценты по кредиту. Основная претензия Амирова к кредитору — то, что он не предложил никакого варианта реструктуризации. Он сам, имея кризисный опыт 2008 года, уверен, что если бы банк, как в прошлый раз, дал ему шанс, завод смог бы расплатиться и не допустить развала производства.

Сбер в переговорах представляла Лиля Матвеева — начальник управления по работе с проблемными активами юрлиц отделения «Банк Татарстан». По словам Амирова, она предложила погасить долг, образовавшийся на конец 2015 года, взамен обещая «выйти на реструктуризацию» в этом году. КЗМИ на это, как утверждает его владелец, пошел, но далее банк, согласно версии Амирова, никаких «видений» по реструктуризации не озвучил. Более того, за январь-март 2016 года предприятие выплачивало проценты по кредиту (погашать основную сумму долга возможности не было). Как говорит владелец завода, выждав три месяца с момента прекращения платежей по «телу» кредита, Сбер потребовал досрочной уплаты всего остатка долга.

В апреле же произошло событие, которому Амиров придает особое значение: в сопровождении Матвеевой на кабриолете BMW на завод приехал некий Павел, представленный инвестором, «который мог решить все наши проблемы, вложившись в предприятие». Он осмотрел помещения, «проявил эрудированность о проблемах завода и его владельцах», однако никаких конкретных предложений по инвестированию не сделал. Служба безопасности завода при этом установила личность нежданного гостя — это Павел Яколин, учредитель обанкротившегося ООО «Премиум-Трейд», которое само должно Сбербанку свыше 73 млн. рублей.

В том же месяце банк сообщил о намерении обанкротить КЗМИ и в мае подал заявление в татарстанский арбитраж. Амиров пытался продолжить переговоры, но в начале июля ему вручили договор уступки прав в адрес подмосковного ООО «ПСО «Тандем». Согласно базе данных «Контур-Фокус», это крупная компания, выручка которой на конец 2014 года составляла более миллиарда рублей, принадлежащая Руслану Ахметзянову и Арарату Тадевосяну (в сумме их доля равна 90% в УК). При этом кредиторская задолженность «Тандема», согласно бухгалтерскому балансу, на конец 2014 года была также приличной — 457 млн. рублей.

По мнению юриста завода Руслана Рамазанова, такая схема была нужна для того, чтобы, пользуясь правами и преимуществами кредитной организации, войти в состав кредиторов по упрощенной схеме (без «просуживания» долга), что, по его мнению, может свидетельствовать о согласованных действиях татарстанского Сбербанка и «Тандема». Руководство завода металлоизделий предполагает: возможно, сотрудники банка нацелены на покрытие долгов более крупного должника — ООО «Премиум-Трейд» — за счет активов завода, поэтому АО «Сириус» считает, что договор уступки прав является мнимой сделкой, и хочет вернуть стороны в первоначальное положение. Так сказать, разведя боксеров по углам ринга. С этим требованием предприятие обратилось напрямую к руководителю Сбербанка Герману Грефу (копия одного из писем находится в распоряжении редакции). «Никому это оборудование в условиях кризиса не нужно, единственная причина — это развал нашего предприятия», — говорит Амиров.

«От этой сделки выиграет только определенный круг лиц, замешанных в данном деле, — продолжает он. — Если же это так, то получается, что против нас действует организованная группа в составе Сбербанка, ООО „ПСО „Тандем“, Яколина и Евграфовой, которые намерены осуществить рейдерский захват нашего предприятия, используя в качестве повода наличие задолженности, несоразмерной стоимости оборудования». Упомянутая итальянская линия, по словам основного акционера КЗМИ, на момент приобретения стоила 1,3 млн. евро, сейчас же такая новая стоит примерно 1,7 млн. евро. Свое оборудование владелец компании оценивает примерно в миллион евро, или порядка 70 млн. рублей. По его мнению, стоимость оборудования несоразмерна существующему долгу.

КАК ВОЗБУДИТЬ ПОДОЗРЕНИЯ У КРЕДИТОРА

«БИЗНЕС Online» получил комментарий от второй стороны конфликта, после чего история заиграла новыми красками. По словам представителей татарстанского отделения Сбербанка, Амиров перестал платить по кредиту в январе 2016 года, основная причина — снижение объемов продаж предприятия, а также уход основного заказчика — ЗАО «Тандер». Возможность реструктуризации рассматривалась в течение трех месяцев — с января по март 2016 года, однако в подтверждение своей платежеспособности компания не предоставила иных контрактов, которые бы доказывали потенциальную способность предприятия держаться на плаву. А это автоматически исключает возможность реструктуризации. Более того, банк пришел к выводу об отсутствии доказательств возможности выплаты даже одних процентов, без погашения «тела» долга.

Также банк принял во внимание, что за указанные три месяца заемщик изменил наименование с ЗАО «КЗМИ» на ЗАО «Сириус», юридический адрес, а реальные операции стал осуществлять от имени ИП Амирова и вновь созданного ООО «КЗМИ». Таким образом, деятельность от лица заемщика была формально прекращена. В дополнение ИП Амиров подал исковое заявление о взыскании с «Сириуса» задолженности в 11 млн. рублей за арендные платежи, другой бывший учредитель обратился с иском в 3 млн. рублей. Все это, по мнению банкиров, является классическими признаками намерения собственников уйти от выплат долга через процедуру банкротства, отмечают в банке. Также на решение кредитной организации повлияло и наличие корпоративного спора между учредителями, выраженное, в частности, в наложении ареста на часть имущества Амирова.

В Сбербанке подтверждают, что Яколин является руководителем и совладельцем иного предприятия-должника, однако отмечают, что он обратился в апреле 2016 года к ним как частное лицо по своей инициативе, заинтересовавшись опубликованным списком заложенного в Сбербанке имущества, предлагаемого к приобретению. В числе последних находилось и оборудование КЗМИ. В результате состоялся единственный совместный выезд на завод Матвеевой и Яколина. Причем последний по данному вопросу впоследствии в банк больше не обращался.

По обращениям же Амирова в адрес Грефа были проведены проверки, «доказательств вины сотрудников кредитного учреждения не установлено». За этой сухой формулировкой официального ответа Сбербанка на запрос «БИЗНЕС Online» также кипят нешуточные страсти. Близкие к банку источники рассказывают, что по жалобам Амирова были проведены тщательнейшие проверки, руководству татарстанского отделения «пришлось ой как не сладко», но в итоге признаков незаконных действий с его стороны не нашли.

Также в Сбере утверждают, что банкротство должника не является желаемым сценарием, так как предполагает отсрочку в выплате задолженности. Однако анализ состояния конкретного предприятия показал, что данный шаг является оптимальным. Произошедшая переуступка долга также связана с длительностью возврата — ПСО «Тандем» оплатило банку 85% задолженности завода Амирова. Учитывая, что среднее время возврата подобных проблемных кредитов составляет не менее двух лет, банк принял данное предложение.

На весомые доводы банкиров Амиров отвечает, что возможности покрывать проценты у компании были, и он предлагал банку вместо полагающихся 200 тыс. рублей в месяц по процентам выплачивать в полтора раза больше. Как уже говорилось, он выплачивал проценты с января по март в надежде на реструктуризацию, а перестал вносить платежи лишь после заявления банка о выходе на банкротство. Для справки: в судебном акте о введении наблюдения от конца июля 2016 года указывается, что тело долга составляет 21,4 млн. рублей, просроченных процентов — 426,7 тыс. рублей и 294 тыс. неустойки. Учитывая, что проблемным, по сути, является только 2016 год, за 7 месяцев получается не такая уж и большая сумма по процентам. С другой стороны, не будем забывать, что даже 300-тысячной задолженности достаточно для открытия банкротного дела.

КАК ВЗЫСКАТЬ ДОЛГИ С САМОГО СЕБЯ

Вернемся к удивительному факту: Амиров и его бывшая соратница, как оказалось, тоже взыскивают с КЗМИ долги, что подтверждает картотека арбитражных судов. Первой в феврале 2016 года с иском к предприятию обратилась Евграфова, добившись взыскания задолженности по уплате арендных платежей за октябрь-январь 2016 года в размере 3,3 млн. рублей. В документах раскрывается, что Евграфова и Амиров (доли были разделены поровну) в качестве ИП сдавали собственному заводу производственные площади. Среди имущества перечисляются расположенные в Казани по улице Складской, 5 главный производственный корпус в почти 5 тыс. кв. м, механический корпус в 2,5 тыс. кв. метров. Договоры аренды были зарегистрированы в управлении федеральной регистрационной службы по РТ еще в мае 2007 года.

КЗМИ был против удовлетворения иска Евграфовой, но проиграл и сейчас оспаривает дело в апелляции. Следом по аналогичным основаниям подал иск Амиров — его требования на 11 млн. рублей также удовлетворены (получается, деньги он отсудил у самого себя). Последнее можно, в принципе, расценивать как способ в проигрышной ситуации влезть в реестр кредиторов и сделать процедуру банкротства более контролируемой для бывшего собственника.

Тем временем хронология событий содержит любопытный факт. Примечательно, что Амиров свой иск по арендным платежам подал 7 апреля 2016 года, а Сбербанк опубликовал намерение обратиться в арбитраж с заявлением о признании АО «Сириус» банкротом лишь спустя 5 дней — 12 апреля 2016 года. Так что ход акционера вполне мог стать каплей, переполнившей чашу терпения кредитора. Амиров это объясняет тем, что ему уже было известно окончательное решение банка банкротить предприятие, мол, это вынужденный шаг, который не понадобился бы при реструктуризации задолженности. И вообще, ему, в отличие от банка, для подтверждения долга требовалось судебное решение. Евграфова тем временем успела переуступить права требования арендной платы «свежеиспеченному» предпринимателю из Московской области.

«ИНСИНУАЦИИ, БРЕД И ВЫМЫСЕЛ»

Корреспонденту «БИЗНЕС Online» также удалось узнать мнение о всем происходящем у Яколина, которому руководство завода приписывает почти демонические планы. Отметим, что самым известным его активом являлось ООО «Премиум Трейд» (представитель компаний «Лебедянский», «Вимм-Билль-Данн», «Рошен», «Сан ИнБев»), которое в 2011 - 2012 годах входило в Топ-300 крупнейших компаний Татарстана по версии «БИЗНЕС Online». Компания занимала 265-е и 275-е места с объемом реализации в 2011 году в 816 млн. рублей. В предприятии Яколину принадлежало 25%. Однако затем фортуна отвернулась, и компания в середине 2015 года была признана банкротом. Всего в реестр требований кредиторов включены 9 требований на сумму в 87 млн. рублей, из них требования Сбербанка составляют более 73,3 млн. рублей. В судебных документах упоминается, что недвижимого имущества у предприятия не обнаружено.

Яколин уже в начале разговора немало удивился приписываемым ему схемам, отметив, что никто ему раньше такого рода претензий не предъявлял. Комментировать свои долги перед банком он не стал, но свое видение ситуации вокруг КЗМИ описал. По его словам, осмотреть помещения завода его попросила компания, изучавшая возможность инвестиций. Однако он сам ни к руководству, ни к учредителям ее не имеет никакого отношения и был привлечен лишь в роли эксперта. «Все остальное считаю инсинуациями, бредом и вымыслом», — заявил предприниматель.

Яколин также рассказал нашему журналисту, что от учредителей «Сириуса» в ходе посещения поступило лишь предложение по инвестированию в проект, связанный с системами регулировки пешеходного движения, и продолжения история с посещением завода не имела. Отметим, что, по данным Амирова, в качестве потенциального инвестора их компанией в Сбербанке интересовалось некое ООО «Техстрой». При этом, согласно базе данных «Контур-Фокус», Яколин не является руководителем или учредителем компании с таким названием, как нет его среди учредителей и руководителей ПСО «Тандем».

Амиров, в свою очередь, возмущен заявлением Яколина. «Всю жизнь занимался пивом, умудрился прогореть, никогда в промышленности не работал. Какой он эксперт?» — говорит он. Напоследок владелец КЗМИ рассказывает о нескольких звонках от своих поставщиков оборудования из Москвы и Санкт-Петербурга, которым якобы звонил лично Яколин и предлагал принадлежащую заводу итальянскую линию, выдавая ее «уже как за свою». Также он отмечает, что Яколин имеет личное поручительство перед банком, и удивляется, почему тот до сих пор не принимает в отношении него более решительных мер.

БРИТОГОЛОВЫЕ ЗАВОДЧАНЕ

Теперь о корпоративном конфликте, о котором упомянул Сбербанк. Представитель Евграфовой, адвокат Елена Дмитриева, описала «БИЗНЕС Online» ситуацию в компании с точки зрения вышедшего из КЗМИ в 2014 году совладельца. По словам Дмитриевой, на тот момент завод обладал огромным потенциалом, грамотным трудовым коллективом, большой платежеспособной клиентской базой и существенными поступлениями, которых хватало как для закрытия долга перед банком, так и для дальнейшего развития.

«И вместо того, чтобы просто и честно работать на прекрасной базе, Амиров в жажде единоличного владения всем бизнесом объявил войну двум женщинам: партнеру Лидии Евграфовой, с кем проработал почти полтора десятка лет, и бывшей жене, с которой прожил более 30 лет. У одной — право собственности на половину недвижимости предприятия, а другая имеет право на половину всего нажитого в браке. Но ни у кого нет доступа на свои территории», — заявляет адвокат, на суде поддержавшая требование ПСО «Тандем» о банкротстве предприятия.

Дмитриева также ставит в вину Амирову смену известного всей стране брендового наименования на скромное АО «Сириус», а также перемену юридического адреса и гендиректора, перевод деятельности на ИП. Стиль управления Амирова адвокат называет «токсичным менеджментом»: «Именно так и можно охарактеризовать систему правления Амирова: установление нелепых требований (например, побрить налысо мужчин-подчиненных), разъяснить персоналу, кого можно поздравлять с днем рождения, а кого нельзя, с последующей проверкой всех на детекторе лжи и тому подобное. С угрозами, оскорблениями, прослушкой и видеонаблюдением. Именно по этой причине уволилась Евграфова и другие прекрасные специалисты: бухгалтеры, менеджеры продаж и прочие», — рассказывает адвокат.

Амиров тоже переходит на личности, заявляя, что в отношении Евграфовой как бывшего финансового директора и Владимира Блинова как бывшего гендиректора завода в январе 2016 года было возбуждено уголовное дело в связи с уклонением от уплаты налогов в крупном размере, совершенным группой лиц. Дело прекращено по нереабилитирующим основаниям — в связи с личным ходатайством Блинова о прекращении дела за истечением срока давности. «Иными словами, Блинов взял вину на себя», — считает Амиров. Напоследок владелец завода не слишком тонко намекает: «Имеются еще факты хищений денежных средств с завода неопределенной группой лиц. В этом направлении тоже ведется работа...»

В общем, типичная история для эпохи перемен и кризисной экономики. «БИЗНЕС Online» будет следить за развитием этой коллизии на бывшем Казанском заводе металлоизделий.