Зачем взяли «языка» в Министерстве культуры

ФСБ против ФСО: чистка в самом бедном ведомстве России — результат обострившейся борьбы силовых кланов за последние крошки бюджета
21.03.2016
На прошлой неделе в Министерстве культуры разгорелся крупный коррупционный скандал: по подозрению в совершении мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) были задержаны заместитель министра культуры Григорий Пирумов, его подчиненный, начальник департамента управления имуществом и инвестиционной политики Борис Мазо, глава подведомственного Минкульту ФГУП «Центрреставрация» Олег Иванов, а также руководители компаний-подрядчиков — Никита Колесников, Дмитрий Сергеев и Александр Коченов. Однако в этом, вроде бы рядовом коррупционном деле (упоминаются смешные суммы — от 3  до 50 млн рублей), бросается в глаза одна странность: расследование почему-то ведет не МВД, а следствие Федеральной службы безопасности, а фигуранты, арестованные судом, помещаются ни в какую-нибудь «Бутырку», а в «Лефортово».

Уголовное дело против чиновников Министерства культуры и предпринимателей, участвовавших в освоении бюджетных средств, выделенных на реставрацию объектов архитектурного наследия, состоит, по мнению следствия, из двух преступных эпизодов.

Первый связан с реализацией столичным ООО «Реставрационный проект» государственного контракта на выполнение работ по реставрации Иоанно-Предтеченского ставропигиального женского монастыря, входящего в ансамбль Ивановского монастыря. Следствие полагает, что в 2015 году по указанию заместителя министра культуры Григория Пирумова его подчиненный Борис Мазо способствовал победе в конкурсе подконтрольного этой группе чиновников ООО «Реставрационный проект» с ценой предложения в размере 28,8 млн рублей, а затем предприниматель Никита Колесников при получении авансового платежа в сумме 11 млн рублей вывел по фиктивным договорам около 3 млн рублей.

По словам источника, близкого к следствию, в период исполнения этого контракта оперативники ФСБ уже вовсю осуществляли комплекс оперативно-следственных мероприятий в отношении чиновников федерального ведомства и их отдельных подрядчиков, что позволило получить достаточные доказательства причастности к созданию мошеннических схем Пирумова и Мазо. Надо отметить, что косвенно это подтверждают и сводки телефонных переговоров, представленные следователем СУ ФСБ в Лефортовский суд при избрании участникам аферы меры пресечения, — все они датированы 2015 годом.

Никита Колесников, которому следствие отвело роль исполнителя воли чиновников Минкульта, на первом допросе категорически отрицал не только участие в хищении, но и какое-либо отношение к «Реставрационному проекту» в принципе. По данным ЕГРЮЛ, в числе учредителей и руководителей этого ООО он действительно никогда не значился: компания принадлежит неким Юрию Чекунову и Павлу Ковшарову через ООО «ЖБИ-121». Между тем в период 2010—2013 годов управлял компанией  родственник арестованного — Александр Колесников. Самого же фигуранта в ФСБ считают лицом, контролировавшим деятельность «Реставрационного проекта», — на это, по словам близкого к следствию источника, указывают данные прослушки телефонных переговоров и наружного наблюдения.

Справка «Новой»

В холдинговую компанию «Форум» входит многофункциональный морской перегрузочный комплекс «Бронка», завод по производству оборудования для нефтегазовой отрасли «Измерон», прядильно-ниточный комбинат (часть коммерческих площадей комбината оборудована под Единый центр документов и сдается в аренду государственным органам — управлениям ФМС, ГИБДД, Росреестра, Минздрава и др.), ассоциация охранных предприятий «Магистраль», строительная компания «БалтСтрой». Помимо этого предприятия холдинга реализуют девелоперские проекты, являются эксклюзивными дистрибьюторами итальянских брендов одежды и владеют несколькими ресторанами в Санкт-Петербурге.


Ухватили за эпизод

Надо отметить, что ООО «Реставрационный проект», учрежденное в 2009 году, начало работать с бюджетными средствами относительно недавно — в 2014 году. С тех пор компания стала генподрядчиком Минкульта по меньшей мере по 25 государственным контрактам на общую сумму около 830 млн рублей. При этом самый крупный лот — реставрация башни «Крон-Принц» и мансардного этажа оборонительной казармы, входящих в состав Крепости Фридриха Великого 1759 года в Калининграде, — стоимостью 413 млн рублей «Реставрационный проект» получил в 2015 году.

«При таком объеме государственного заказа хищение 3 млн рублей выглядит смешно, но именно эту сумму удалось задокументировать так, чтобы у прокуратуры не было никаких оснований отменить постановление о возбуждении дела», — говорит источник, близкий к следствию. Вместе с тем эпизод с реставрацией Иоанно-Предтеченского монастыря следствие считает второстепенным, признает собеседник: «В основе <уголовного дела> лежит хищение при ремонтно-реставрационных работах в Псковской области».

Интересующие следствие работы по сохранению ансамбля Изборской крепости — тот самый «первостепенный эпизод» — проводились в 2012 году, а уже в конце 2013-го стали объектом пристального внимания аудиторов Счетной палаты. Федеральные ревизоры тогда проверяли эффективность использования бюджетных средств Министерством культуры при подготовке к празднованию 1150-летия основания города Изборска Псковской области. Общий объем финансирования из федерального бюджета мероприятий в Изборске составил 1,3 млрд рублей, значительную долю денег освоило АО «БалтСтрой».

Примечательна предыстория реставрации объекта в Изборске: в 2011 году работы выполняло ООО «Псковская реставрационная мастерская № 1», заключившее государственный контракт на сумму 29 млн рублей, однако уже в мае 2012 года генеральный подрядчик поменялся — основной объем реставрации (стоимостью 294 млн рублей) был передан «БалтСтрою». Псковская мастерская, следует из акта контрольного мероприятия, не успела продлить лицензию на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия — и по результатам предквалификационного отбора уступила место на пьедестале компании из Санкт-Петербурга.

Мастера перестройки

«БалтСтрой» с портфелем госзаказов на сумму свыше 20 млрд рублей к тому моменту уже был известен на рынке реставрации как «головной исполнитель» Федеральной целевой программы «Культура России 2012—2018 гг.», получающий самые крупные государственные контракты. Среди таковых: Государственный Эрмитаж, Большой Кремлевский дворец, Центральная башня Главного адмиралтейства, Большой драматический театр им. Товстоногова, Московская консерватория, Морской собор в Кронштадте и др.

Согласно акту Счетной палаты, незадолго до сдачи объекта реставрации в эксплуатацию, Минкульт и «БалтСтрой» заключили дополнительное соглашение, в соответствии с которым «госзаказчик и генподрядчик освобождаются от взятых на себя обязательств по государственному контракту».

Этот факт смутил не только федеральных аудиторов, но и местных правоохранителей — весной 2013 года следственным управлением СКР по Псковской области было возбуждено уголовное дело по факту злоупотреблений, материалы которого и перекочевали к чекистам в текущее уголовное дело.

Органы собеса

Такое внимание к главному реставрационному подрядчику России насколько удивительно, настолько же закономерно. Удивительно — потому что «БалтСтрой» входит в холдинговую компанию «Форум», принадлежащую предпринимателю Дмитрию Михальченко и отставному генералу ФСБ Николаю Негодову, считающимися одними из самых влиятельных людей в Санкт-Петербурге и обладающими обширными связями в высших силовых эшелонах. Закономерно — поскольку бизнес фактических владельцев «БалтСтроя» одной лишь реставрацией монастырей не ограничивается.

В интервью Forbes Дмитрий Михальченко признавался, что с Николаем Негодовым познакомился в середине нулевых через генерального директора Регионального общественного фонда поддержки ветеранов ФСБ и СВР Владимира Рукинова. Негодов, с 1977 года служивший в органах безопасности СССР и России, в 1997–1998 годах был заместителем начальника УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Тогда же по соседству с УФСБ был зарегистрирован фонд, а заместителем начальника УФСБ значился нынешний глава ФСО Евгений Муров («БалтСтрой», к слову, после повышения Мурова активно получал подряды у подведомственного ФСО предприятия — ФГУП «Атэкс»).

Уволившись из ФСБ, Негодов некоторое время возглавлял отдел кадров пивоваренной компании «Балтика» (один из учредителей и доноров фонда), а в 2002 году стал заместителем министра, курирующим морской транспорт. Спустя год он возглавил подведомственное Минтрансу ФГУП «Росморпорт», в чьем ведении находились федеральные объекты в зонах морских и речных транспортных портов.

Негодова и Михальченко объединил именно портовый бизнес, признавался в интервью последний: им удалось начать реализацию проекта строительства многофункционального морского перегрузочного комплекса «Бронка», который сможет в 2017—2018 годах обрабатывать 1,9 млн контейнеров и 260 тысяч единиц колесной техники в год. Проект входит в Федеральную целевую программу «Развитие транспортной системы России 2010—2020 гг.» и предполагает финансирование в размере 82,2 млрд рублей. Параллельно Михальченко возглавлял подконтрольное фонду АНО «Управление делами», через которое и реализовывались проекты в интересах ветеранов спецслужб.

Впрочем, именно с интересами Михальченко и Негодова в портовом бизнесе связывают нападки ФСБ на «БалтСтрой» опрошенные нами эксперты. При этом, отмечают несколько из них, несмотря на формальное наличие лишь одного порта, этот тандем считается негласным оператором и других портов, а в собственности их компаний есть несколько паромов.

Арест как сигнал

По словам заместителя председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрия Горовцова, нынешнее «реставрационное дело» — лишь малая часть того, что в ближайшем будущем может реализовать ФСБ: «Подразделение, которое ведет оперативное сопровождение уголовного дела, связанного с хищениями средств федерального бюджета, выделенными Министерством культуры, на протяжении последних лет занималось разработкой лиц, причастных к контрабанде. Именно с этим делом связаны отставка Вадима Уварова и уголовное преследование Павла Смолярчука».

Подразделение, о котором говорит Горовцов, — управление «К» (контрразведка в кредитно-финансовой сфере) СЭБ ФСБ России, а Уваров и Смолярчук — экс-начальник отдела по борьбе с контрабандой и коррупцией в таможенных органах СЭБ ФСБ и бывший оперативный работник по борьбе с таможенными преступлениями Главного управления по борьбе с контрабандой ФТС РФ соответственно. Вадим Уваров и Павел Смолярчук приходятся друг другу свояками. В декабре 2015 года Смолярчук был задержан сотрудниками ФСБ в рамках уголовного дела, возбужденного центральным аппаратом СКР по факту дачи взятки сотруднику ФТС при оформлении грузов компаниями-импортерами.

Как эти лица связаны с бизнесом Михальченко и Негодова, Горовцов не поясняет, однако предполагает: оба уголовных дела (по факту мошенничества в Минкульте и взятки в ФТС) — звенья одной цепи.

Примечательно, что после проведенных обысков в офисе «Форума» в рамках «реставрационного дела» отдельные СМИ сообщили о задержании Дмитрия Михальченко. Сам совладелец «Форума», не скрывающий близких отношений с высокопоставленными силовиками, новость о своем аресте иронично опроверг.

Источник в ФСБ намекает, что дезинформация в СМИ — не журналистская оплошность, а «недвусмысленный сигнал определенным лицам».

Таким же сигналом собеседник называет и арест Лефортовским судом двух сотрудников холдинга в рамках уголовного дела, возбужденного по факту мошенничества, — управляющего «БалтСтроя» Александра Коченова и генерального директора Дмитрия Сергеева, плотно интегрированных в бизнес всего холдинга Михальченко и Негодова. При этом избежать меры пресечения Коченову не позволило даже наличие у него онкологического заболевания.

От редакции

Особенности протекания кризисов в России в том, что они не меняют структуру экономики, но зато обостряют борьбу за становящиеся редкими ресурсы. Это в полной мере касается неформальных рынков и их кураторов. Раньше представителям таких могущественных кланов, как ФСБ и ФСО, и в голову не пришло бы бодаться из-за рынка реставрации емкостью несколько миллиардов рублей в год.

Закон сохранения материи никто не отменял даже тут, то есть объем освоенных средств не может превышать объема выделенных. Но есть и обратная закономерность: объем материалов, полученных в ходе оперативной работы, превышает количество возбужденных по ним уголовных дел.

Объединив эти фундаментальные закономерности, получаем теорему: по мере сокращения расходов бюджета растет количество уголовных дел. И в данном контексте арест чиновников Минкульта может восприниматься как начало реализации длительной спецоперации, по переделу не только реставрационного бизнеса, но и серьезных «пирогов», принадлежащих бизнесменам из Северной столицы. Значит — опять началась война «силовых крыш», а замминистра и другим арестантам в ней отводится роль «языков».

«Новая газета» будет следить за развитием событий, доказывающих справедливость этого утверждения.