За фиктивные сделки дали реальные годы

В Краснодаре осужден последний фигурант дела о мошенничестве с налогами на 451 миллионов рублей.
04.09.2018
Краснодарец Эдуард Щербина, обвинявшийся по девяти эпизодам мошенничества на общую сумму 451 млн руб., приговорен к четырем годам колонии и штрафу в размере 500 тыс. руб. Подсудимый входил в состав преступной группы, путем налоговых махинаций похищавшей деньги из бюджета, для чего был создан ряд фиктивных фирм и подделывались документы на возмещение НДС. Все члены группы уже получили сроки, Эдуард Щербина же четыре года скрывался за границей, пока не был экстрадирован из Австрии. Юристы считают наказание ему «нетипично мягким» с учетом имеющейся совокупности преступлений.

Советский районный суд Краснодара приговорил к четырем годам колонии общего режима и штрафу в размере 500 тыс. руб. члена организованного преступного сообщества, четыре года скрывавшегося за границей. Как сообщили в прокуратуре Краснодарского края, речь идет о краснодарце Эдуарде Щербине. Его признали виновным в совершении девяти преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество), ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой, в особо крупном размере) и ч. 1 ст. 327 УК РФ (подделка иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования).

По данным прокуратуры, осужденный вместе с четырьмя жителями Краснодара и Ейска с 2008 по 2011 год предоставляли в краевые налоговые органы документы, содержащие ложные сведения о праве ряда коммерческих организаций на возмещение НДС. Они похитили из бюджета РФ более 394 млн руб., а также покушались на хищение еще более 57 млн руб. В 2011 году деятельность сообщества пресекли, сообщников главного фигуранта уголовного дела осудили, а сам он скрылся от правосудия и с сентября 2011 по июнь 2015 года находился в розыске. Задержали Эдуарда Щербину в 2015 году на территории Австрии и экстрадировали в Москву.

Как ранее сообщал “Ъ”, уголовное дело расследовало управление ФСБ РФ по Краснодарскому краю. Кроме Щербины к группировке были причастны безработный Андрей Дудий, а также бухгалтеры Татьяна Мерзлая и Татьяна Закопайко. Еще один сообщник — предприниматель Валерий Тен, который изготавливал фальшивые документы.

По версии обвинения, через специально зарегистрированные компании, которые якобы занимались закупками дорогостоящего электрооборудования (магнитные пускатели, газоанализаторы воздуха), проводились фиктивные сделки на крупные партии товара. Затем на основании фальшивых документов фигуранты дела обращались в налоговую службу за возвратом якобы выплаченного НДС. При этом злоумышленники уходили от ответственности даже во время выездных проверок ФНС, демонстрируя проверяющим офисы компаний, в которых «работали» специально нанятые люди, выдававшие себя за реальных сотрудников.

Ранее “Ъ” сообщал, что Андрей Дудий и Татьяна Закопайко в феврале 2013 года были признаны виновными в мошенничестве в особо крупном размере и подделке документов, а Валерий Тен — в подделке документов. Суд приговорил Дудия к трем годам колонии со штрафом в размере 500 тыс. руб., Закопайко — к трем годам условно, а Тена — к шести месяцам ограничения свободы. Татьяна Мерзлая скрывалась за рубежом, она была осуждена в мае 2014 года к четырем годам колонии и штрафу в размере 300 тыс. руб. Также суд постановил взыскать с обвиняемых солидарно ущерб, нанесенный бюджету РФ.

Адвокат Эдуарда Щербины Александр Салфетников сообщил, что пока не ознакомился с текстом приговора. «Моего подзащитного взяли под стражу в зале суда, так что мы еще с ним не общались. После консультации примем решение, обжаловать ли приговор»,— сообщил “Ъ-Кубань” господин Салфетников, отказавшись от дальнейших комментариев.

Как пояснил краснодарский адвокат Сергей Крайних, ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество») предусматривает ответственность в виде лишения свободы на срок до десяти лет со штрафом до 1 млн руб., при этом нижняя граница по сроку лишения свободы и по размеру штрафа статьей не установлена. Фактически законодатель предоставил достаточно широкий диапазон судейского усмотрения в данном случае, констатирует господин Крайних. «Рассматривая конкретный случай и оценивая размер наказания, приходится признать сверхлояльность суда, вызванную, скорее всего, экстраординарной совокупностью смягчающих обстоятельств либо слабостью доказательственной базы. В любом случае, на мой взгляд, это нетипично мягкое наказание с учетом имеющейся совокупности преступлений»,— считает собеседник издания.