За что «Газпром» хотят отстранить от миллиардных газовых контрактов в Узбекистане

Узбекские чиновники обвиняют структуры российского концерна в завышении стоимости работ и затягивании сроков по госконтрактам на 2 миллиарда долларов.
11.09.2019
Высокопоставленные узбекские чиновники пытались не допустить структуры «Газпрома» к участию во втором этапе национальной программы по увеличению добычи улеводородородного сырья, выяснили «Открытые медиа».

На первом этапе связанные с газовым концерном компании получили $2 млрд контрактов на бурение и ремонт скважин, а также право на экспорт газа. Второй, еще более дорогой этап чиновники правительства предлагали отдать другим операторам и подрядчикам из-за неэффективности схемы с участием структур «Газпрома». Связанные с российским концерном подрядчики завышают цены, некачественно и медленно выполняют работы, следует из правительственных документов, оказавшихся в распоряжении редакции.

Источники в кабинете министров, министерстве энергетики Узбекистана и самом «Газпроме» подтвердили «Открытым медиа», что «такая тема есть». Однако шансов на полный успех демарша мало, потому что позиции российского концерна в республики очень сильны, признают они. По их данным, тендеры по второму этапу пройдут в ближайшее время.

Как структуры «Газпрома» стали отвечать за новые месторождения Узбекистана

Государственная программа по увеличению добычи углеводородного сырья в 2017—2021 годах была утверждена в Узбекистане в 2017 году указом президента Шавката Мирзиёева, занявшего этот пост несколькими месяцами ранее. Её целью было развитие нефтегазовых и газоконденсатных месторождений Устюртского, Бухаро-Хивинского, Сурхандарьинского и Ферганского регионов и увеличение добычи газа на 53,5 млн куб. м или на 87%, газового конденсата — на 1,1 млн т и нефти — на 1,9 млн т. Общая стоимость программы тогда оценивалась в $3,8 млрд, а первого этапа, рассчитанного на 2017−2018 годы, — примерно в $2 млрд.

Сейчас Узбекистан занимает 11 место в мире по добыче природного газа и 10 место по потреблению природного газа. По официальным оценкам за 2016 год, доказанные запасы нефти составляют около 82 млн тонн, газа — 1,85 трлн куб. м. Экспорт энергоносителей, а также химической продукции за прошлый год составил свыше 28% от всего экспорта товаров и услуг.

Оператором первого этапа программы стала дочка «Газпрома», взявшая у «Газпромбанка» кредит на оплату работы подрядчиков, которыми оказались структуры, связанные с этим банком. Вот как это произошло.

Реализацию первого этапа кабмин поручил совместному предприятию Natural Gas-Stream, созданному за год до этого для другого проекта — разведки и разработки месторождений Устюртского района. СП учредили крупнейшая государственная корпорация страны «Узбекнефтегаз», российский «Газпром» и кипрская Almax Holding. В правительственных документах упоминается, что «Узбекнефтегаз» и структуры «Газпрома» участвуют в СП на паритетной основе, доля Almax Holding не указывается.

«Узбекнефтегаз» должна была вложить в новую программу увеличения добычи $504 млн собственных средств, а Natural Gas-Stream обязывалась привлечь около $1,489 млрд иностранных кредитов. Взамен правительство разрешило СП зарабатывать деньги для реализации программы на комиссионных от экспорта газа. Кабмин должен был ежегодно утверждать объем газа для передачи Natural Gas-Stream. (Например, в мае 2019 года постановлением кабмина ей на 2019−2020 годы выделено более 1,4 млрд кубометров газа, исходя из расчетной экспортной цены в $185 за тысячу кубометров).

Также кабинет министров поручил Natural Gas-Stream выбрать на конкурсе подрядчиков для программы, чтобы «вывести процедуру из-под бюрократического контроля и ускорить реализацию программы».

Кто получил господряды на $2 млрд

Тендеры прошли непублично, конкуренции на них не было, утверждает источник «Открытых медиа» в правительстве Узбекистана. По их итогам зарегистрированные в Дубае и Австрии компании международной группы Eriell получили контракты общей стоимостью в $1,7 млрд на строительство 248 газовых и 48 нефтяных скважин, а также на капремонт 328 скважин. А сингапурская Enter Engineering РТE стала подрядчиком строительства технологических объектов и модернизации предприятий стоимостью $290,9 млн и 135 млрд сум (около $14 млн). Камбин освободил подрядчиков от уплаты НДС как инвесторов нефтегазовой отрасли.

Оба выбранных подрядчика оказались связаны со структурами «Газпрома». Enter Engineering подконтрольна «Газпромбанку», а в международной нефтесервисной группе Eriell «Газпромбанку» принадлежит 39,6%.

Крупнейший же акционер Eriell, основанной, по собственным данным, в Чехии, — узбекский бизнесмен Бахтиер Фазылов. Он же — совладелец офшора Almax, вошедшего в учредители Natural Gas-Stream, отбиравшей подрядчиков. Фазылов известен как деловой партнер Шарифа Иноятова, сына Рустама Иноятова, двадцать лет руководившего Службой национальной безопасности Узбекистана. Например, в России у Фазылова и Иноятова есть совместный актив — птицефабрика «Воловской бройлер».

До 2010 года контракты на разработку новых месторождений и экспорт газа в Узбекистане по большей части доставались шведской компании Zeromax. Кредиторы фирмы считали её бенефициаром Гульнару Каримову, дочь первого президента Узбекистана Ислама Каримова. Сама она связь с компанией всегда опровергала. В 2008 году, по оценке представителей Zeromax, активы компании — нефтегазовые, аграрные и телекоммуникационные предприятия — оценивались в $4,5 млрд. В 2010 году Zeromax, из которой перед этим были выведены все средства, объявила о банкротстве. Её имущество в Узбекистане было конфисковано, глава предприятия, близкий к Каримовой Миродил Джалолов, попал за решетку. Против Каримовой были возбуждены уголовные дела в Узбекистане и Европе по обвинениям в коррупции и вымогательстве. В 2016 году президент Каримов умер, его место занял Мирзиёев, в 2017 году дочь первого президента была арестована. Место Zeromax заняли структуры, связанные с «Газпромом», утверждают узбекские чиновники.

Именно хорошими связями с СНБ источники в министерстве энергетики Узбекистана и игроки нефтегазового рынка объясняли удачное развитие бизнеса Eriell и Natural Gas-Stream. Eriell с 2010 года стала крупнейший нефтесервисной компанией Узбекистана. «Они вовремя сумели договориться со всеми с СНБ и забрали себе две трети рынка», — утверждает чиновник кабмина. А Natural Gas-Stream входит в число крупнейших экспортеров газа в стране.

Удача отвернулась от компаний, связанных с Фазыловым и Газпромбанком, после того, как Рустам Иноятов в 2018 году ушел из СНБ. Например, в прошлом году решением президента Мирзиёева было остановлено строительство нового нефтеперерабатывающего завода в Джизаке: было решено, что рентабельнее реконструировать существующие предприятия. Генподрядчиком проекта, инвестиции в который правительство оценивало в $2,78 млрд, была Enter Engineering. Урегулировать вопрос в Узбекистан в этом году прилетал сам глава «Газпрома» Алексей Миллер, очень возмущался, но возобновления проекта не добился, утверждают источники «Открытых медиа» в кабмине и Министерстве энергоресурсов.

Что теперь ставят в вину структурам «Газпрома»

В 2019 году выяснилось, что реализация госпрограммы по увеличению добычи углеводородов сильно отстает от планов. Это следует из официального отчета, составленного к 1 января 2019 года Межведомственным комитетом по вопросам топливной и энергетической безопасности базовых отраслей промышленности при кабинете министров республики Узбекистан, с которым ознакомились «Открытые медиа». В документе указано, что к этому времени построено всего 188 скважин (146 газовых и 42 нефтяных) при плане в 294 скважины, а введены в эксплуатацию и вовсе только 148 из них (117 газовых и 31 нефтяная). Темпы ремонта скважин отставали от запланированных чуть ли не в два раза, следует из отчета.

Авторы документа упрекали ответственных за программу и в низком качестве геологоразведки. «Анализ эффективности реализации первого этапа данной программы выявил отсутствие соответствующего объективного анализа при выборе скважин, а именно не были определены потенциальные возможности скважин по отдаче углеводородов, и как следствие, достигнутые фактические результаты по завершенным скважинам оказались более чем вдвое ниже (выполнение на 35−50%) прогнозных объемов добычи, отраженных в программе», — указано в документе. Скважины даже бурились «вне периметра контрактной площади», указывали авторы доклада. Из-за всего перечисленного «Узбекнефтегаз» снизила добычу в 2018 году на 2 млрд куб. м, отмечают они.

Все дело в том, что из-за бюрократических проблем геолого-технические мероприятия пришлось отложить минимум на полгода, соответственно, задерживается и программа, объяснил «Открытым медиа» человек, близкий к руководству «Газпромбанка». Была и задержка с финансированием: долго согласовывали условие залогов и кредитов с «Газпромбанком» и китайским Фондом шелкового пути, которые финансируют программу, продолжает он. По его словам, нагнать график подрядчики надеялись до конца 2019 года.

Что случилось с финансированием

Темпы привлечения кредитов действительно отставали от планов. Natural Gas-Stream удалось взять взаймы лишь немногим больше половины запланированного — $800 млн, из них $600 млн — у китайского Фонда Шелкового Пути, а $200 млн — у «Газпромбанка». Причем китайский фонд предоставил кредит под 4% годовых, а «Газпромбанк» — под 7%.

Под договором между Natural Gas-Stream и «Газпромбанком» стоит только одна реальная подпись — зампреда правления банка, в прошлом управляющего «Тройки Диалог» Алексея Матвеева. Представитель Natural Gas-Stream Дуза Прави Валерин (Dsouza Pravi Valerin) поставил на документе факсимиле. В Узбекистане этого Валерина никто не видел, уверяет чиновник из кабмина.

Первый кредит российского банка к 2019 году был выплачен, но в мае 2019 года кабмин в своем постановлении сообщил, что достигнута договоренность о получении у европейский дочки банка нового кредита в 176,5 млн евро.

Слишком дорогие подрядчики

К подрядчикам национальной программы у чиновников были и другие претензии. Национальное агентство проектного управления (НАПУ) при президенте Узбекистана еще в середине 2018 года требовало «обосновать и привести в соответствие» стоимость бурения скважин по контрактам с Eriell, указывая, что цена при одинаковой глубине и проекте продолжительности бурения варьируется в несколько раз, а также обосновать стоимость капитального ремонта, так как программы подрядчиков в несколько раз дороже идентичных работ у местных подрядчиков. НАПУ советовало приостановить действие контрактов и пересчитать расходы, что и было сделано. Но после проверки проблемы начались у самого агентства: в январе этого года указом президента НАПУ лишилось большей части своих полномочий, в том числе по анализу тендерной документации иностранных компаний, а его глава Дмитрий Ли был отстранен от контроля за процессами, происходящими в «Узбекнефтегазе», утверждают собеседники «Открытых медиа» в правительстве Узбекистана и добывающих компаниях.

Некоторые высокопоставленные чиновники считают, что Eriell заработала на подрядах слишком много. По условиям контракта, с текстом которого ознакомились «Открытые медиа», компании группы были обязаны привлечь к работам в качестве субподрядчиков сервисных дочек «Узбекнефтегаза». Именно эти, существующие еще с советских времен предприятия, фактически проводили все буровые работы по программе, утверждали узбекские СМИ. То, что структуры «Узбекнефтегаза» выполнили основной объем работы по контрактам, подтверждает источник «Открытых медиа» в кабмине. При том, что генподрядчик получил по контракту $1,71 млрд, субподрядчикам, выполнявшим работы, он выплатил $250−300 млн в пересчете с национальной валюты", — утверждает собеседник «Открытых медиа». При этом дочерние компании «Узбекнефтегаза» находятся в плачевном состоянии, напоминает он. По данным аудита, проведенного Boston Consulting Group (BCG) в 2018 году, на буровых используется оборудование еще 90-х годов, и большая его часть находится в неудовлетворительном состоянии.

«То, что управляющая проектом „Natural Gas Stream“ и подрядчики программы связаны с кредитующим её „Газпромбанком“, создает предпосылки к возникновению конфликта интересов. Эта схема означает, что взаимосвязанный кредитующий банк и подрядная организация гарантируют себе прибыль, не зависимо от результативности работ и рентабельности проекта для государства», — считает чиновник министерства энергетики Узбекистана.

BCG в своей концепции развития добычи углеводородов в республике рекомендует пересмотреть существующие инвестпроекты «Узбекнефтегаза», называя их невыгодными и даже опасными для экономики республики.

Что изменится для «Газпрома»

На втором этапе госпрограммы по увеличению добычи предполагается пробурить и обустроить как минимум 422 газовые и нефтяные скважины, построить сопутствующую инфраструктуру. Точная стоимость работ пока не определена, но очевидно, что она будет не ниже, чем в первом этапе, говорит чиновник кабмина.

Авторы доклада межведомственной рабочей группы рекомендовали рассмотреть несколько вариантов реализации второго этапа программы, и все они не выгодны для структур «Газпрома», следует из документа. Одно из предложений — реализовать второй этап программы без участия СП Natural Gas-Stream и «подрядных организаций первого типа», силами предприятий «Узбекнефтегаза». Более того, рабочая группа предлагает пересмотреть действующие контракты с Natural Gas-Stream по первому этапу, убедились «Открытые медиа».

Другое предложение — распределить работы по второму этапу как минимум между пятью международными нефтесервисными компаниями по цене как минимум на 30% ниже, чем на первом этапе.

Еще один вариант вообще может привести к отмене программы: участники рабочей группы предлагали повторно рассмотреть целесообразность реализации программы и составить новый план геологоразведки и разработки с привлечением международных инвесторов.

Решение по схеме реализации второго этапа будет принято в ближайшее время, сказал «Открытым медиа» чиновник кабмина Узбекистана. При этом он, а также собеседники «Открытых медиа» в министерстве энергетики республики и нефтегазовых компаниях, признают, что полностью отстранить структуры «Газпрома» от программы не удастся, хотя его схемы работы и невыгодны для республики. У российского концерна слишком хороший административный ресурс, сходятся они во мнении.

«Открытые медиа» отправили запросы участникам программы по увеличению добычи, в том числе в министерство энергетики Узбекистана, «Узбекнефтегаз» и Eriell, но ни от кого не получили ответов. Как рассказали «Открытым медиа» несколько правительственных чиновников, министр энергетики Алишер Султанов, председатель совета директоров Eriell Фазылов и председатель правления «Узбекнефтегаза» Бахидоржон Садыков в конце прошлой недели с копиями запросов вылетели в Москву чартером для консультаций с российскими партнерами. Получить официальное подтверждение этой информации не удалось.

Нефтегазовый хоккей

Как и у любого крупного промышленного холдинга, у Eriell есть социальные проекты. Группа финансирует развитие хоккея и в России, и в Узбекистане. Она — один из основных спонсоров КХЛ, которую возглавляет миллиардер, президент хоккейного клуба СКА Геннадий Тимченко, а также генеральный спонсор московского хоккейного клуба «Спартак». Источник, близкий к клубу, рассказал «Открытым медиа», что Eriell тратит на «Спартак» больше 1 млрд рублей в год.

В Узбекистане Eriell пока единственная из крупных компаний инвестирует в хоккей. Группа построила в ледовую «Хумо-арену» в Ташкенте, оцениваемую экспертами в 175 млн евро. Председатель правления Eriell Фазылов возглавляет Национальную федерацию хоккея, в заместителях у него — Гафуров, на которого оформлены офшорные компании «Газпромбанка», и Кирилл Матвеев, сын зампреда правления «Газпромбанка» Алексея Матвеева, того самого, чья подпись стоит на кредитных договорах с Natural Gas-Stream. «Они [Фазылов и его приближенные] всеми своими действиями нам показывают, что у них есть крыша, мол, вы не с нами будете иметь дело, а с ними, с россиянами», — объясняет увлечение группы хоккеем высокопоставленный чиновник правительства.

В России компании Eriell и «Стройтранснефтегаз» (Геннадий Тимченко) входят в число крупнеших подрядчиков «Газпрома»: Eriell бурит скважины на Ямале («Новый Порт»), а Стройтранснефтегаз участвовала в строительстве газопровода «Сила Сибири».