Юрию Чайке плохо летается

Генеральный прокурор рассказал о серьезных проблемах в российской авиации. Пилотов готовят некачественно, а чиновники работают формально.
30.05.2019
Крушение самолета Sukhoi Superjet 100 при посадке в «Шереметьево» стало следствием серьезных проблем в авиационной отрасли России, заявил генеральный прокурор Юрий Чайка на «правительственном часе» в Госдуме. По его словам, Генпрокуратура уже несколько лет требует от уполномоченных органов и авиапредприятий решения этих проблем.

В частности, госпрограмма обеспечения безопасности полетов в России не соответствует международным требованиям. Чайка напомнил, что программа не обновлялась с 2008 г., а в России нет чиновника, ответственного за ее реализацию. Кроме того, не определены целевой и приемлемый уровни безопасности полетов.

Минтранс до сих пор не разработал все необходимые правовые акты о сертификации авиатехники, ее производителей и подготовке персонала, констатировал Генпрокурор. «Не утверждены правила наземного и технического обслуживания воздушных судов, требования к их летной годности, типовые профессиональные программы в области подготовки авиаспециалистов», – возмутился Чайка.

С 2017 г. по итогам прокурорских проверок от полетов были отстранены 550 пилотов, аннулировано 160 летных свидетельств, прекращена деятельность двух авиационных учебных центров. В ходе проверок вскрывались «факты неполного прохождения летным персоналом программ подготовки, отсутствия в образовательных организациях необходимого кадрового и материального обеспечения».

Кроме того, Генпрокуратура выявила более 400 гражданских самолетов с изменениями типовой конструкции без исследований и сертификационных работ. Росавиация, по словам Чайки, зачастую формально осуществляет контроль за деятельностью авиакомпаний. В России остро стоит вопрос качества профессиональной подготовки пилотов, заключил генпрокурор.

Представители Минтранса и Росавиации отказались прокомментировать «Ведомостям» заявления генпрокурора.

Самолет SSJ100 авиакомпании «Аэрофлот», следовавший из Москвы в Мурманск, совершил аварийную посадку в «Шереметьево» вечером 5 мая. По предварительным данным, после взлета в лайнер попала молния, что привело к проблемам с электроникой на борту. Командир воздушного судна принял решение вернуться в аэропорт вылета. Во время посадки самолет ударился о взлетно-посадочную полосу и загорелся. В результате крушения погиб 41 человек.

Губернатор Хабаровского края Сергей Фургал 29 мая заявил, что загоревшийся SSJ100 был полностью исправен, причиной катастрофы стал человеческий фактор. Такой вывод, по словам губернатора, содержится в заключении Росавиации. Оно поступило в администрацию Хабаровского края, поскольку самолеты SSJ100 собирают на заводе в Комсомольске-на-Амуре. «Аэрофлот» назвал заявление Фургала «неприкрытой попыткой оказать давление» на следствие.

Ранее Росавиация сообщила, что экипаж самолета Sukhoi Superjet 100 совершил несколько ошибок при заходе на посадку. В частности, пилоты вопреки инструкции не выпустили тормозные щитки во время снижения самолета.