Юрист: у Украины есть основания добиться справедливости в Стокгольмском арбитраже

В ответ на газовый шантаж России Украина подает иск в Стокгольмский арбитраж.
16.06.2014

Предмет спора будет беспрецедентным – с учетом его влияния на энергетическую безопасность всего европейского региона. Об особенностях рассмотрения газового дела в Стокгольме УНИАН рассказал президент Укринюрколлегии Даниил Курдельчук.

Даниил Маркович, в ходе последнего – пятого – раунда газовых переговоров в трехстороннем формате Украина-Россия-ЕС, который состоялся 11 июня в Брюсселе, стороны так и не достигли договоренностей. Россия предложила скидку в размере 100 долларов, которую Украина считает «политической» и настаивает на рыночной стоимости в 268 долларов. Министр топлива и энергетики Юрий Продан заявил, что на сегодняшний день «единственный механизм урегулирования ситуации – Стокгольмский арбитражный суд». О готовности иска он же заявлял еще 28 мая. Время не упущено, процедура подачи иска соблюдена?

В суд нельзя пойти раньше соблюдения процедуры, а позже – абсолютно нормально, отложить – всегда можно. Истец может иск и немного позже подать.

Сколько времени может занять арбитражное рассмотрение?

Согласно внутренним документам Стокгольмского арбитража, срок определен в 6 месяцев. Но это – теория, так как практически не одно дело, а только в моей практике их было два, за такой срок не решается. Процедура может занять несколько лет. По самым скромным подсчетам – 1,5-2 года. И это был бы идеальный вариант. Не исключено, что все может растянуться и на 5 лет. Судебные дела всегда долго тянутся, а особенно такие, потому что масса экспертиз, ходатайств, откладываний рассмотрения.

Раз так долго будет длиться разбирательство, то как, в таком случае, будет решен вопрос с оплатой далее закупаемого газа и его ценой?

В арбитражном суде при рассмотрении дела стороны избирают одного супер-арбитра. И существует специальная процедура – именно он принимает решение, каким образом разрулить данную проблему. Это предусмотрено регламентом арбитража. А вынесенное им решение подлежит обязательному исполнению. Считается, что решение супер-арбитра – взвешенное, учитывающее обстоятельства дела, все аргументы сторон. Но к какой стороне оно будет ближе, никто в мире предугадать не может.

В какую сумму Украине обойдется арбитражное рассмотрение «газового» дела? Как известно, интересы «Нафтогаза» в суде будет защищать норвежская юркомпания Wikborg, Rein & Co. Ей уже заплачено за услуги 1,3 млн. евро. Контракт заключен до конца 2014 года. Какие еще счета могут возникнуть?

Меня что смущает: оплата услуг в 1,3 млн. евро до конца года – очень удачная для норвежцев. В делах такого типа подобная сумма фигурировала на более длительный период. Причем, у этой компании нет опыта работы в Стокгольмском арбитраже. Конечно, дело не терпело проволочек, но торопиться в подобных случаях не нужно.

Сумма дополнительных расходов будет значительно отличаться от уже выделенной. Все остальные затраты будут на порядок ниже. Пугаться особо не нужно.

Иск подается в арбитраж только по уплате долга. Мы погасили обязательства перед «Газпромом» в том объеме, который считаем справедливым и не оспариваемым. Россия придерживается другого мнения. Могут возникнуть проблемы в этом вопросе для Украины?

Да, по цене 268 долларов мы оплатили долг за первый квартал. Вопрос оплачиваемого тарифа в таких разбирательствах возникал много раз. Но ведь спор и есть суть разбирательства, с этого момента оно и начинается. Стороны всегда отстаивают свою позицию. Я считаю, что оплата по тарифу 268 долларов за тысячу кубов газа – приемлемое условия для того, чтобы арбитры не посчитали, что якобы Украина злоупотребляет своим положением, или уклоняется от выполнения обязательств. Мы, во всяком случае, считаем цену оплаты справедливой, и она действительно таковой является за первый квартал. Этого достаточно при подаче иска.

Президент РФ Владимир Путин заявил, что не понимает, почему Украина отказывается от цены в 385 долларов за тысячу кубов с учетом 100-долларовой скидки. И пригрозил: «если наши предложения будут отвергнуты, значит, мы перейдем в совершенно другую стадию». «Газпром», кроме как перекрыть газовый вентиль, может предпринять ответный судебный шаг?

Суть заявления Путина заключается в традиционной позиции России – давление силой. Но Украина, в принципе, по своей вине оказалась в странной ситуации. Еще в 2009 году, когда Ющенко с Тимошенко (в то время президент Украины и премьер-министр соответственно, - УНИАН) подписывали в Брюсселе обязательство трансформировать энергосистему страны и разделить энергомонстра - «Нафтогаз» - на три структуры (что и сейчас планируется сделать правительством), то тогда предполагалось – по транзиту у нас будут отношения не с «Газпромом», а с покупателями, то есть, с Европой. Они должны были бы покупать газ на границе России и Украины, а рассчитываться за транзит с нашей страной. И это было идеально, но, не пойдя на такой шаг, мы сами себя загнали в ловушку. А это дает возможность, честно говоря, немного шантажировать. Я это оцениваю как злоупотребление силой. Арбитры не любят демонстрации мускул.

То есть, это может сыграть не в пользу «Газпрома»?

С моей точки зрения, психологически должно сыграть. Ведь такие угрозы касаются и конечных потребителей газа, европейцев.

Кстати, ошибка в транзитном вопросе была сделана и в 2006 году, когда впервые рассматривалось соглашение с РФ при почти идеальных для Украины условиях. Когда нам обещали платить 20-22 млрд. кубов газа за транзит (и при этом дополнительно давать еще и необходимый для прокачки объем технического газа – порядка 2 млрд. кубов), была нормальная привязка цены транзита к цене газа. Но Ющенко тогда все раскритиковал, говорил, что это – бартер, для Украины подобное невыгодно. И это соглашение разорвали. Именно оттуда беда и началась. И когда Ющенко ходил в суд по делу Тимошенко, то я смотрел на все и думал: если бы ты (Ющенко, – УНИАН) осознавал, что, в конечном итоге, положил начало всему происходящему, может, было бы как-то справедливей.

А политическая составляющая нынешней ситуации вокруг Украины – прямое военное вторжение России на территорию нашей страны, оккупация Крыма – повлияет на решение арбитража?

Мы не можем ни в футболе, ни, тем более, в энергетике угадать решение арбитра. Все зависит от конкретных людей. Но сказать, что политическая составляющая не влияет на решение, было бы самообманом.

То есть, у Украины есть шанс добиться справедливости?

У меня такое ощущение, что шанс есть. Более того, мы – группа юристов – вносили предложение обязательно обратиться в Стокгольмский арбитраж еще при газовых трениях во времена премьерства Николая Азарова. Но он говорил, что с Россией почти договорились и иск не нужен. Это была игра. Но основания уже тогда были, как и полагать, что Россия воздержится от судебного разбирательства.

России и на сегодня не выгоден Стокгольмский арбитраж?

Стокгольмский арбитраж – шведское право. И что в нем для нас важно, так это существование нормы – изменения на рынке являются основанием для пересмотра условий контракта. Но не забывайте, что у нас два контракта – по поставкам и транзиту. И если в первом главное – «бери или плати», то во втором – нет этого обязательства. Тогда у судьи может возникнуть решение – давайте, и контракт по транзиту будем рассматривать на таких же условиях. Это может в какой-то степени повлиять на исход дела.

Арбитражные суды есть и в Париже, и в Вене, и в Гааге. Почему выбор пал на Стокгольмский?

В газовой сфере для Украины приемлемый именно Стокгольмский арбитраж – авторитетный, специализирующийся на таких делах. И шведское право – не худший вариант, чтобы разрешить возникший спор.

Несколько лет назад, при первых газовых спорах с Россией, среди экспертов ходило мнение, что и для самой России Стокгольмский арбитраж – тоже наилучшая площадка для газовых разбирательств. Для «Газпрома» все условия и правила этого суда наиболее мягкие, чем, к примеру, во Франции. Это так?

По большому счету, каждый имеет право на собственную точку зрения. Но мое личное ощущение, что рассмотрение дела в Стокгольме – приемлемый вариант для Украины.

Значит, будем делать ставку на победу…

Думаю, да.