Вымогали сообща, но не группой

За мошенничество в отношении "Аэрофлота" профсоюзным лидерам грозит до шести с половиной лет заключения.
05.03.2015
В Мещанском райсуде Москвы начались прения по делу исполнительного директора Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС) Алексея Шляпникова, вице-президента профсоюза Валерия Пимошенко и бывшего летчика "Аэрофлота" Сергея Кнышова. Их обвиняют в вымогательстве 30 млн руб. у летного директора "Аэрофлота" за обещание снижения расходов компании на выплаты пилотам. Прокурор попросил приговорить подсудимых на сроки от пяти с половиной до шести с половиной лет заключения.

В начале прокурор напомнила, что уголовное дело в отношении подсудимых Шляпникова, Пимошенко и Кнышова было возбуждено московским межрегиональным следственным управлением на транспорте СКР в октябре 2013 года по заявлению руководства компании "Аэрофлот".

В июле 2013 года представители ШПЛС добились в Мосгорсуде признания законности решения государственной инспекции труда по Москве, обязавшей "Аэрофлот" выплатить всем работникам летного состава свыше 1 млрд руб. за работу в 2011-2012 годах в ночное время, а также в особо вредных и опасных условиях. Но, по версии гособвинителя, господа Шляпников и Пимошенко с августа 2013 года стали предлагать летному директору ОАО "Аэрофлот" Игорю Чалику уменьшить выплаты. Речь шла об "экономии" 400 млн руб., за что сами переговорщики просили в качестве отката 100 млн руб. Господин Чалик заявил об этом в ФСБ, после чего все его переговоры с профлидерами уже проходили под контролем оперативников.

Игорю Чалику удалось снизить сумму отката до 30 млн руб. и договориться, что первый транш 10 млн руб. он положит в депозитарную ячейку банка ВТБ 24 на Мясницкой улице. С этими деньгами Алексея Шляпникова и Валерия Пимошенко задержали возле банка 19 октября 2013 года. А вскоре после этого был задержан и бывший летчик Кнышов, также принимавший участие в переговорах с Игорем Чаликом. Всем было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой).

Однако выступившая в прениях прокурор попросила переквалифицировать обвинение на менее тяжкое, заменив в нем квалифицирующий признак в виде "организованной группы" на "предварительный сговор". С учетом этого она предложила приговорить подсудимых Шляпникова к шести с половиной годам, Пимошенко к шести, а Кнышова к пяти с половиной годам колонии общего режима. Ранее им грозило до десяти лет заключения. Подсудимые, находящиеся под домашним арестом, не согласились с этим, считая себя ни в чем не виновными.

Как рассказал "Ъ" адвокат обвиняемого Шляпникова Михаил Макаров, защита настаивала на том, что уголовное дело построено на провокации. Якобы руководство "Аэрофлота", чтобы не платить 1 млрд руб., само предложило профсоюзным деятелям провести переговоры о заключении нового трудового договора, в рамках которого доходы пилотов со временем будут увеличены. Но профсоюзные лидеры требовали от руководства авиакомпании еще и выплаты значительной компенсации за незаконное, как установил суд, увольнение Сергею Кнышову. По версии защиты, это и были те самые 10 млн руб., которые они забрали из банковской ячейки.

Однако Сергей Кнышов, выступая в суде, дистанцировался от своих попечителей, заявив, что компенсацию "Аэрофлот" выплатил ему еще летом 2013 года. Представители защиты и "Аэрофлота", признанного потерпевшей стороной, выступят в прениях 10 марта.