ВВБ не выдержал финансового климата Крыма

ЦБ РФ лишил лицензии еще один "крымский банк".
10.04.2018
Банк России отозвал лицензию у среднего крымского банка ВВБ спустя четыре месяца после ввода временной администрации. По информации “Ъ”, банку искали санатора, но безуспешно. Крупные крымские банки уже получили опыт санации и пока ввязаться в оздоровление не готовы. Банки, не представленные на полуострове, приходить в Крым не торопятся, опасаясь санкций. По мнению экспертов, история ВВБ показала, что, кроме крупнейших РНКБ и «России», банкам в Крыму рассчитывать на помощь регулятора не стоит.

В понедельник Банк России сообщил об отзыве лицензии крымского банка ВВБ (г. Севастополь). «Деятельность руководства ВВБ привела к образованию на балансе кредитной организации значительного объема проблемных активов и имущества, учтенного по завышенной стоимости,— отмечается в сообщении ЦБ.— В декабре 2017 года оказался неспособен исполнять требования кредиторов. В целях защиты интересов кредиторов и вкладчиков банка, с учетом его значимости для Республики Крым и города Севастополь была назначена временная администрация по управлению банком и введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов».

ВВБ (бывший «Ярославич») — коммерческий банк, обосновавшийся в Севастополе в октябре 2015 года и являющийся официально крымским банком. В мае 2016 года присоединил к себе банк «Верхневолжский». С этого момента банк активно развивал сеть на полуострове, увеличив ее более чем до 20 отделений и нарастив объем средств физлиц с 1,6 млрд руб. до более чем 10 млрд руб.

ЦБ ввел временную администрацию в ВВБ 12 декабря 2017 года. Изначально, по словам собеседников “Ъ”, знакомых с ситуацией, ЦБ планировал найти для ВВБ санатора. На эту роль рассматривались крупнейшие игроки в Крыму — РНКБ и банк «Россия». Однако каждый из них уже имеет санируемые банки — Крайинвестбанк и Генбанк соответственно, и желания взять на оздоровление еще и ВВБ ни один из них не испытывал, указывают собеседники “Ъ”. В РНКБ отказались от комментариев по данному вопросу, в «России» не ответили на запрос “Ъ”. «Желающих из числа банков, не представленных в Крыму, также не нашлось,— указывает один из собеседников “Ъ”.— Слишком велик риск санкций, а рынок выглядит уже не так заманчиво».

В итоге ЦБ пришлось сначала продлить мораторий на удовлетворение требований кредиторов, благодаря которому вкладчики имели возможность получить страховое возмещение, а после исполнения обязательств перед ними отозвать лицензию. На момент введения в банк временной администрации объем средств физлиц в нем составлял 10,7 млрд руб., на 1 марта 2018 года (последняя доступная отчетность) всего — 635 млн руб. Объем средств компаний, размещенных в ВВБ, был незначительным — менее 300 млн руб. на момент введения временной администрации.

По мнению экспертов, потеря ВВБ несущественна для Крыма, но показывает, что исключений для рядовых банков полуострова регулятор больше делать не готов. «ВВБ не являлся опорным банком для Крыма, на полуострове в сравнении с крупными представителями местного банковского сектора он был средним,— говорит управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.— До 90% всех банковских услуг в регионе приходится на РНКБ, "Россию", Генбанк». По его словам, можно предположить, что руководство ВВБ сделало основную ставку на развитие в Крыму, поскольку в тот период времени правительство уделяло большое внимание поддержке развития в регионе, в том числе и банковского сектора. «Но уже сейчас понятно, что концентрация трех сильнейших банков в Крыму на текущий момент, похоже, устраивает и правительство, и регулятора,— продолжает эксперт.— Учитывая, что в регионе по-прежнему много неразрешенных проблем, вкладывать средства в поддержку совсем небольших игроков нецелесообразно». Аналитик «Алор брокер» Алексей Антонов считает, что ЦБ уверенно отзывал лицензию у ВВБ, понимая, что большого урона экономике региона это не нанесет, зато некоторые теневые потоки капитала, возможно обналички, перекроет. «У ВВБ была довольно умеренная просрочка — от 2% до 7% в период с 2014 по 2018 год, можно предположить, что кредитная деятельность была неосновным источником дохода и велась рискованно»,— продолжает господин Антонов.